• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
03.09.2019

Законопроект "О внесении изменения в статью 1 Федерального закона "О противодействии коррупции" призван устранить сложившуюся правовую неопределенность в сфере бюджетного законодательства, предусматривающего зачисление конфискованных денежных средств, полученных в результате совершения коррупционных правонарушений. Между тем, само понятие "коррупционное правонарушение" в настоящее время отсутствует в законодательстве.

21.08.2019

Принятие законопроект "О внесении изменений в статью 2.6.1 КоАП РФ" позволит владельцу автомобиля своевременно получить информацию о совершенном правонарушении водителем его транспортного средства, освободиться от ответственности согласно ч. 2 ст. 2.6.1 КоАП РФ, воспользоваться возможностью уплаты административного штрафа со скидкой предусмотренной ст. 32.2 КоАП РФ, своевременно выявлять несанкционированное использование регистрационного знака своего автомобиля другим транспортным средством.

14.08.2019

Целью законопроекта является устранение правовой коллизии между Федеральным законом "О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами" и бюджетным законодательством. Его реализация позволит избежать споров о необходимости использования специального банковского счета в соответствии с Федеральным законом.

Все статьи > Превращение товарного знака в родовое понятие: доктрина и практика (Андрощук Г.А.)

Превращение товарного знака в родовое понятие: доктрина и практика (Андрощук Г.А.)

Дата размещения статьи: 27.09.2016

Превращение товарного знака в родовое понятие: доктрина и практика (Андрощук Г.А.)

Знаки и символы правят миром, а не слово и закон.

Конфуций 

Товарный знак сегодня рассматривается мировым сообществом как неотъемлемая часть рыночных отношений, важный фактор повышения конкурентоспособности, защиты от недобросовестной конкуренции. Выполняя функцию индивидуализации товаров и услуг субъектов предпринимательской деятельности, гарантируя качество этих товаров и услуг, товарный знак становится все более важным рычагом в условиях активизации торговли и глобализации международного торгового пространства.

Товарные знаки являются наиболее широко используемой формой зарегистрированной интеллектуальной собственности во всем мире. Во всем мире компании инвестировали в брендинг примерно 466 млрд. долл. [1]. Этот показатель был бы еще большим, если бы учитывались расходы на стратегический маркетинг, корпоративную коммуникацию и другие услуги, способствующие восприятию бренда, а также внутрикорпоративные расходы на брендинг.

Согласно данным аналитического отчета World Intellectual Property Indicators 2015 Всемирной организации интеллектуальной собственности [2], с 2000 г. количество заявок на регистрацию товарных знаков увеличилось почти в два раза. Общее количество указанных в заявках классов в 2014 г. достигло 7,45 млн. Количество действующих в мире регистраций в 2015 г. составило 33,1 млн., а около 80% всех товарных знаков в мире - словесные. Безусловным лидером по количеству поданных заявок (2,22 млн. по сумме классов) является Китай, за которым следуют США (471228), Ведомство по гармонизации внутреннего рынка ЕС (ВГВР) (333443), Франция (269837) и Япония (242073). Наибольшее количество заявок было подано на регистрацию товарных знаков в сфере рекламы и бизнес-управления (9,8% от общего количества). Далее идут швейная промышленность, научные, фотографические и измерительные приборы, записывающее оборудование, компьютеры и программное обеспечение. Наиболее востребованные отрасли - это сельское хозяйство, научно-технические разработки, готовая одежда, бизнес-управление, здравоохранение. Существенно возросло общее количество зарегистрированных по всему миру товарных знаков, которое увеличилось на 16,3% и достигло 3,49 млн.

