• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
03.09.2019

Законопроект "О внесении изменения в статью 1 Федерального закона "О противодействии коррупции" призван устранить сложившуюся правовую неопределенность в сфере бюджетного законодательства, предусматривающего зачисление конфискованных денежных средств, полученных в результате совершения коррупционных правонарушений. Между тем, само понятие "коррупционное правонарушение" в настоящее время отсутствует в законодательстве.

21.08.2019

Принятие законопроект "О внесении изменений в статью 2.6.1 КоАП РФ" позволит владельцу автомобиля своевременно получить информацию о совершенном правонарушении водителем его транспортного средства, освободиться от ответственности согласно ч. 2 ст. 2.6.1 КоАП РФ, воспользоваться возможностью уплаты административного штрафа со скидкой предусмотренной ст. 32.2 КоАП РФ, своевременно выявлять несанкционированное использование регистрационного знака своего автомобиля другим транспортным средством.

14.08.2019

Целью законопроекта является устранение правовой коллизии между Федеральным законом "О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами" и бюджетным законодательством. Его реализация позволит избежать споров о необходимости использования специального банковского счета в соответствии с Федеральным законом.

Все статьи > Анализ рынка по картельным делам: особенности и последствия (Свечников Е.)

Анализ рынка по картельным делам: особенности и последствия (Свечников Е.)

Дата размещения статьи: 06.07.2016

Анализ рынка по картельным делам: особенности и последствия (Свечников Е.)

Весной 2015 г. вступили в силу изменения в Порядок проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке, утвержденный Приказом ФАС России от 28 апреля 2010 г. N 220 <1>. Признавая правильность большинства новых положений этого Приказа, рассмотрим внесенные антимонопольным ведомством поправки применительно к картельным делам.
--------------------------------
<1> Далее - Приказ N 220, Приказ.

Суть изменений

Приказ N 220 устанавливает правила изучения товарного рынка: определения его географических и продуктовых границ, временного интервала исследования, состава и долей хозяйствующих субъектов. Обычно такой анализ проводится контролирующим органом при рассмотрении антимонопольных дел, например, для того, чтобы выявить доминирующее положение лица, чье поведение на товарном рынке ограничивает конкуренцию.
Соглашения между конкурентами (горизонтальные соглашения), или картели, крайне опасны для экономики. Неслучайно в настоящее время картельный сговор - единственное антимонопольное нарушение, за которое предусмотрена ответственность по ст. 178 УК РФ <1>.
--------------------------------
<1> Ранее уголовная ответственность по ст. 178 УК РФ могла наступить также за неоднократное злоупотребление доминирующим положением. Изменения в эту статью, установившие возможность уголовного преследование только за картели, вступили в силу 20 марта 2015 г.

До вступления в силу последних изменений в деятельности антимонопольных органов существовало правило: при рассмотрении дел о картелях анализ состояния конкуренции на товарном рынке не требуется (п. 1.4 Приказа N 220 в предыдущей редакции). Это положение, по нашему мнению, противоречило ч. 1 ст. 11 Закона защите конкуренции <1>, согласно которой картелем является соглашение между хозяйствующими субъектами - конкурентами, осуществляющими продажу товаров на одном товарном рынке. Следовательно, чтобы определить, относятся ли субъекты к конкурентам (т.е. имеет ли место картель), необходимо исследовать географические, продуктовые границы товарного рынка, после чего уже можно установить его участников.
--------------------------------
<1> Федеральный закон от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции".

