• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
19.04.2019

Законопроектом "О внесении изменения в статью 217 части второй Налогового кодекса Российской Федерации" предлагается установить, что суммы материальной помощи, не превышающие 4 000 рублей в год, выплачиваемые организацией, осуществляющей образовательную деятельность по основным профессиональным образовательным программам, студентам, аспирантам, адъюнктам, ординаторам и ассистентам-стажерам освобождаются от налогообложения.

08.04.2019

Законопроект "О жилищных субсидиях многодетным семьямнаправлен на улучшение демографической структуры современного российского общества и социально-экономического состояния государства. Кроме того, его принятие будет способствовать развитию сельской местности на территории России, что является немаловажным моментом на фоне сегодняшней урбанизации, то есть процесса роста городов, в связи с чем повышения удельного веса городского населения, возрастания роли городов во всех сферах жизни общества и преобладание городского образа жизни над сельским на всей территории страны.

30.03.2019

Законопроект направлен на установление новеллы, которая позволит обеспечить и защитить права и интересы вкладчиков, оказавшихся жертвами недобросовестных кредитных организаций, которые не включили указанных вкладчиков - физических лиц в реестр вкладчиков по различным причинам. Десятки тысяч добросовестных граждан нашей страны, лишившихся зачастую последних средств к существованию, будут иметь дополнительные гарантии защиты своих прав и могут быть уверены, что государство защитит их интересы и сбережения.

Все статьи > Особенности административно-правового регулирования оборота огнестрельного оружия в Российской империи в начале XX в. (Невский С.А.)

Особенности административно-правового регулирования оборота огнестрельного оружия в Российской империи в начале XX в. (Невский С.А.)

Дата размещения статьи: 28.04.2016

Особенности административно-правового регулирования оборота огнестрельного оружия в Российской империи в начале XX в. (Невский С.А.)

В последние годы очень активно обсуждается вопрос о либерализации правил оборота оружия в России, при этом ряд авторов пытается в обоснование свой позиции привести опыт Российской империи. Главная мысль подобных публикаций заключается в том, что в Российской империи не существовало особых ограничений на приобретение оружия. В частности, И.Л. Трунов утверждает, что "в царской России витрины магазинов изобиловали разнообразным оружием, без особых ограничений" <1>.
--------------------------------
<1> Трунов И.Л. Либерализация уголовной политики и легализация оружия самообороны - некоторые из критериев снижения преступности // Основные направления совершенствования системы предупреждения преступлений в Северо-Кавказском регионе: Материалы Межведомственной научно-практической конференции (19 мая 2009 г.). М., 2009. С. 95.

Однако анализ нормативных правовых актов и архивных материалов дает основание утверждать, что задолго до революционных событий начала XX в. в стране был установлен строгий разрешительный порядок продажи, приобретения, хранения и ношения оружия. В Российской империи большее значение в регулировании оборота оружия имело региональное законодательство. Если общероссийское законодательство определяло принципы оборота оружия, то региональное - очень подробно и детально его регламентировало. Регулирование торговли, хранения, ношения образцов оружия, не состоявших на вооружении армии (гражданское оружие), являлось компетенцией губернаторов (генерал-губернаторов, начальников областей). Они утверждали нормативные правовые акты, регламентировавшие оборот оружия на территории вверенных им губерний, областей, выдавали разрешение на право торговли, приобретения и ношения оружия.
В 1905 г. в империи были предприняты меры по унификации правового регулирования оборота огнестрельного оружия.
24 ноября 1905 г. императором было утверждено Положение Совета министров "О порядке хранения и продажи огнестрельного оружия" <2>, которое предоставило генерал-губернаторам, губернаторам и градоначальникам дополнительные полномочия по регулированию оборота оружия, что было вызвано революционными событиями 1905 г. Указанные должностные лица в местностях, не объявленных в исключительном положении, имели право при наличии чрезвычайных обстоятельств, угрожавших общественному порядку и спокойствию:
--------------------------------
<2> Полное собрание законов Российской империи. Собр. 3-е. Т. XXV (1905 г.). СПб., 1908. N 26963.

