• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
19.04.2019

Законопроектом "О внесении изменения в статью 217 части второй Налогового кодекса Российской Федерации" предлагается установить, что суммы материальной помощи, не превышающие 4 000 рублей в год, выплачиваемые организацией, осуществляющей образовательную деятельность по основным профессиональным образовательным программам, студентам, аспирантам, адъюнктам, ординаторам и ассистентам-стажерам освобождаются от налогообложения.

08.04.2019

Законопроект "О жилищных субсидиях многодетным семьямнаправлен на улучшение демографической структуры современного российского общества и социально-экономического состояния государства. Кроме того, его принятие будет способствовать развитию сельской местности на территории России, что является немаловажным моментом на фоне сегодняшней урбанизации, то есть процесса роста городов, в связи с чем повышения удельного веса городского населения, возрастания роли городов во всех сферах жизни общества и преобладание городского образа жизни над сельским на всей территории страны.

30.03.2019

Законопроект направлен на установление новеллы, которая позволит обеспечить и защитить права и интересы вкладчиков, оказавшихся жертвами недобросовестных кредитных организаций, которые не включили указанных вкладчиков - физических лиц в реестр вкладчиков по различным причинам. Десятки тысяч добросовестных граждан нашей страны, лишившихся зачастую последних средств к существованию, будут иметь дополнительные гарантии защиты своих прав и могут быть уверены, что государство защитит их интересы и сбережения.

Все статьи > Нерасторжимость брака как культурообразующий принцип брачного права: выбор России на рубеже XIX - XX веков (Левшин Э.М., Иванова Л.Н.)

Нерасторжимость брака как культурообразующий принцип брачного права: выбор России на рубеже XIX - XX веков (Левшин Э.М., Иванова Л.Н.)

Дата размещения статьи: 24.04.2015

Нерасторжимость брака как культурообразующий принцип брачного права: выбор России на рубеже XIX - XX веков (Левшин Э.М., Иванова Л.Н.)

Если для современной российской семьи вопрос о месте проживания супругов решается как совместно, так и самостоятельно каждым супругом, то в дореволюционной России право женщины жить отдельно от супруга не было нормой ни светского, ни церковного права, но допускалось обычным правом. Неразрешенное законом, но зачастую имеющее место в действительности раздельное жительство супругов и последующие за этим трудноразрешимые правовые вопросы стали одной из причин разработки в период с 1897 по 1902 г. проекта нового Гражданского уложения.
Как известно, в настоящее время готовится проект нового Гражданского кодекса РФ, обсуждается предложение о повышении госпошлины за расторжение брака до 30 тыс. рублей, разрабатываются национальные программы социального развития. Введение новых норм, так же как и 100 лет назад, сопровождается дискуссиями и происходит в связи изменением социальной жизни и правосознания граждан. Обсуждение нормы о раздельном жительстве супругов на рубеже XIX - XX веков свидетельствовало о необходимости сохранить базовые ценности и найти новые формы правоотношений, способные обеспечить воспроизводство отечественной государственности и культуры. Именно принцип нерасторжимости брачного союза стал тем идейным стержнем, который определил направление и судьбу реформы семейного права в дореволюционной России.
"Семейное право более чем другие части гражданского права отражает национальные особенности и имеет глубокие корни в историческом прошлом народа", - указывали составители во введении к проекту семейного законодательства <1>. "Наше брачное право, - отмечал А.Ф. Кони, - страдает многими недомолвками и неясностями. Юридический элемент в нем разработан слабо, и его заменяют дидактические и нравоучительные сентенции расплывчатого характера, дающие повод к самым произвольным толкованиям" <2>. Многие нормы семейного права, содержащиеся в СЗГ, к концу XIX в. нуждались в пересмотре. Наибольшие изменения коснулись права супругов жить раздельно, норм о незаконнорожденных детях, их опеке и попечительстве.
--------------------------------
<1> Свод законов Российской империи. Т. XIV. СПб., 1903. Устав о паспортах и беглых. С. IV.
<2> Загоровский А.И. О проекте семейственного права // Журнал Министерства юстиции. 1903. Февраль. С. 244.

