• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
01.02.2019

Законопроектом предлагается законодательно закрепить норму, согласно которой в случае приостановления или прекращения использования клиентом электронного средства платежа по инициативе оператора по переводу денежных средств, оператор по переводу денежных средств обязан в день такого приостановления или прекращения в порядке, установленном договором, предоставить клиенту информацию о приостановлении или прекращении использования электронного средства платежа с указанием причины такого приостановления или прекращения.

23.01.2019

Законопроектом предлагается внести изменения в УПК РФ в части оформления и представления заявления о явке с повинной или оформления соответствующего протокола только в присутствии защитника. В случае принятия заявления о явке с повинной или оформления соответствующего протокола без участия защитника должны применяться средства видеозаписи хода сообщения лица о совершенном им преступлении.

18.01.2019

Законопроект подготовлен с целью создания законодательных предпосылок для затруднения приобретения в первую очередь алкогольной, но также и табачной продукции. Предлагается установить федеральным законом, что розничная торговля алкогольной и табачной продукцией может осуществляться исключительно в специализированных магазинах, в которых, кроме названной продукции (и сопутствующих табаку товаров), не будет продаваться ничего.

Все статьи > Нарушение договора международной купли-продажи товара: средства правовой защиты, общие для обеих сторон (Трояновский А.В.)

Нарушение договора международной купли-продажи товара: средства правовой защиты, общие для обеих сторон (Трояновский А.В.)

Дата размещения статьи: 10.07.2015

Нарушение договора международной купли-продажи товара: средства правовой защиты, общие для обеих сторон (Трояновский А.В.)

Система средств правовой защиты в случае нарушения договора международной купли-продажи товаров, порядок их реализации составляют существенную часть тех отношений, регулирование которых осуществляется Венской конвенцией 1980 г. В настоящей статье рассмотрим средства, которые применяются для защиты интересов обеих сторон договора.