- издавать на срок не более трех месяцев обязательные постановления относительно порядка хранения и продажи огнестрельного оружия, кроме охотничьих образцов, а также припасов к нему и взрывчатых веществ;
- налагать собственной властью за нарушение означенных постановлений в административном порядке взыскания, не превышавшие трехмесячного ареста или денежного штрафа в размере пятисот рублей.
Данным Положением был также воспрещен привоз оружия, кроме охотничьих образцов, а также огнестрельных припасов из-за границы и из Великого княжества Финляндского как для личного пользования, так и для продажи, за исключением тех случаев, когда привозитель оружия или торговая фирма, на имя которой оно отправлено, предоставляли в таможенные учреждения особые разрешительные свидетельства от министра внутренних дел.
27 ноября 1905 г. (исх. N 5936) Министерство внутренних дел циркулярным письмом за подписью управляющего министерством П. Дурново уведомило о принятии указанного правового акта губернаторов, градоначальников и Варшавского обер-полицмейстера, направив им при этом в качестве образца разработанные Правила о пользовании оружием <3>.
--------------------------------
<3> Государственный архив Российской Федерации (далее - ГА РФ). Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 2 (при цитировании архивных документов сохранены по возможности их стиль и орфография).

В соответствии с указанными Правилами воспрещалось "всем без особаго на то разрешения полиции иметь и носить при себе огнестрельное оружие, патроны к нему и трости с вделанными в них потайными клинками". Однако данное правило не распространялось на охотничьи ружья и патроны. Лица, состоявшие на военной, полицейской и гражданской службе, получившие разрешение на ношение оружия при отправлении службы, должны были руководствоваться установленными для них "на этот предмет правилами".
Продажа огнестрельного оружия и патронов разрешалась только из магазинов и складов, имевших надлежащее разрешение на право торговли оружием.
Огнестрельное оружие и патроны, а также и другие к нему припасы могли быть проданы лишь лицам, представившим именное свидетельство на право покупки, выданное начальником местной полиции. В свидетельстве должно обозначаться количество разрешенного к приобретению оружия и боеприпасов <4>.
--------------------------------
<4> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 3.

Свидетельства на право по приобретению оружия и припасов к нему изымались у покупателя и должны были храниться в магазинах и складах, а по истечении года передаваться в местные полицейские управления.
Запрещалась продажа оружия, патронов и пороха малолетним, а также воспитанникам и воспитанницам средних и низших учебных заведений.
Лица, состоявшие на действительной военной службе, могли приобретать огнестрельное оружие, патроны и иные к нему припасы по разрешительным свидетельствам "подлежащих войсковых начальств или комендантских управлений" <5>.
--------------------------------
<5> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 3.

Владельцы магазинов и складов оружия обязывались вести особые, "за печатью местнаго полицейскаго управления", прошнурованные ("шнуровыя") книги, в которые должны были вносить сведения обо всем имевшемся у них и получаемом огнестрельном оружии и припасах, отмечая при этом подробно: когда, кому и какое оружие и припасы проданы, а также и адрес покупателя.
В указанных разработанных Министерством внутренних дел Правилах предусматривалось, что огнестрельное оружие, патроны и порох могли быть по распоряжению губернаторов в любое время изъяты из магазинов и складов, в "видах охранения их от разграбления, с передачею для временного хранения в помещениях, указанных Губернатором". В таких случаях оружие, патроны и порох сдавались полиции по описи, и правительство отвечало за утрату или порчу сданных предметов вооружения.
Управления оружейных заводов, хозяева оружейных мастерских, лица, изготавливавшие огнестрельное оружие, а также владельцы магазинов и складов оружия, получив иногородний заказ с приложением установленного свидетельства или сведений, удостоверявших право заказчика на производство торговли оружием, сообщали об этом, с приложением присланных документов, начальнику полиции по месту принятия заказа. Отправлять заказчику оружие и припасы они были вправе лишь после получения на это соответствующего разрешения. Начальник полиции, выдававший разрешение, обязан был незамедлительно уведомить об отправке вооружения полицейского начальника той местности, куда оружие или припасы направлялись.
Передача оружия и огнестрельных припасов от одного лица к другому допускалась с разрешения должностного лица, "коему предоставлено давать право на хранение его".
Лица, утратившие разрешенное им к хранению оружие, обязывались заявить об утрате в местную полицию в течение трех дней <6>.
--------------------------------
<6> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 3 об.