Во время разработки проекта в юридической печати шла дискуссия об одном из основных институтов семейного права - заключении и расторжении брака, которые пока еще не были представлены в нормах гражданского права и оставались под влиянием церкви.
Разработчики проекта стояли перед трудным выбором, по какому пути пойти: либо, устранив влияние церкви на брак, создать гражданское, светское законодательство, либо сохранить это влияние. По мнению А.И. Загоровского, брак - это институт гражданского права, и, следовательно, он должен быть регулируем нормами этого права, "цель которых удовлетворить требованиям разумного общежития, независимо от правил той или иной религии" <3>.
--------------------------------
<3> Д.Л. Проект правил о разрешении раздельного жительства супругов // Вестник права. 1899. N 9. С. 58.

С признанием брака институтом гражданского права Россия, являясь многонациональным государством, приобретала единообразие начал по основным вопросам брачного права.
Вместе с тем было очевидно, что регулирование брака только светским законодательством могло ослабить роль церкви в формировании национального единства, культуры и государства. Принимая это во внимание, разработчики проекта остались в рамках действовавшего брачно-семейного законодательства, где в ст. 90 Свода законов гражданских записано: "Каждому племени и народу, не выключая и язычников, дозволяется вступать в брак по правилам их закона, или по принятым обычаям, без участия в том гражданского начальства или христианского духовного правительства" <4>.
--------------------------------
<4> Свод законов Российской империи. Т. X. Ч. I. Свод законов гражданских. СПб., 1900. С. 280.

Проект Гражданского уложения вводил новую для того времени норму о раздельном жительстве супругов <5>, которая уже была принята законодательством некоторых европейских стран. "Так в первый раз явилась у нас законная возможность жене без расторжения брака и семейных прав уклониться от сожительства с мужем", - писал К.П. Победоносцев <6>.
--------------------------------
<5> Гражданское уложение. Кн. 2. Семейственное право. Проект (статей) с объяснениями, составленный редакционной комиссией. СПб., 1902. Ст. 112.
<6> Медушевская Н.Ф. Поиск духовных оснований в русской правовой мысли // История государства и права. 2007. N 14. С. 118.

Большая часть законотворческих инициатив по вопросам брака "исходила от верховной власти" <7>. В частности, в 1884 г. "высочайше утвержденным мнением Государственного совета было повелено министру юстиции безотлагательно разработать проект об условиях и порядке разрешения одному из супругов раздельного жительства". Предлагалось рассмотреть вопрос уже не о возможности, а об условиях и порядке разрешения раздельного жительства. "Вопрос о допустимости, - отмечал И. Гессен, - считался уже решенным", предстояло разработать только сами правила, регулирующие раздельное жительство <8>.
--------------------------------
<7> Гессен И. Раздельное жительство супругов // Право. 1911. N 50. С. 51.
<8> Борисенко Е. АРС - часть правовой культуры // Медиация и право. Посредничество и примирение. 2013. N 2 (28). С. 2760.

Проект в целом был готов к 1897 г., вынесен на рассмотрение Государственного совета в марте 1898 г., но принят не был <9>. В 1902 г. редакционная комиссия представила проект семейного права, который лишь систематизировал существовавшие правила и обобщил практику некоторых государственных учреждений. В частности, практику третьего отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии начиная с 1826 г., Департамента государственной полиции - с 1880 г., канцелярии прошений на имя Его Величества - с 1884 г., судебную практику волостных, окружных судов, мировых судей и судебных палат.
--------------------------------
<9> Правила о разрешении раздельного жительства супругов. СПб., 1898.