Приостановление исполнения в случае нарушения договора до наступления срока исполнения
В случаях предвидимого нарушения одной из сторон договора своих обязательств ст. 71 Конвенции позволяет другой стороне приостановить исполнение. Это допустимо в случае, когда "становится видно, что другая сторона не исполнит значительную часть своих обязательств" в результате:
a) серьезного недостатка в ее способности осуществить исполнение или в ее кредитоспособности; или
b) ее поведения по подготовке исполнения или по осуществлению исполнения договора.
В том случае, когда предвидимость неисполнения со стороны покупателя становится очевидной уже после отправки товара продавцом, п. 2 ст. 71 резервирует среди средств правовой защиты продавца возможность воспрепятствовать передаче товара покупателю, даже если покупатель располагает документом, дающим ему право получить товар, со специальной оговоркой о применимости настоящего пункта исключительно к правам на товар в отношениях между покупателем и продавцом.
Однако в силу п. 3 ст. 71, если нарушившая сторона предоставляет достаточные гарантии исполнения своих обязательств, сторона, приостанавливающая исполнение, должна продолжить осуществление исполнения.
Расторжение договора в случае предвидимого существенного нарушения
В соответствии со ст. 72, если предвидимое неисполнение составляет существенное нарушение договора, сторона, права и интересы которой нарушены, может заявить о расторжении договора. Тем не менее, если позволяет время, должно быть направлено разумное извещение другой стороне, с тем чтобы дать ей возможность предоставить достаточные гарантии исполнения ею своих обязательств. В последнем случае расторжение договора невозможно, если только другая сторона не заявила, что она не будет исполнять свои обязательства.
Расторжение договора в отношении неисполненной партии
Статья 73 касается нарушений договоров, предусматривающих поставку товара партиями. Если, в случае когда договор предусматривает поставку товара отдельными партиями, неисполнение одной из сторон каких-либо из ее обязательств в отношении любой партии составляет существенное нарушение договора в отношении этой партии, другая сторона может заявить о расторжении договора в отношении этой партии. Также в случае оправданных оснований считать, что существенное нарушение договора будет иметь место в отношении будущих партий, сторона может заявить о расторжении договора на будущее при условии, что она сделает это в разумный срок.
Более того, если по причине взаимосвязи партий товара они не могут быть использованы для цели, предполагавшейся сторонами в момент заключения договора, покупатель, который заявляет о расторжении договора в отношении какой-либо партии товара, может одновременно заявить о его расторжении в отношении уже поставленных или подлежащих поставке партий товара.
Требование возмещения убытков
Требование возмещения убытков является одним из самых эффективных средств правовой защиты, одновременно выступая формой договорной ответственности stricto sensu. Пожалуй, ущерб характерен для нарушения любого масштаба, независимо от того, достигло ли оно уровня существенного нарушения или нет. Именно этим и обусловлено место требования возмещения убытков среди центральных средств правовой защиты, предусмотренных Конвенцией.
Статьи 45 и 61 Конвенции содержат идентичные положения (подп. b п. 1 обеих статей), закрепляющие, что покупатель или продавец, если обязательство перед ними нарушено их контрагентом, имеют право на возмещение убытков от такого нарушения, как предусмотрено ст. ст. 74 - 77 Конвенции, составляющими в совокупности целостную систему определения размера убытков пострадавшей стороны.
Статья 74 устанавливает общие правила компенсации убытков, применимые при любых нарушениях, как в случае расторжения договора, так и без него. Специальные ст. ст. 75 и 76 Конвенции регулируют возмещение убытков при расторжении договора (и прямо указывают на применимость ст. 74 Конвенции в этом случае), а ст. 77 устанавливает обязательство принимать меры к уменьшению суммы убытков (mitigation of loss).
Остановимся на рассмотрении этих статей подробнее.
Статья 74 устанавливает базовое правило исчисления размера убытков: они составляют "сумму, равную тому ущербу, включая упущенную выгоду, который понесен другой стороной вследствие нарушения договора. Такие убытки не могут превышать ущерба, который нарушившая договор сторона предвидела или должна была предвидеть в момент заключения договора как возможное последствие его нарушения, учитывая обстоятельства, о которых она в то время знала или должна была знать".
Более детальное рассмотрение приведенной дефиниции позволяет выделить два фундаментальных правила установления убытков.
Во-первых, в вопросах возмещения убытков Конвенция исходит из принципа строгой ответственности (strict liability): нарушитель обязательства несет ответственность за любые убытки, причиненные нарушением, независимо от его вины. Данное положение является логичным продолжением избранного в Конвенции подхода в вопросах конструирования договорной ответственности в традициях общего права - посредством категории средств правовой защиты. Стоит согласиться с А.В. Жарским, что "в отличие от систем права, использующих концепцию вины, [Конвенция] не только не закрепляет данную категорию в основном ее проявлении, т.е. в качестве условия возникновения ответственности (возмещения убытков), но и не использует ее в побочных сферах" <1>.
--------------------------------
<1> Жарский А.В. Правовые последствия нарушения договора международной купли-продажи товаров: общая характеристика на основе Венской конвенции 1980 г. // Право и экономика. 2001. N 11. С. 41.