С повышением репутации хорошо известных и знаменитых товарных знаков усиливается контрафактная деятельность, обусловливающая опасность превращения этих знаков (вследствие потери различительной способности) в родовое наименование товаров определенного вида. Это заставляет владельцев знаменитых знаков вести борьбу в судах не только с конкурентами. Так, компания Chanel предъявила иск к супружеской паре, которая назвала своего ребенка Chanel [3; 4]. Существует много классических примеров перехода товарных знаков в разряд общеупотребительных слов или родовых понятий - от термоса [5] до застежки-молнии zipper. Поэтому правообладателям приходится принимать меры, чтобы такого не произошло с их товарными знаками.

Владельцы хорошо известных знаков (брендов) инвестируют в них значительные средства, чтобы они помогали отличить товары или услуги от товаров (услуг) конкурентов. Но цена успеха может оказаться слишком высокой. Если владелец бренда доминирует на рынке, его товарный знак невольно начинает использоваться как описательное название продукта или услуги (скотч, памперсы, ксерокс, джип).

Статья 12(2) Директивы 2008/95 ЕС Европейского парламента и Совета "О сближении законодательств государств-членов относительно торговых марок и знаков обслуживания" (Directive N 2008/95/EC of the European Parliament and the Council of 22 October 2008 to approximate the laws of the Member States relating to trade marks (codified version)) говорит о том, что товарный знак может быть аннулирован, если после регистрации в результате действий или бездействия владельца он стал общим наименованием в торговле для продуктов или услуг, в отношении которых он зарегистрирован. Таким образом, товарный знак может быть зарегистрирован на законных основаниях, но впоследствии перейти в сферу общеупотребительных в ходе торговли или обслуживании наименований вместо того, чтобы указывать на происхождение товара или услуги. Если процесс перехода начался, владельцу знака становится все труднее удержать третьи стороны от его использования. Действия владельца знака по предотвращению процесса его перехода в разряд общеупотребительных слов необходимы, но могут иметь для него негативные последствия. Третьи стороны имеют обыкновение выдвигать встречные иски о недействительности и аннулировании знака.

Толкование выражения "в торговле" (in the trade) ст. 12(2) Директивы 2008/95 ЕС. В соответствии с буквальным прочтением ст. 12(2) (по крайней мере в английском варианте) можно предположить, что оценить то, становится ли знак родовым обозначением, могут только люди, занятые в торговле (in the trade) (т.е. дистрибьюторы, продавцы, производители соответствующих товаров и услуг). Однако эта интерпретация была отвергнута в 2002 г. В ходе дела Bostongurka (дело о шведских нарезанных маринованных огурчиках) шведский суд определил категории людей, которые имеют отношение к оценке преобразования товарного знака в родовое понятие. Суд проанализировал переводы ст. 12(2) Директивы 2008/95 ЕС на различные европейские языки и обнаружил, что наряду с использованием знака в торговле в большинстве переводных версий говорится об использовании знака конечными пользователями и покупателями. Суд решил, что ст. 12(2) Директивы 2008/95 ЕС следует интерпретировать следующим образом: в случаях, когда в распространении или доведении до потребителей или конечных пользователей продукта, маркированного зарегистрированным товарным знаком, участвуют посредники, входящие в число людей, чье мнение нельзя игнорировать при оценке перехода знака в разряд родовых понятий, следует учитывать всех потребителей и конечных пользователей и (в зависимости от особенностей этого рынка) тех, кто осуществляет коммерческие операции с продуктом [6].

Бездействие собственника товарного знака. В деле Hormel Foods v. Antilles Landscape Investments (2005 г.) Высокий суд Англии затронул иной вопрос перехода товарного знака в родовое понятие - бездействие владельца товарного знака. В этом случае каждая из сторон заявляла, что товарный знак противной стороны стал родовым понятием. Истец владел знаком Spam для мяса, ответчик - знаком Spambuster для фильтров электронной почты.

Чем выше степень известности, тем больше вероятность превращения знака в родовое наименование товаров определенного вида вследствие потери различительной способности.