Воспрещалось без разрешения "подлежащих начальств или полиции" иметь и хранить у себя порох (за исключением необходимого для охоты), динамит и другие взрывчатые вещества.
Указанные Правила предусматривали ответственность за их нарушение. В частности, виновные в нарушении настоящих Правил, а равно лица, задержанные полицией с оружием, приобретенным до издания этих Правил, не испросившие соответствующего свидетельства, подвергались в административном порядке, по постановлениям подлежащих губернаторов и градоначальников, денежному штрафу до пятисот рублей или аресту до трех месяцев. Отобранное оружие, огнестрельные припасы, порох и взрывчатые вещества уничтожались.
Аналогичным взысканиям подвергались торговцы оружием, если в их магазинах и складах при проверке полицией не оказывалось в наличии количества оружия и огнестрельных припасов, указанных в книгах, и не было представлено "соответствующих недостатку разрешений на продажу, или же оружие и припасы окажутся в большем против указаннаго в книгах количества" <7>.
--------------------------------
<7> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 3 об, 4.

Министерство внутренних дел, проанализировав более чем трехлетний опыт применения указанных Правил, сделало вывод "о полной их целесообразности". При этом был выявлен ряд недостатков. В этой связи Министерством были переработаны Правила о пользовании оружием, утверждены министром внутренних дел П.А. Столыпиным 22 марта 1910 г., после чего 7 апреля 1910 г. направлены циркулярным письмом губернаторам, градоначальникам и Варшавскому обер-полицмейстеру "в виде образца, взамен сообщенных при циркуляре от 27-го Ноября 1905 года за N 5936" <8>.
--------------------------------
<8> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 27.

Следует отметить, что новые, переработанные, Правила о пользовании оружием более детально регламентировали оборот огнестрельного оружия, при этом ряд требований был ужесточен.
В них подтверждено требование о воспрещении "всем без особаго на то разрешения полиции иметь и носить при себе огнестрельное оружие и патроны к нему". Также отмечено, что правило это не распространялось на охотничьи ружья и патроны. Определено, что охотничьим ружьем признавалось только гладкоствольное, "безразлично к тому, имеется на нем прицел, или нет. Гладкоствольныя ружья центральнаго боя, а также переделанныя на гладкия из винтовок Бердана N 2 для стрельбы дробью, относятся к охотничьим ружьям". Однако укороченные "ружья Бердана, переделанныя под револьверныя патроны и имеющия нарезной ствол, равно как револьверы и пистолеты" в соответствии с указанными Правилами "ни в каком случае" к охотничьему оружию не относились <9>.
--------------------------------
<9> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 28.

В дополнение к положениям Правил, разработанных МВД в 1905 г., в Правилах 1910 г. содержался ряд новых положений.
Свидетельства на право приобретения револьверов были действительны лишь в течение одного года со дня их выдачи. По истечении этого срока лицо, желавшее приобрести револьвер, должно было получить новое свидетельство, "которое, при отсутствии серьезных к тому препятствий, выдается незамедлительно и, при том, безплатно" <10>.
--------------------------------
<10> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 28 об.

Выдача разрешений на право приобретения скорострельных ружей и автоматических пистолетов, а также ношения этих пистолетов, ограничивалась исключительными случаями. В Правилах дан перечень пистолетов, признаваемых автоматическими: пистолеты Браунинга и Маузера, а также следующих подходящих к сим пистолетам систем: Бергмана 1894 г., 1897 г., 1901 г. и 1903 г., Борхардта-Люгера, Габбет-Фейерфакса, Кольта-Браунинга, Манлихера 1901 г., 1904 - 1905 гг., Рита 1901 и 1904 гг., Скоуба, Дрейзе, Веблей-Скотта, Шварцлозе, Парабеллум, Пипер и др. <11>
--------------------------------
<11> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 28 об, 29.