Разрабатывая нормы права о раздельном жительстве супругов, редакционная комиссия обобщила случаи невозможности продолжения совместной жизни супругов. В ст. 141 проекта были сформулированы основания раздельного жительства супругов: жестокое обращение с супругом или детьми, нанесение супругу тяжких оскорблений, "сифилитическая или иная прилипчивая отвратительная болезнь супруга, развратная или позорная жизнь его, постоянное пьянство или безрассудное и разорительное для семьи мотовство, а равно такая болезнь жены, при которой продолжение супружеского сожития представляется опасным для ее жизни и здоровья".
Обер-прокурор Святейшего Синода К.П. Победоносцев полагал, что законопроект должен быть отклонен без постатейного его рассмотрения. Он писал: "Раз ст. 103 не соблюдается, то пусть она остается в Кодексе, а нынешнее положение пускай остается таким, вместо того, чтобы его закон регулировал", и далее: "... пока существует нынешнее положение, неопределенное, которое в любой момент может быть отменено, оно является фактическим состоянием, прекарным. Закон его игнорирует и как бы сквозь пальцы смотрит. Пусть же это фактическое состояние существует, но зато будет сохранена видимость, что в нашем законе раздельное жительство не допускается" <10>. Отмечал, что итогом реформы будет отмена ст. 12 Устава о паспортах и предоставление замужним женщинам права самостоятельно, "не спрашивая согласия мужей, получать отдельные виды на жительство <11>. Поскольку 87% дел "имеет своим предметом ходатайство о выдаче жене вида на отдельное жительство" <12>, а не стремлением расторгнуть брак.
--------------------------------
<10> Гессен И. Раздельное жительство супругов // Право. 1911. N 49. С. 2844.
<11> Сальников В.П. Правовая культура // Общая теория государства и права: в 3 т. / Отв. ред. М.Н. Марченко. М., 2007. Т. 3. С. 2119.
<12> Свод законов Российской империи. Т. XIV. СПб., 1903. Устав о паспортах и беглых. С. 227.

Позицию К.П. Победоносцева поддержал Государственный совет, отклонив проект и указав, что раздельное жительство как правовой институт не может быть введен в законодательство. По сути, была принята норма, допускающая раздельное жительство супругов, но сохраняющая базовый принцип нерасторжимости брачного союза. Такое внешне противоречивое решение отвечало интересам государственности и социальной практики России.
Проект не вводил разлучения супругов от "стола и ложа", а устанавливал только правила раздельного жительства для целей "русской паспортно-полицейской практики" <13>. Проект неоднократно дорабатывался и в 1910 г. был представлен Святейшему Синоду. В этом варианте проекта супругам уже не предоставлялось право раздельного жительства. Синод указал, что не стоит даже упоминать о раздельном жительстве, а лишь отметить, что "дело идет о последствиях фактического разножительства" <14>.
--------------------------------
<13> Гумилев Л.Н. От Руси к России: Очерки этнической истории. М., 1992. С. 150.
<14> Гессен И. Раздельное жительство супругов // Право. 1911. N 49. С. 2845.

В 1911 г. появился новый законопроект под названием "Проект министра юстиции о некоторых изменениях и дополнениях действующих узаконений об отношении супругов между собой и к детям". Один из его разработчиков Ф.А. Вальтер на собрании Санкт-Петербургского юридического общества 29 ноября 1911 г. указывал: "Разрабатывая законопроект, мы отлично сознавали, что своей работой мы даем обществу далеко не то, чего от нас ждут. Но мы сделали, что могли. Было бы, вообще, явным преувеличением считать законодательное признание института раздельного жительства единственным целесообразным способом реформы архаизмов нашего права. Даже при юридическом при знании в законе института раздельного жительства необходима законодательная регламентация фактического раздельного жительства и вопросов, возникающих из него, - о содержании жены, о судьбе детей и т.д. Министерский законопроект... имеет множество недостатков. Но жизнью поставлена задача стремиться к облегчению развода. А в этой борьбе лучше, быть может, не иметь института раздельного жительства, чем иметь его" <15>.
--------------------------------
<15> "Проект министра юстиции о некоторых изменениях и дополнениях действующих узаконений об отношении супругов между собой и к детям" // Право. 1912. N 2. С. 111.