Судья высказал мнение, что шаги, которые могли бы опровергнуть обвинения в бездействии, должны включать широкое использование знака, оповещение о его регистрации и предупреждение нарушителей. При этом владелец знака, который в большей степени имеет описательный характер, несет больший груз по предотвращению его перехода в родовое понятие. На этом основании он признал, что знак Spambuster стал родовым и его следует отменить. В то же время судья пришел к выводу, что товарный знак Spam, хотя и стал общеизвестным словом, не превратился в родовое понятие. Тот факт, что обозначение разновидности любого класса объектов может использоваться для обозначения всего класса, не обязательно означает, что это обозначение стало родовым понятием. В рассматриваемом случае ключевой вопрос заключается в том, способен ли еще знак Spam указывать на то, что маркированный им продукт принадлежит компании Hormel Foods. Судья также установил, что компанию Hormel Foods нельзя назвать неактивной в осуществлении политики предотвращения перехода товарного знака в разряд родовых понятий [6].

Генетика преобразования товарных знаков в родовые понятия. Не все товарные знаки имеют тенденцию постепенно становиться общеупотребительными или родовыми понятиями. Чем больше описательный словесный товарный знак, тем больше вероятность перехода слова в видовое название товара. Продукты, доминирующие на рынке, подвергаются в этом смысле большему риску, поскольку значительно опережают в технологическом плане другие продукты, которыми называют новые виды продуктов, не имеющие названия.

В своем диссертационном исследовании А.Г. Курапова выделяет причины трансформации товарного знака в видовое название товара, учет которых позволяет правообладателю своевременно принимать меры, предотвращающие ослабление товарного знака:

- правовые причины, состоящие в бездействии правообладателя, в частности непредъявление претензий к лицам, незаконно использующим товарный знак; необращение в суд за защитой своих прав на товарный знак; неиспользование предупредительной маркировки по отношению к зарегистрированному товарному знаку;

- маркетинговые причины, состоящие в отсутствии грамотных стратегии и тактики проведения рекламной кампании, в частности недоведение до потребителей информации о том, что обозначение является зарегистрированным товарным знаком; использование товарного знака вместо названия товара или услуги;

- социальные причины, в частности восприятие определенным кругом пользователей (розничными потребителями, специалистами соответствующих отраслей производства, работниками торговли, производителями) товарного знака только в качестве видового названия товара, но не в качестве средства индивидуализации;

- лингвистические причины, состоящие в использовании товарного знака в качестве нарицательного обозначения (имени), в форме множественного числа, написании его прописными буквами [7].

Слово "aspirin" является товарным знаком компании Bayer для продуктов на основе ацетилсалициловой кислоты. В то же время оно стало родовым названием ацетилсалициловой кислоты в некоторых юрисдикциях, включая Великобританию, США, Францию. Однако существуют юрисдикции (в частности, Украина), где это слово сохраняет статус товарного знака.

Слово "Hoover" хотя и употребляется часто как глагол, описывающий использование пылесоса, остается товарным знаком, зарегистрированным компанией Candy Hoover Group. Слово "escalator" принадлежало компании Otis Elevator, но стало родовым термином для подвижных лестниц. Этому способствовала рекламная политика компании. Слово "Walkman" является товарным знаком фирмы Sony, под которым она продает портативные аудиоплееры. После судебного процесса в Австрии этот знак был признан родовым наименованием для всех ручных плееров. Суд сослался на то, что слово "Walkman" в немецком словаре не имеет отсылку к фирме Sony.

Чем выше степень известности, тем больше вероятность превращения знака в родовое наименование товаров определенного вида вследствие потери различительной способности.

Южная Корея. Примером может быть решение по делу Bayer Pharmaceutical Co. v. Hyundai Pharmaceutical Co. Ltd. Верховный суд Южной Кореи решил дело в пользу ответчика в том, что аспирин в этой стране представляет родовое наименование препарата, содержащего ацетилсалициловую кислоту.