В разрешительном свидетельстве на право приобретения револьвера должна быть обозначена лицом или учреждением, выдававшим свидетельство, система револьвера, а в свидетельстве на хранение револьвера - его система и номер.
Патроны с разрывными пулями допускались к выписке из-за границы только определенным лицам и лишь для охоты на крупного зверя <12>.
--------------------------------
<12> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 29.

В дальнейшем Министерство внутренних дел продолжило работу по регламентации оборота оружия. 8 декабря 1911 г. за подписью товарища министра внутренних дел И.М. Золотарева губернаторам, градоначальникам и Варшавскому обер-полицмейстеру было направлено секретное циркулярное письмо (N 20378), в котором говорилось, что со времени издания Закона от 24 ноября 1905 г. "в развитие этого Закона и Правил о пользовании оружием" Министерством внутренних дел в разное время были преподаны местным властям циркулярные указания, имеющие целью: "1) ограничить по возможности обращение среди неблагонадежнаго населения оружия, особенно, нарезного и усовершенствованных автоматических систем, приобретаемого как за границею, так и от местных оружейных фабрикантов, 2) установить возможно точную регистрацию находящагося в частной продаже и у отдельных лиц оружия, 3) подробно регламентировать порядок приобретения, сбыта и хранения предметов вооружения и 4) ограничить пользование таковыми известным контингентом лиц, действительно в нем нуждающимся по роду своей деятельности, по месту жительства, для промышленных или спортивных надобностей". При этом отмечено, что данные указания, как показала практика, "применялись в разных местностях неодинаково и разрешения на содержание оружия в некоторых местностях выдавались и выдаются не всегда с достаточной осмотрительностью" <13>.
--------------------------------
<13> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 51.

Далее в циркулярном письме от 8 декабря 1911 г. говорилось, что распоряжения Министерства внутренних дел, ограничивавшие выписку из-за границы оружия путем уменьшения просимого количества предметов вооружения, а также длительная переписка с местными властями по ходатайствам торговых фирм с целью выяснения действительной потребности в выписке оружии вызывали нарекания и жалобы "на стеснения по выписке" со стороны оружейных торговцев, отмечавших, что они лишены возможности своевременно удовлетворять требования лиц, получивших разрешение на содержание оружия <14>.
--------------------------------
<14> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 51.

Исходя из того, что "осмотрительная и осторожная выдача местными властями разрешений на право приобретения и хранения оружия, покоящаяся на твердых основаниях, исключающих возможность нахождения оружия в руках недостаточно благонадежнаго элемента и у лиц, не имеющих в нем необходимости" дает возможность Министерству внутренних дел разрешать незамедлительно возбужденные торговыми фирмами и частными лицами ходатайства о разрешении получения из-за границы оружия и припасов, было принято решение о пересмотре всех данных в различное время указаний Министерства внутренних дел, изложив их в виде Инструкции "секретнаго характера, содержащей сводку всех основных положений по выписке оружия из за границы и по выдаче свидетельств на право приобретения и хранения такового, дополнив эту Инструкцию указаниями опыта и практики самаго последняго времени" <15>.
--------------------------------
<15> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 51, 51 об.

Циркулярным письмом запрещалось опубликование указанной Инструкции, она должна была служить руководством для всех учреждений или лиц, выдававших разрешения на приобретение, хранение и выписку из-за границы оружия.
Однако отмечалось, что "в некоторых частях изменены и дополнены правила о пользовании оружием", подлежавшие опубликованию в виде обязательных постановлений для населения конкретных местностей.
Особо подчеркивалось, что Министерством внутренних дел признано "несоответственным" устанавливать какие-либо ограничения в пользовании охотничьим оружием. Лишь в целях его регистрации устанавливалась обязанность каждого лица, имевшего или вновь приобретавшего предметы вооружения этих образцов, заявлять об этом чинам полиции, которые выдавали заявителю "отрывной талон из особой книги на записку охотничьих ружей, удостоверяющий сделанную держателем ружья заявки" <16>.
--------------------------------
<16> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 51 об.