Кроме того, отсутствовавшая ранее обязанность анализа рынка по картельным делам противоречила логике антимонопольного регулирования: если картель рассматривается как нарушение, наносящее значительный вред конкуренции, то почему не проводится исследование товарных рынков?
Приказ N 220 в действующей редакции не только обязал антимонопольные органы исследовать товарный рынок при рассмотрении картельных дел, но и установил особенности его анализа. Возникает вопрос о том, насколько они необходимы.
Прежде всего следует определить, в связи с какими объективными обстоятельствами для различных категорий дел предусмотрены разные правила исследования товарного рынка. Чем обусловлены эти особенности? Почему они установлены именно для дел о картелях?
На наш взгляд, картельные дела не нуждаются в отдельных правилах. В таких делах, безусловно, необходим анализ рынка, но нет ни одной причины, почему он должен отличаться от анализа, проводимого, скажем, по делам о злоупотреблении доминирующим положением. Более того, имеется нормативное обоснование, почему такие правила должны быть одинаковыми.
Порядок расчета оборотного штрафа, налагаемого на юридических лиц по делам о картелях и делам о злоупотреблении доминирующим положением, приводящем к ограничению конкуренции, один и тот же. Размер такой санкции исчисляется в процентном выражении от суммы выручки правонарушителя от реализации (или от суммы расходов на приобретение) товара, на рынке которого совершено нарушение. Пункт 4 примечания к ст. 14.31 КоАП РФ устанавливает правила расчета штрафа, одинаковые в отношении обеих категорий дел <1>. При этом процент от выручки, который может быть применен в деле о злоупотреблении рыночной властью и в деле о картеле, также одинаковый - от 1 до 15%.
--------------------------------
<1> Единственное различие заключается в том, что размер оборотного штрафа за картель не может превышать 4% от совокупной выручки от реализации всех товаров, работ, услуг (ч. 4 ст. 3.5 КоАП РФ), а за злоупотребление доминирующим положением - 2% (ч. 2 ст. 14.31 КоАП РФ).

А значит, в связи с единым порядком расчета штрафа с учетом того, что он составляет процент от выручки, полученной в результате деятельности на установленном товарном рынке ("рынке правонарушения"), правила установления границ рынка по делам о злоупотреблении доминирующим положением и картельным делам должны быть едиными. В ином случае нужен аргументированный ответ на вопрос: если рынок, на котором совершено нарушение, определяется в двух делах по-разному, то почему правила расчета оборотного штрафа, кратного сумме выручки от деятельности на этом рынке, одни и те же?
Теперь перейдем к особенностям исследования рынка по делам, возбужденным по признакам нарушения запрета на картели, в частности правилам установления продуктовых границ.
Согласно подп. "б" п. 10.3 Приказа N 220 их определение производится исходя из предмета соглашения хозяйствующих субъектов, в котором усматриваются признаки нарушения антимонопольного законодательства.
Таким образом, Приказом N 220 закреплено, что продукция, в отношении которой договорились субъекты, и является товаром, определяющим продуктовые границы рынка.
В практике уже встречались дела, в которых ФАС России установила продуктовые границы рынка, исходя из предмета предполагаемого картельного соглашения. Например, по делу о "минтаевом картеле" (дело N А40-14219/2013-94-135) в качестве единых продуктовых границ рынка рассматривались филе минтая, икра минтая, рыбная мука и другие продукты переработки минтая. При этом антимонопольное ведомство руководствовалось содержанием тех документов, которые, по его мнению, свидетельствовали о наличии недопустимого соглашения между продавцами продуктов из минтая.
Однако есть основания утверждать, что такой подход и приведенное положение подп. "б" п. 10.3 Приказа N 220 не соответствуют Закону о защите конкуренции.
Согласно п. 4 ст. 4 этого Закона товарный рынок представляет собой сферу обращения товара, который не может быть заменен другим, либо взаимозаменяемых товаров.
Взаимозаменяемыми являются товары, сравнимые по их функциональному назначению, применению, качественным и техническим характеристикам, цене и другим параметрам таким образом, что покупатели действительно приобретают или готовы приобрести один товар вместо другого (п. 3 ст. 4 Закона о защите конкуренции).
Иными словами, продуктовые границы рынка включают в себя только взаимозаменяемые товары. Если потребитель не готов купить товар А вместо товара Б, то они не взаимозаменяемые. Это касается, допустим, ситуации, когда цена на товар А возросла, а на товар Б осталась прежней, при этом она сопоставима с ценой на товар А до повышения.
В примере с продавцами рыбной продукции отдельные продукты переработки минтая имеют разные цены, применение и технические характеристики. В связи с этим все продукты переработки минтая не могут составлять продуктовые границы одного рынка. Между тем новые правила Приказа N 220, обязывающие определять товарный рынок исходя из предмета соглашения хозяйствующих субъектов, могут привести нас к обратному выводу.
Следовательно, имеют место признаки несоответствия нормативного правового акта меньшей юридической силы нормативному правовому акту, обладающему большей юридической силой, а именно: Приказа N 220 в части подп. "б" п. 10.3 Закону о защите конкуренции в части подп. 3, 4 ст. 4.
Это может стать основанием для обращения в ВС РФ с заявлением о признании Приказа N 220 не действующим в части <1>. Кроме того, к способам защиты гражданских прав относится неприменение судом акта государственного органа, противоречащего закону (ст. 12 ГК РФ). Суд может не использовать рассмотренные положения Приказа N 220.
--------------------------------
<1> ВС РФ рассматривает в качестве суда первой инстанции административные дела об оспаривании нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти (подп. 1 п. 4 ст. 2 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 г. N 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации").