Безуспешной оказалась и попытка компании Jeep Corporation оспорить регистрацию обозначения "JEEP CASUAL" для одежды, хотя закон запрещает предоставление охраны тем знакам, которые схожи со знаменитыми. По мнению судей, большинство корейцев воспринимают слово "jeep" как родовое понятие - название автомобиля коробчатого типа небольших размеров. При рассмотрении дела в суде первой инстанции доказательства истца были признаны недостаточными, поскольку не подтверждали продолжительность, объем и вид использования знака. При подаче апелляции истец учел это и привел дополнительные доказательства рекламы своих товаров по всему миру. Однако Верховный суд Южной Кореи сделал вывод, что факт хорошо известного знака JEEP во многих странах не означает такового в Южной Корее [3].

Швеция. Известная итальянская автомобильная фирма Ferrari Sp A (владелец серии зарегистрированных относительно транспортных средств товарных знаков, включающих вместе с различными изобразительными элементами общий словесный элемент "Ferrari", которые зарегистрированы в отношении товаров 28 класса (игрушки - модели автомобилей), всех товаров 7, 9, 10, 11, 12, 19 классов), опротестовала решение ведомства о регистрации относительно пальтовых тканей комбинированного знака, включая словесные элементы "FERRARI TEXTILE TECHNIQUE".

Это возражение фирмы Ferrari Sp A не было удовлетворено ведомством по следующим причинам: товары заявителя и фирмы Ferrari Sp A не являются однородными; цель предоставления французской фирмой заявки на регистрацию обозначения, включающего слово "FERRARI", нельзя расценивать как намерение воспользоваться престижной репутацией фирмы Ferrari Sp A.

Фирма Ferrari Sp A (далее - истец) подала иск в суд о признании этого решения недействительным, поскольку утверждала, что она как владелец хорошо известных знаков имеет право запрещать третьим лицам использовать для маркировки неоднородных товаров слова, тождественные словам, входящих в состав ее товарных знаков. На основании предоставленных истцом материалов суд пришел к выводу, что знак "FERRARI" - безусловно, хорошо известный знак. Вместе с тем в решении суда отмечено, что удовлетворение требований владельца хорошо известного знака - наложение судебного запрета на использование третьими лицами этого знака для маркировки неоднородных товаров - возможно только при установлении факта умышленных действий заявителя, направленных на причинение ущерба истцу.

При оценке намерений заявителя (честные или недобросовестные) необходимо учитывать степень интенсивного использования знака на рынке, характеристики конфликтующих знаков, степень однородности товаров обеих сторон и другие факторы. Товары заявителя (ткани) и истца (транспортные средства) явно неоднородны, поскольку отличаются по своей природе и распространяются по разным торговым каналам.

Иск истца не был удовлетворен, поскольку используемое ответчиком слово "FERRARI" совпадает с фамилией основателя французской фирмы, которая известна на рынке текстильных изделий почти 100 лет [3].

Опасность трансформации (вырождения) товарного знака в обычное название товара особенно ярко проявляется в сфере информационных технологий. На современном этапе значение инновационных товаров постоянно растет, поскольку рыночная конкуренция заставляет почти каждую компанию постоянно вводить различные новшества и рационализировать свое производство. Ярким примером подобных нововведений может служить появление в сфере информационных технологий новых инновационных продуктов. Возьмем, к примеру, термин "нетбук" - небольшой, полнофункциональный компьютер (ноутбук) без дисковых приводов. Изначально слово "нетбук" было товарным знаком, под которым в начале 2000-х годов фирма Psion выпустила два карманных компьютера, не получивших широкую известность. Однако через несколько лет удобный термин приобрел другое значение и нетбуками стали называть миниатюрные компьютеры компании Intel. Впоследствии компания Psion потребовала исключения из рекламы миниатюрных ноутбуков слова "нетбук". Однако как в странах СНГ, так и в мире с появлением на рынке большого количества предложений такого вида компьютеров оно прочно укоренилось и стало использоваться как видовое название.