Во-вторых, положения ст. 74 формулируют принцип полной компенсации убытков, причиненных нарушением договора, как суммы, равной не только причиненному ущербу (прямые убытки), но и включающей упущенную выгоду, ограниченной, однако, требованием о предсказуемости ущерба (foreseeability) и обязательством принять разумные меры к уменьшению суммы ущерба (mitigation of loss - ст. 77 Конвенции).
Статья 75 регулирует ситуацию, когда покупатель произвел заменяющую закупку или продавец - продажу. Убытки в таком случае представляют собой "разницу между договорной ценой и ценой по совершенной взамен сделке, а также любые дополнительные убытки, которые могут быть взысканы на основании статьи 74". Это положение справедливо при условии, что закупка или перепродажа были совершены разумным образом и в разумный срок. В случае если заменяющая закупка или продажа не осуществлялись, ст. 76 предусматривает, что ущерб будет составлять "разницу между ценой, установленной в договоре, и текущей ценой на момент расторжения договора".
Более того, как указывалось выше, ст. 77 Конвенции возлагает на сторону, интересы которой нарушены, обязательство принять разумные при данных обстоятельствах меры к уменьшению суммы ущерба. Если она не принимает таких мер, то нарушившая договор сторона может потребовать сокращения возмещаемых убытков на сумму, на которую они могли быть уменьшены.
Уплата процентов
Помимо возмещения убытков, иной мерой договорной ответственности в строгом смысле слова, предусматриваемой Конвенцией, являются проценты.
Статья 78 Конвенции определяет порядок уплаты процентов, устанавливая практически безусловное право стороны на получение процентов при просрочке другой стороной любого денежного обязательства, которое возникает в отношениях между продавцом и покупателем. Данное право предоставляется потерпевшей стороне вне зависимости от того, реализовала ли она свое право на возмещение убытков, которым она может обладать в соответствии со ст. 74.
На первый взгляд, формула ст. 78 установлена в интересах продавца. Но отсутствие закрепления такого ограничения позволяет сделать вывод, что право на проценты в равной мере относится и к средствам правовой защиты покупателя. Так, покупатель имеет право на уплату процентов на цену, когда продавец обязан возвратить ее, считая с даты уплаты цены (п. 1 ст. 84).
Сформулированная слишком общим образом, статья 78, с одной стороны, характеризуется значительной гибкостью, а с другой - сталкивается с практическими проблемами своего применения. Такое пространное определение объяснимо большими расхождениями регулирования процентов в национальном праве, в результате которых они так и не получили единообразного регулирования. За исключением принципиального вопроса о праве на взыскание процентов с просроченной суммы, не удалось согласовать ни одного элемента применения данного института: размер ставки процентов, метод, место и время ее исчисления и др., - которые подлежат восполнению путем интерпретации механизма Конвенции, а также использования средств коллизионного регулирования.
Так, по мнению авторов комментария Венской конвенции, "отсутствие в Конвенции норм, касающихся определения ставки процентов годовых по просроченным денежным обязательствам, означает, что эти вопросы будут решаться в соответствии с применимым национальным правом" <2>.
--------------------------------
<2> Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров. Комментарий / Под ред. А.С. Комарова. М.: Юрид. лит., 1994. С. 181 - 182.

Но задача международной унификации права может быть достигнута в полной мере только тогда, когда и толкование унифицированных норм будет единообразным во всех государствах-участниках. Поэтому при толковании Конвенции (в том числе и ст. 78) необходимо исходить из положений ст. 7, восполняя вопросы, относящиеся к предмету регулирования Конвенции, которые прямо в ней не разрешены, в соответствии с общими принципами, на которых она основана, а при отсутствии таких принципов - в соответствии с правом, применимым в силу норм международного частного права.
Однако, как справедливо отмечает профессор А.С. Комаров, "использованию такого подхода мешает такой субъективный фактор, как то, что судье всегда легче применять то право, которое он лучше знает, т.е. свое национальное право. Поэтому на практике в случае сомнения зачастую предпочтение отдается национальному закону, вместо того чтобы заняться довольно сложной работой по выявлению возможности решить возникшую проблему, не выходя за пределы международного регулирования, путем применения общих принципов" <3>.
--------------------------------
<3> Комаров А.С. Восполнение пробелов Венской конвенции при разрешении споров (доклад на Конференции в ТПП РФ 8 декабря 2005 г.). М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 50.