Рассмотрим более подробно содержание секретной Инструкции Министерства внутренних дел, содержавшей свод всех основных положений о правилах оборота оружия.
В первом разделе говорилось о нормативных правовых актах-узаконениях, на основе которых издавались обязательные постановления о пользовании оружием:
а) высочайше утвержденная 24 Ноября 1905 г. мемория Совета Министров (Собр. Узак. 1905 г. N 241. Ст. 1975);
б) ст. 421 Общ. Учр. Губ., Св. Зак., Т. II, изд. 1892 г.;
в) ст. 15 Положения о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия (прил. 1 к ст. 1 прим. Уст. пред. прест., изд. 1890 года).
Второй раздел секретной Инструкции именовался "Лица, выдающие разрешения на право приобретения и содержания оружия". В соответствии с ним:
- разрешения на право приобретения и содержания огнестрельного и холодного оружия выдавались губернаторами, градоначальниками и начальниками областей или по их уполномочию полицмейстерами, уездными исправниками, уездными начальниками и соответствующими им должностными лицами или начальниками жандармских полицейских управлений железных дорог и начальниками отделений;
- разрешения на право приобретения и содержание револьверов и пистолетов автоматических "усовершенствованных" систем и ружей тех же систем выдавались только губернаторами или лицами, их заменявшими;
- разрешения на право приобретения и содержания револьверов барабанных систем и ружей неавтоматических систем и холодного оружия выдавались исправниками или соответствующими им должностными лицами.
В Инструкции также давался перечень пистолетов, относившихся к автоматическим: пистолеты Браунинга и Маузера, а также следующих подходящих к сим пистолетам систем: Бергмана 1894 г., 1897 г., 1901 г. и 1903 г., Борхардта-Люгера, Габбет-Фейерфакса, Кольта-Браунинга, Манлихера 1901 г., 1904 - 1905 гг., Рита 1901 г., 1904 г., Скоуба, Дрейзе, Веблей-Скотта, Шварцлозе, Парабеллум, Пипер и др.;
- разрешения на право ношения холодного оружия при национальной одежде выдавались только губернаторами и лишь в исключительных случаях;
- разрешения на содержание оружия казенного образца и припасов к нему вообще не выдавались местными властями, а в исключительных случаях только Министерством внутренних дел (по Департаменту полиции) <17>.
--------------------------------
<17> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 52 об.

Третий раздел Инструкции устанавливал:
- порядок выдачи разрешений на право приобретения и содержания оружия и припасов к нему: на право содержания (хранения и ношения) огнестрельного и холодного оружия каждое лицо "обоего пола" должно было иметь свидетельство;
- порядку выдачи разрешения на право приобретения и содержания огнестрельного и холодного оружия должны были предшествовать не только собрание сведений о нравственных качествах просителя, о его политической благонадежности, но и установление необходимости оружия для данного лица (для самозащиты, для промышленных или спортивных надобностей и т.п.);
- в выдаваемых на право содержания оружия свидетельствах в обязательном порядке указывались: 1) помимо имени, отчества и фамилии, также звание, чин, занимаемая по государственной или общественной службе должность или род занятий, 2) какое именно оружие - его род, вид, образец, калибр и по возможности номер <18>;
--------------------------------
<18> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 52 об.

- свидетельства на право содержания оружия подразделялись на бессрочные или срочные. Первые выдавались только лицам, известным в данной местности по своему служебному или имущественному положению, нравственным качествам и политической благонадежности, в отношении которых не могло быть сомнения в том, что они воспользуются оружием ненадлежащим образом; срочные - выдавались на срок от 1 года до 5 лет или на время для определенной надобности или на время нахождения данного лица в занимаемой им должности. Разрешения на содержание оружия повсеместно в пределах империи выдавались Министерством внутренних дел (Департаментом полиции);
- свидетельства на содержание револьверов и пистолетов проживавшими в сельской местности крестьянам и лицам других сословий, находившимся в условиях крестьянской обстановки, вообще не выдавались или же выдавались в исключительных случаях не иначе как губернатором;
- разрешения на право приобретения и содержания оружия, кроме охотничьих ружей, не выдавались учащимся (обоего пола) в средних и низших учебных заведениях всех ведомств. Разрешения на право приобретения и содержания охотничьих ружей могли быть выданы им не иначе как по представлению письменного разрешения начальника учебного заведения, родителей, опекунов или лиц, их заменявших;
- свидетельства на право содержания автоматических усовершенствованных револьверов всем лицам выдавались в виде исключения;
- патроны к огнестрельному оружию отпускались из магазинов по предъявлении покупателем свидетельства на право содержания именно того оружия, для которого эти патроны приобретались. Магазины были обязаны отмечать в "шнуровых" книгах, кому именно, когда, сколько и каких патронов продано и по какому свидетельству (кем, когда и кому выданному) <19>.
--------------------------------
<19> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 53.