Законопроект 1911 г. не ввел нормы о раздельном жительстве супругов, а определил лишь взаимные права и обязанности раздельно проживающих супругов по отношению друг к другу и своим детям. На суд не возлагалась обязанность исследовать факт раздельного проживания супругов, а только рассматривать требования отдельно проживающего супруга о содержании жены и детей.
12 марта 1914 г. Государственной думой был принят Закон "О некоторых изменениях и дополнениях действующих узаконений о личных и имущественных правах замужних женщин и об отношениях супругов между собой и к детям", который завершил длинный путь попыток реформировать брачное право введением в него института раздельного жительства супругов. Норма, обязывающая к совместному проживанию, оставалась в силе. При этом ст. 103 устанавливала: "Требование о восстановлении совместной жизни может быть отклонено другим супругом, если совместная жизнь представляется для него невыносимой" <16>.
--------------------------------
<16> Закон от 12 марта 1914 г. "О некоторых изменениях и дополнениях действующих узаконений о личных и имущественных правах замужних женщин и об отношениях супругов между собой и к детям" // Право. 1914. N 14. С. 1160.

Закон так и не ввел предложенного ранее проектом правила, запрещавшего раздельное жительство супругов "на основании одного лишь их о том согласия". Изменился Устав о паспортах, теперь с 1914 г. "замужние женщины, независимо от возраста их, имеют право получать отдельные виды на жительство, не испрашивая на то согласия своих мужей" <17>. В результате реформы раздельное жительство супругов могло быть установлено или по воле одного из супругов (при наличии хотя бы одного из указанных в законе оснований), либо по взаимному согласию супругов.
--------------------------------
<17> Там же. С. 1162.

Изучение публикаций по проекту Гражданского уложения показало, что новация дореволюционного права о раздельном жительстве супругов столкнулась с главным препятствием для принятия новых норм в этой области права - принципом нерасторжимости брачного союза. Отстаивая незыблемость этого принципа, законодатель конечно же оберегал в первую очередь интересы государства.
В истории развития российского государства и права принцип нерасторжимости брака выполнял особенную - культурообразующую миссию. Так, в период создания российской государственности этот принцип наряду с другими святынями служил задачам формирования российского этноса и брачного права как социально-правового механизма воспроизводства в каждом очередном поколении самого этноса и его культуры. Принцип нерасторжимости брака обеспечивал внутриэтническое единообразие народа (как право народа быть самим собой), проживающего на территории России, и его отличие от других этносов. "И мы, и западноевропейцы всегда... различие ощущали, осознавали и за "своих" друг друга не считали" <18>. Этническая общность образовала государство лишь после того, как осознала себя "народной личностью" <19>. Этническая близость в отличие от этнического единства присуща человеку всегда. Ее ощущение "может быть отнесено к природе человека как инвариант" <20>. "Комплиментарность людей внутри этноса - явление не только социальное, но и природное" <21>.
--------------------------------
<18> Григоровский С. О разводе: историко-юридические очерки. СПб., 1911. С. 299.
<19> Пушкин С.Н. Этнодиалоги Льва Гумилева // Альманах "Этнодиалоги". 2012. N 2 (39). С. 131 - 142.
<20> Победоносцев К.П. Курс гражданского права. СПб., 1896. Ч. II. Права семейственные, наследственные и завещательные. С. 134.
<21> Там же. С. 137.