В этом смысле в доктрине <4> и практике утверждается признание того, что воплощением общих принципов, на которых построена Конвенция, являются Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА, которые "становятся некоей чувствительной системой, которая мгновенно реагирует на динамично развивающуюся коммерческую практику" <5>. В связи с чем использование Принципов УНИДРУА, представляется, является оптимальным способ восполнения пробельности конвенционного регулирования. В частности, при определении размера процентов, предусмотренных ст. 78 Конвенции, могут быть использованы положения ст. 7.4.9 Принципов УНИДРУА: размер процентов годовых должен составлять среднюю банковскую ставку по краткосрочному кредитованию первоклассных заемщиков, превалирующую в отношении валюты платежа в месте платежа <6>, либо если такая ставка отсутствует в этом месте, то такую же ставку в государстве валюты платежа. При отсутствии такой ставки в любом из этих мест в качестве ставки процентов должна применяться соответствующая ставка, установленная законом государства валюты платежа.
--------------------------------
<4> См.: Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2004. М., 2006. С. X, XI; Вилкова Н.Г. Договорное право в международном обороте. М., 2002. С. 212; Розенберг М.Г. Международная купля-продажа товаров: Комментарий... М., 2010. С. 32 - 35.
<5> Сердюк И.В. Принципы УНИДРУА в рамках доктрины транснационального торгового права (lex mercatoria) // МПЧП. 2012. N 6. С. 23.
<6> Это положение созвучно предложениям Греции, Дании, Швеции, Финляндии дополнить проект Конвенции следующей новой ст. 73-бис: "Если сторона не уплачивает цену или любую другую просроченную сумму, другая сторона имеет право на получение процентов по ним по обычной ставке за коммерческие кредиты в месте нахождения своего коммерческого предприятия" // Официальные отчеты: Документы Конференции и краткие отчеты пленарных заседаний и заседаний главных комитетов. ООН. Нью-Йорк, 1981. С. 160.

К сожалению, несмотря на то что вопрос определения размера процентов может быть решен в рамках механизма Конвенции, отечественная арбитражная практика зачастую прибегает к национальному праву как субсидиарному статуту договорного обязательства <7>.
--------------------------------
<7> Так, в деле N 60/2004 при определении ставки процентов за пользование чужими денежными средствами учитывались два момента. Первый: в Венской конвенции отсутствуют предписания о размере ставки процентов, поэтому размер ставки определялся на основании нормы субсидиарного статута (ст. 395 ГК РФ). Второй: расчеты между сторонами в силу условий контракта осуществлялись в рублях. Соответственно проценты исчислены по ставке рефинансирования ЦБ РФ на день предъявления иска // Практика МКАС при ТПП РФ. Выпуск N 1. Решение от 22.01.07.

Освобождение от ответственности
Статья 79 исключает ответственность за неисполнение, вызванное препятствием вне контроля стороны договора, допустившей неисполнение своих обязательств.
Следует отметить, что правовая конструкция форс-мажорных обстоятельств в разных государствах различна. Стремясь дистанцироваться от национальных правовых традиций в конструировании обстоятельств освобождения от ответственности, Конвенция закрепляет понятие "препятствие вне контроля". Но при детальном рассмотрении данного института становится очевидным, что препятствия вне контроля имеют те же характеристики: объективность, непредвидимость и непредотвратимость - и выполняют те же функции, что и обстоятельства непреодолимой силы, известные, в принципе, любой правовой системе.
В то же время п. 2 ст. 79 содержит норму, незнакомую отечественному законодательству: "Если неисполнение стороной своего обязательства вызвано неисполнением третьим лицом, привлеченным ею для исполнения всего или части договора, эта сторона освобождается от ответственности только в том случае, если привлеченное ею лицо также было бы освобождено от ответственности, если бы положения указанного пункта были применены в отношении этого лица". В отличие от Конвенции, ст. 401 ГК России и ст. 617 ГК Украины прямо закрепляют, что нарушение обязанности со стороны контрагентов должника не является обстоятельством непреодолимой силы, а значит, и не освобождает от ответственности.
Реституция (возврат исполненного)
Возможность возврата исполненного до обращения к отдельным средствам правовой защиты упоминается в ст. ст. 81, 82 и 84.
В соответствии с п. 2 ст. 81 Конвенции в случае расторжения договора сторона, исполнившая договор полностью или частично, может потребовать от другой стороны возврата всего того, что было первой стороной поставлено или уплачено по договору. Причем покупатель обязан возвратить товар в том же по существу состоянии, в котором он его получил, в противном случае реституция будет сильно затруднена. Как отмечает А.В. Зарубин, "невозможность реституции при описываемых обстоятельствах обосновывается тем, что возврат имущества не обеспечит восстановления первоначального положения" <8>. Если обе стороны обязаны осуществить возврат полученного, они должны сделать это одновременно.
--------------------------------
<8> Зарубин А.В. Когда реституция невозможна // Юрист. 2008. N 12. С. 30.