Четвертый раздел Инструкции определял порядок выдачи разрешения на выписку оружия из-за границы.
Разрешения на выписку из-за границы оружия неохотничьих образцов, ввозившегося в империю, кроме Кавказа и Привислинского края <20>, выдавались Министерством внутренних дел на основании высочайше утвержденной 24 ноября 1905 г. мемории Совета министров.
--------------------------------
<20> Во второй половине XIX - начале XX в. под термином "Привислинский край" понималось наименование губерний Царства Польского в период его вхождения в состав Российской империи. С 1870-х гг. данная территория также именовалась Варшавским генерал-губернаторством.

Разрешения на выписку из-за границы оружия неохотничьих образцов, ввозившегося на Кавказ или в Привислинский край, выдавались наместником императора на Кавказе или Варшавским генерал-губернатором.
Разрешения на выписку из-за границы оружия охотничьих образцов, а также холодного оружия выдавались губернаторами.
При выдаче разрешений оружейным торговцам на выписку из-за границы оружия должен быть соблюден следующий порядок: а) каждый раз выяснялось наличие в магазине и складе как общего количества оружия, так и образцов предполагаемых к выписке; б) в зависимости от наличия оружия в данном магазине ходатайство или удовлетворялось, или отклонялось; в) в больших оптовых оружейных фирмах запас оружия не должен был превышать: автоматических револьверов и пистолетов - 300 шт. разных систем, автоматических ружей - 300 шт. разных систем, оружия неохотничьих образцов - 1000 шт. разных образцов и калибров; оружейных магазинов среднего размера - не свыше 1/3 того количества, которое допускалось в крупных оптовых фирмах; у мелких торговцев - не свыше 1/6 количества оружия, находившегося в крупных оптовых фирмах <21>.
--------------------------------
<21> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 53, 53 об.

Патроны с разрывными пулями по-прежнему допускались к выписке из-за границы только для определенных лиц и лишь для охоты на крупного зверя.
Разрешения на выписку автоматических "усовершенствованных" револьверов и пистолетов оружейным торговцам или фирме конкретного города от торговцев внутри империи выдавались только Департаментом полиции по получении отзывов соответствующих местных властей.
Разрешение на выписку из-за границы оружия оружейными торговцами должно было по возможности соответствовать имевшимся у этих торговцев заказам учреждений или лиц, получивших разрешения на их приобретение.
Разрешительное свидетельство на выписку из-за границы оружейными фирмами и частными лицами огнестрельного оружия и припасов к нему было действительным в течение года со дня выдачи <22>.
--------------------------------
<22> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 53 об.

Пятый раздел установил порядок содержания охотничьего оружия. В соответствии с ним, как и ранее, на приобретение оружия охотничьих образцов особого разрешения не требовалось. Однако каждому лицу, имевшему охотничье ружье, должна быть бесплатно выдана, вместо свидетельства на право содержания оружия, особая справка из книги "ближайшаго класснаго чина полиции или урядника, на записку охотничьих ружей". Каждый классный чин полиции или урядник должен был иметь особую корешковую книгу для регистрации ("записи") охотничьих ружей <23>.
--------------------------------
<23> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 53 об.

В шестом разделе Инструкции определялся порядок содержания оружия ломбардами:
- ломбарды, содержавшиеся общественными управлениями и частными лицами, принимавшие в залог различного рода оружие, были обязаны иметь специальное разрешение местного губернатора и соблюдать установленные для торговцев оружием правила. При этом непременным условием был прием в залог только того оружия, на содержание которого залогодателем представлено разрешение;
- ломбарды могли продавать с аукционов оружие неохотничьих образцов только по разрешениям местной губернской административной власти <24>.
--------------------------------
<24> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 53 об.