Принцип нерасторжимости брака в период, предшествующий разработке нового Гражданского уложения (1897 г.), служил уже не столько задаче формирования целостного этноса, сколько задаче формирования внутри этноса новых субъектов права - больших социальных групп - родов (родовых общин). Несмотря на внутренние разногласия самого этноса (внутренние войны, мятежи, восстания и т.п.), родовая община могла сохранять свою целостность и обеспечивать воспроизводство и государственности, и культуры своего этноса. Этот принцип, будучи принят законодателем, позволил "оправославить" государственность, государство стало в жизни российской этнической общности формой, совместимой с ее этническим общероссийским, многонациональным содержанием <22>.
--------------------------------
<22> Кони А.Ф. Собр. соч.: в 8 т. М., 1966. Т. 1. 366 с. Пушкин С.Н. Этнодиалоги Льва Гумилева // Альманах "Этнодиалоги". 2012. N 2 (39). С. 131 - 142.

В период разработки нового Гражданского уложения происходило развитие брачного права в связи с изменениями патриархальной (сложной) семьи. Новая, нуклеарная (простая) семья становится доминирующим субъектом саморегулирования брачных правоотношений. Принцип нерасторжимости брака по-прежнему служит задаче воспроизводства государственности и культуры, но уже в изменившихся социальных условиях нарастания разногласий внутри патриархальной семьи.
Наше время - это время кризиса традиционной семьи, поиск новых ее форм (таких как однополые браки, приемные семьи, суррогатное материнство и др.). Традиционно выстроенная семья уже не может обеспечить воспроизводство народа не только нужного российскому этносу качества, но и количества. Вероятно, с принятием нового Гражданского кодекса РФ начнется очередной период в истории брачного права, когда главным субъектом брачных правоотношений станет уже не семья, а личность, которая, формируясь в лоне отечественной правовой культуры, будет способна предложить новые формы саморегулирования брачных правоотношений.
Правовая культура - это средство и результат развития государства и личности как субъектов права. Правовые нормы обеспечивают правовую социализацию личности в обществе, лишь будучи "оживленными" правовой культурой <23>. Внутренняя форма правовой культуры характеризуется психическими процессами, состояниями и качествами личности, обеспечивающими правовое поведение, а внешняя (поведенческая, объективированная) проявляется в различных вариантах "социально справедливого", позитивного поведения <24>.
--------------------------------
<23> Бенедиктов Н.А. Русские святыни. М., 2000. С. 15.
<24> Там же; Бондарев А.С. Понятие правовой культуры // История государства и права. 2011. N 6. С. 13 - 17; Кобликов А.С. Юридическая этика: Учебник. М., 2009. 146 с.; Пушкин С.Н. Евразийские мыслители как носители традиций русской культуры в Европе // Русское зарубежье и славянский мир: сб. трудов / Сост.п. Буняк. Белград, 2013. С. 257 - 266.

В современном браке происходит соединение не только плоти, имущества, социальных привилегий, но и психологической идентичности лиц, испытывающих друг к другу чувство любви. Самоопределяющаяся личность стремится осуществить свои цели и миссию, верным ориентиром в очень сложном, динамичном социальном мире остается ее этническая (общероссийская) идентичность, сформированная под мощным влиянием общероссийских святынь и ценностей, в том числе принципа нерасторжимости брака, который, будучи "культурообразующим" принципом брачного права, по-прежнему обеспечивает целостность отечественной государственности и культуры. Великая роль этого принципа стала возможной лишь благодаря тому, что брачные правоотношения в России развивались в контексте существования особой евразийско-русской культуры и особого ее субъекта, как "симфонической личности". Именно потому, что Россия - "это особый единый "во множественности" культурный мир", это "область некоторой равноправности и некоторого "братания" наций, не имеющего никаких аналогий в междунациональных соотношениях колониальных империй", а русская культура - это "культуроличность" <25>. Именно русская культура с присущим ей "внутренним расколом, внутренней раздвоенностью" способна найти "выход в объединении противоположностей в одну целостность" <26> и "создать русский мировой порядок и русскую мировую цивилизацию" <27>.
--------------------------------
<25> Пушкин С.Н. Отечественная государственность в творчестве славянофильско-евразийских мыслителей // Государственность. 2012. N 1 (1). С. 264.
<26> Бенедиктов Н.А., Макарычев С.П., Шаталин Е.Н. Русская идея. Н. Новгород, 1993. С. 120, 126.
<27> Бенедиктов Н.А. Русские святыни.