Отметим, что в отношении определения географических границ рынка при рассмотрении дела о возможном картельном сговоре Приказ N 220 содержит правила, схожие с рассмотренным порядком установления продуктовых границ. Согласно последнему абзацу п. 10.3 Приказа географические границы товарного рынка определяются с учетом материалов дела о нарушении антимонопольного законодательства, в том числе территорий, определенных в соглашении хозяйствующих субъектов, в котором усматриваются признаки нарушения законодательства о защите конкуренции.
Важное отличие положения последнего абзаца п. 10.3 от нормы подп. "б" того же пункта состоит в том, что территории, определенные в предполагаемом картельном соглашении, лишь учитываются при установлении географических границ рынка (в этой части положение не является императивным). При этом принимаются во внимание и другие документы, т.е. перечень источников определения географических границ открыт.

Пример из судебной практики

Приведем еще один прецедент из судебной практики. В рамках арбитражного дела N А40-24308/12-139-226 проверялась законность решения ФАС России, содержащего выводы об участии хозяйствующих субъектов в соглашении об установлении и поддержании цен на оптовом рынке поставок жидкой каустической соды, о разделе товарного рынка по объему продажи товара, составу покупателей и географическому признаку (запрет ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции).
В рассматриваемом случае товарные границы рынка установлены антимонопольным органом исходя из предмета соглашения, который был определен самими участниками соглашения, - рынок оптовых поставок жидкой каустической соды <1>. Такой подход ФАС России не был поддержан судом, указавшим, что требуется правильно определить границы товарного рынка, а также установить хозяйствующих субъектов, которые действуют на нем и производят взаимозаменяемые товары.
--------------------------------
<1> См.: Постановление 9 ААС от 25 апреля 2014 г. по делу N А40-24308/12-139-226.

При этом из доказательств по делу следовало, что жидкая и твердая каустическая сода сравнимы по их функциональному назначению, применению, цене и другим параметрам таким образом, что приобретатель готов заменить один товар другим при потреблении. Иными словами, это взаимозаменяемые товары, составляющие единый товарный рынок.
Дело дважды рассматривалось в арбитражных судах первой, апелляционной и кассационной инстанций. По результатам всех состоявшихся судебных заседаний оспариваемое решение антимонопольного органа было признано недействительным. Верховный Суд РФ отказал ФАС России в передаче дела для рассмотрения Судебной коллегией по экономическим спорам <1>.
--------------------------------
<1> См.: Определение ВС РФ от 10 апреля 2015 г. N 305-АД14-3832.

* * *

Изменения в Приказ N 220 о порядке определения продуктовых границ рынка по картельным делам не имеют ни нормативного, ни логического обоснования.
Представляется, что они направлены лишь на упрощение установления товарного рынка. Если по картельному делу в качестве ответчиков привлечено значительное количество хозяйствующих субъектов, то гораздо легче определить границы рынка на основании документов, подтверждающих заключение субъектами соглашения, нежели выяснять, какие товары реализует каждый из ответчиков и какие из них взаимозаменяемы.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