Седьмой раздел именовался "Об оружии, отбираемом по разным случаям".
При обнаружении оружия, на содержание которого не имелось установленного разрешения, оно изымалось ("отбиралось"), о чем составлялся протокол, в котором подробно отражались основания, послужившие причиной изъятия оружия, у кого именно, при каких обстоятельствах и какого именно рода, вида и образца.
Оружие, за исключением подлежавшего приобщению в качестве вещественных доказательств при дознании или переписке по делам об охране, представлялось при копии постановления "об отобрании" губернатору (градоначальнику) <25>.
--------------------------------
<25> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 53 об, 54.

Оружие, подлежавшее приобщению в качестве вещественных доказательств при дознании или переписке по делам об охране, в зависимости от их дальнейшего хода, передавалось или судебным властям, или губернатору.
Отобранное по различным случаям оружие по распоряжению губернатора (градоначальника) хранилось при Полицейском управлении. Лицу, у которого оно было изъято, если ему не разрешалось дальнейшее содержание оружия, предлагалось передать или продать это оружие другому лицу, имевшему разрешение на хранение, "в срок, более или менее достаточный для осуществления этой передачи или продажи", с предупреждением, что в случае невыполнения сего в означенный срок отобранное оружие будет обращено в лом. Данный лом подлежал продаже с торгов, а вырученные деньги - передаче в местное казначейство для зачисления к случайным доходам казны.
В случае принесения жалобы по поводу отобрания оружия оно хранилось при Полицейском управлении до разрешения жалоб во всех инстанциях, а при отсутствии жалоб хранилось не менее 2 лет <26>.
--------------------------------
<26> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 54.

Более поздние документы Департамента полиции также свидетельствуют об ужесточении правил оборота оружия. Например, в циркуляре от 12 марта 1912 г. (исх. N 9934) отмечается, что к местным властям поступали в большом количестве ходатайства правлений ссудно-сберегательных товариществ, касс мелкого кредита и т.п. учреждений о выдаче свидетельств на право содержания огнестрельного оружия, в частности револьверов для председателей и членов правлений указанных учреждений. В циркуляре признавалась настоятельная необходимость вооруженной охраны для предупреждения преступных посягательств. В то же время подчеркивалось, что снабжение оружием председателей и членов правлений названных учреждений не могло гарантировать сохранность денежных сумм, т.к. эти лица фактически не несли охраны имущества, а передавали "разрешенное им оружие сторожам, которые, в большинстве случаев, даже неизвестны местной полиции". Эти сторожа, как отмечается в циркуляре, отличались небрежным хранением вверенного им оружия, в результате чего преступники, завладев имуществом, зачастую отбирали у сторожей также и оружие "или же сами сторожа являлись участниками ограблений" <27>.
--------------------------------
<27> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 62.

Циркуляр признал целесообразным установить порядок, при котором каждое кредитное товарищество или общество должно было указать губернатору, градоначальнику или полиции одно или нескольких лиц (в зависимости от оборотных средств предприятия), которым предполагалось поручить фактическую охрану денежных сумм. Лишь этим лицам, после собрания "о них тщательных справок, выдавались бы разрешения на хранение оружия" <28>.
--------------------------------
<28> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 62, 62 об.

В совершенно секретном циркуляре Департамента полиции от 31 мая 1912 г. (исх. N 13367), подписанном членом Совета министра внутренних дел Морозовым, говорилось, что из переписки по ходатайствам оружейных торговцев о разрешении получения из-за границы оружия усматривалось, что значительная часть предполагаемого к выписке оружия предназначалась для продажи частным лицам, получившим или получающим от местных властей удостоверения на право приобретения и содержания оружия. Был сделан вывод, что таким образом количество обращавшегося среди населения оружия продолжало увеличиваться, что не могло быть признано нормальным <29>.
--------------------------------
<29> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 69.