Существующая крайне острая демографическая ситуация в стране свидетельствует о необходимости при разработке новых норм гражданского и семейного права учитывать и охранять этнические, социально-психологические культурообразующие механизмы саморегулирования брачного поведения личности. Проекты федеральных законов и социальных программ по улучшению здоровья населения и обеспечению "демографической" безопасности страны будут эффективны в той мере, в какой будет осознана огромная роль основополагающего - культурообразующего - принципа нерасторжимости брака в формировании правовой культуры брачных правоотношений российской семьи.

Литература

1. Свод законов Российской империи. Т. X. Ч. I. Свод законов гражданских. СПб., 1900 428 с.
2. Свод законов Российской империи. Т. XIV. СПб., 1903. Устав о паспортах и беглых. 195 с.
3. Гражданское уложение. Кн. 2. Семейственное право. Проект (статей) с объяснениями, составленный редакционной комиссией. СПб., 1902. 652 с.
4. Правила о разрешении раздельного жительства супругов. СПб., 1898. 8 с.
5. "Проект министра юстиции о некоторых изменениях и дополнениях действующих узаконений об отношении супругов между собой и к детям" // Право. 1912. N 2. С. 108 - 115.
6. Закон от 12 марта 1914 г. "О некоторых изменениях и дополнениях действующих узаконений о личных и имущественных правах замужних женщин и об отношениях супругов между собой и к детям" // Право. 1914. N 14. С. 1158 - 1162.
7. Бенедиктов Н.А., Макарычев С.П., Шаталин Е.Н. Русская идея. Н. Новгород, 1993. 130 с.
8. Бондарев А.С. Понятие правовой культуры // История государства и права. 2011. N 6. С. 13 - 17.
9. Борисенко Е. АРС - часть правовой культуры // Медиация и право. Посредничество и примирение. 2013. N 2 (28). С. 20 - 24.
10. Гессен И. Раздельное жительство супругов // Право. 1911. N 49. С. 2755 - 2767, N 50. С. 2842 - 2851.
11. Григоровский С. О разводе: историко-юридические очерки. СПб., 1911. 380 с.
12. Гумилев Л.Н. От Руси к России: Очерки этнической истории. М., 1992. 370 с.
13. Д.Л. Проект правил о разрешении раздельного жительства супругов // Вестник права. 1899. N 9. С. 141 - 153.
14. Загоровский А.И. О проекте семейственного права // Журнал министерства юстиции. 1903. Февраль. С. 55 - 109.
15. Кони А.Ф. Собр. Соч.: в 8 т. М., 1966. Т. 1. 366 с.
16. Кобликов А.С. Юридическая этика: учебник. М., 2009. 146 с.
17. Медушевская Н.Ф. Поиск духовных оснований в русской правовой мысли // История государства и права. 2007. N 14. С. 37 - 39.
18. Победоносцев К.П. Курс гражданского права. СПб., 1896. Ч. II. Права семейственные, наследственные и завещательные. 688 с.
19. Пушкин С.Н. Этнодиалоги Льва Гумилева // Альманах "Этнодиалоги". 2012. N 2 (39). С. 131 - 142.
20. Пушкин С.Н. Отечественная государственность в творчестве славянофильско-евразийских мыслителей // Государственность. 2012. N 1 (1). С. 37 - 54.
21. Пушкин С.Н. Евразийские мыслители как носители традиций русской культуры в Европе // Русское зарубежье и славянский мир: сб. трудов / Сост.п. Буняк. Белград, 2013. С. 257 - 266.
22. Сальников В.П. Правовая культура // Общая теория государства и права: в 3 т. / Отв. ред. М.Н. Марченко. М., 2007. Т. 3. С. 503 - 530.
23. Флейшиц Е. Новелла семейного права // Право. 1914. N 14. С. 1119 - 1123.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