Но до наступления реституции стороны могли пользоваться в течение определенного времени товаром либо уплаченными за него в качестве цены деньгами, что может принести определенные плоды. Статья 84 на этот счет содержит положение, что, если продавец обязан возвратить цену, он должен также уплатить проценты с нее, считая с даты уплаты цены (п. 1). В свою очередь согласно п. 2 ст. 84 покупатель должен передать продавцу весь доход, который покупатель получил от товара или его части.
Таким образом, требование возврата исполненного является эффективным средством правовой защиты, имеющимся в распоряжении сторон <9>.
--------------------------------
<9> В этой связи не можем согласиться с Г.В. Сичинавой, считающим, что "реституция является специальной санкцией, но не может быть определена как мера защиты гражданских прав и мера имущественной ответственности". По мнению исследователя, "возможность использования ее для защиты конкретных субъективных прав может явиться результатом факультативного совпадения с основной функцией - реакцией на нарушение правопорядка, но исходно она не направлена на защиту прав" // Сичинава Г.В. Ограничение применения реституции по российскому гражданскому праву: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2004. С. 4.

Заявление о расторжении договора
Среди действенных средств защиты обеих сторон и возможность заявления о расторжении договора в случае существенного нарушения договора контрагентом. Но существенное нарушение договора не единственная ситуация, при которой можно прибегнуть к расторжению договора как к средству правовой защиты. Альтернативной является ситуация, при которой было сделано Nachfrist извещение (т.е. установлен дополнительный срок для исправления исполнения), но, несмотря на это, должного исполнения не последовало; в таком случае также возможно заявить о расторжении договора.
Каковы последствия такого заявления о расторжении? Статьи 81 - 84 в данном вопросе очень наглядны.
Статья 81 предусматривает: "Расторжение договора освобождает обе стороны от их обязательств по договору при сохранении права на взыскание могущих подлежать возмещению убытков. Расторжение договора не затрагивает каких-либо положений договора, касающихся порядка разрешения споров или прав и обязательств сторон в случае его расторжения".
В первом предложении излагается правило о прекращении первичных обязательств по договору, что тем не менее не затрагивает право истребовать возмещение убытков, причиненных неисполнением договорных обязательств. Далее уточняется, что расторжение договора не влияет на согласованный сторонами в договоре порядок разрешения споров, а также на положения договора, касающиеся прав и обязанностей сторон в случае его расторжения. Примерами таких положений могут быть арбитражная оговорка либо положения о возмещении убытков.
Право покупателя заявить о расторжении договора непосредственно связано с его возможностью произвести возврат уже поставленного товара - это прямо указывается в ст. ст. 82, 83 и 84 (п. 2).
Итак, система средств правовой защиты, предусмотренная Конвенцией, образует действенный механизм правового реагирования, основное содержание которого направлено на обеспечение реального исполнения договора.

Список использованной литературы

1. Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров. Комментарий / Под ред. А.С. Комарова. М.: Юрид. лит., 1994. 320 с.
2. Жарский А.В. Правовые последствия нарушения договора международной купли-продажи товаров: общая характеристика на основе Венской конвенции 1980 г. // Право и экономика. 2001. N 11. С. 41.
3. Зарубин А.В. Когда реституция невозможна // Юрист. 2008. N 12. С. 27 - 34.
4. Комаров А.С. Восполнение пробелов Венской конвенции при разрешении споров (доклад на Конференции в ТПП РФ 8 декабря 2005 г.) // Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: практика применения в России и за рубежом / Отв. ред. А.С. Комаров. М.: Волтерс Клувер, 2007. 288 с.
5. Сердюк И.В. Принципы УНИДРУА в рамках доктрины транснационального торгового права (lex mercatoria) // Международное публичное и частное право. 2012. N 6. С. 22 - 24.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