Далее отмечалась необходимость тщательного выполнения указаний, изложенных в циркуляре от 8 декабря 1911 г. (N 20378) и в приложенной к нему Инструкции "касательно особой осмотрительности и осторожности при выдаче разрешений на приобретение и хранение предметов вооружения". Одновременно губернаторам, градоначальникам и Варшавскому обер-полицмейстеру предлагалось разъяснить чинам полиции, выдававшим такие разрешения, "что не всякое ходатайство о выдаче разрешения на содержание оружия, возбужденное лицом, о политической благонадежности или нравственных качествах коего не имеется неблагоприятных сведений, подлежит удовлетворению". Перед выдачей разрешений должна быть произведена самая тщательная проверка личных качеств просителя, его имущественного или служебного положения, "действительной надобности у просителя в оружии и т.п. Высказывалось пожелание о том, чтобы по возможности выдавались "срочныя" разрешения <30>.
--------------------------------
<30> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 69.

В циркулярном письме Департамента полиции от 27 мая 1913 г. (исх. N 15735) отмечалось, что допущенное с 1911 г. в некоторых местностях империи свободное пользование охотничьими гладкоствольными ружьями дало возможность "некоторым элементам крестьянскаго населения" использовать его не для охраны имущества или самозащиты, а для браконьерства, "которое крайне вредно отразилось на наличном количестве дичи и грозит полным уничтожением ценных пород и видов".
В циркуляре отвергалась необходимость "в установлении ныне же стеснительных для громаднаго большинства сельских обывателей ограничений относительно приобретения и хранения гладкоствольных охотничьих ружей", однако было указано на "неотложную необходимость принять меры к парализованию браконьерства, весьма вреднаго для охотничьяго хозяйства". С этой целью губернаторы, градоначальники и Варшавский обер-полицмейстер обязывались дать подведомственным чинам полиции и охотничьего надзора указания о строгом наблюдении за выполнением правил об охоте, изложенных в соответствующих статьях Устава сельского хозяйства <31>.
--------------------------------
<31> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 84.

15 июня 1913 г. Департамент полиции в циркуляре (исх. N 16772) обратил внимание губернаторов, начальников областей, градоначальников и Варшавского обер-полицмейстера на участившиеся случаи получения от оружейных и других фирм, а также частных лиц ходатайств о разрешении получать из-за границы как для распространения среди населения, так и для личного пользования газовые пистолеты (например системы "Нирнберглихта" и т.п.), а также патроны к ним. Было отмечено, что исследования патронов к указанному пистолету показали, что действие заряда основано на раздражении после выстрела слизистых оболочек глаз, носа и дыхательных путей составом этих патронов.
Министерство внутренних дел, "принимая во внимание, что названное оружие, с патронами к нему, в руках неблагонадежных людей может обратиться не только против мирнаго населения, но блюстителей порядка", признало необходимым запретить как ввоз газовых пистолетов с патронами к ним, так и обращение их среди населения империи <32>.
--------------------------------
<32> ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264. Л. 91.

Проведенный анализ нормативных правовых актов Министерства внутренних дел Российской империи позволяет сделать вывод, что в начале XX в. проводилась политика установления единообразных правил оборота огнестрельного оружия. При этом данные правила были значительно ужесточены, что обусловливалось как революционными событиями в стране, сопровождавшимися вооруженными столкновениями, так и желанием обеспечить безопасность жизни и здоровья населения. В этих целях был установлен строгий разрешительный порядок приобретения и хранения оружия. Опыт Российской империи в данной сфере стал основой для правового регулирования оборота оружия в Советском, а позднее современном Российском государстве. Представляется, что многие положения нормативных правовых актов Российской империи сохранили свою актуальность и в настоящем. Это обусловливает при разработке мер по эффективному контролю за оборотом оружия глубокий анализ и использование имеющегося исторического опыта.

Литература

1. Полное собрание законов Российской империи. Собр. 3-е. Т. XXV (1905 г.). СПб., 1908. N 26963.
2. Государственный архив Российской Федерации. Ф. 102. Оп. 260. Д. 264.
3. Трунов И.Л. Либерализация уголовной политики и легализация оружия самообороны - некоторые из критериев снижения преступности // Основные направления совершенствования системы предупреждения преступлений в Северо-Кавказском регионе: Материалы Межведомственной научно-практической конференции (19 мая 2009 г.). М., 2009. С. 92 - 98.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