Другой пример - портативный медиапроигрыватель и интернет-планшет. Компания Apple разработала и зарегистрировала в качестве товарных знаков короткие и доступные названия для подобных технических новинок:  (портативный проигрыватель) и  (интернет-планшет). В отличие от таких длинных и сложных эти короткие названия (iPod, iPad), безусловно, более удобны. Поэтому существует высокая вероятность того, что эти товарные знаки марки могут войти в общее употребление, поскольку значительное количество потребителей уже используют их в повседневной речи вместо изначально существующих названий товаров [8].

Мнение генерального адвоката. Помимо судей, в состав Суда ЕС входят также 11 генеральных адвокатов. Это должностные лица суда, которые призваны давать свое объективное, беспристрастное и независимое заключение по рассматриваемому делу. Они участвуют в слушаниях наравне с судьями и могут задавать вопросы сторонам.

Как отмечает в своем исследовании К. Энтин, генерального адвоката следует, скорее, воспринимать как еще одного арбитра, который излагает судьям свое независимое мнение и предлагает им алгоритм решения рассматриваемого дела. При этом генеральный адвокат не ограничивается детальным изучением законодательства и судебной практики, а пытается спрогнозировать, какими окажутся последствия того или иного решения для широкого круга лиц и для развития права ЕС в целом. С учетом этих факторов он может предложить судьям отойти от существующей судебной практики [9. С. 64].

Заключения генерального адвоката позволяют во многом компенсировать отсутствие особых мнений судей, часто давая возможность пролить свет на соображения, которыми руководствовался Суд ЕС при принятии того или иного решения. Статус генерального адвоката практически идентичен статусу судей - к ним предъявляются те же требования профессионализма и независимости и на них возлагаются те же ограничения. По завершении слушаний генеральному адвокату предоставляется время для подготовки заключения по рассматриваемому делу, которое оглашается на отдельном заседании. На этом его роль в судебном процессе исчерпывается. В отличие от судей генеральный адвокат не участвует в обсуждении и принятии решения по делу. Чтобы подчеркнуть особое положение генерального адвоката и его независимость от чьего-либо влияния, генеральный адвокат входит в зал заседаний через особую дверь и садится отдельно от судей.

Палата жалоб Ведомства по патентам и товарным знакам Австрии в связи с делом Backaldrin обратилась в Европейский суд по вопросам, касающимся ст. 12(2)(a) Директивы 2008/95 ЕС.

Компании Backaldrin принадлежит австрийский товарный знак Kornspitz, зарегистрированный в 30 классе МКТУ, включая "муку и зерновые продукты; хлебобулочные изделия; выпечки агентов, кондитерские изделия кондитерские изделия, а также подготовленный для выпечки; предварительно приготовленного теста... для изготовления кондитерских изделий", под которым она производит и продает пекарям тесто. Ее конкурент - компания Pfahnl Backmittel GmbH (Pfahnl) добилась аннулирования товарного знака на том основании, что он стал родовым для продолговатых фасонных булочек, сделанных из этого теста. Орган по регистрации товарных знаков решил, что знак стал родовым наименованием (хотя бы частично) из-за бездействия Backaldrin. Компания не информировала потребителей о том, что булки, которые они покупают, изготавливаются ею под товарным знаком Kornspitz [10].

Backaldrin апеллировала, в связи с чем Палата жалоб направила в Европейский суд следующие вопросы.

Может ли товарный знак стать родовым наименованием, если торговцы знают, что он является указателем происхождения товара, но не сообщают об этом покупателям, которые воспринимают знак как название продукта, а не как бренд?

Считается ли бездействием в смысле ст. 12(2)(a) Директивы 2008/95 ЕС ситуация, когда переход знака в разряд родовых наименований произошел по вине торговцев (не информировали покупателей о том, что слово зарегистрировано как товарный знак), но при этом владелец знака не действовал?

Правомерно ли аннулировать товарный знак, когда он воспринимается как родовое наименование конечными пользователями, но не лицами, занятыми в торговле, причем для конечных пользователей не существует другого названия для данного продукта?

Генеральный адвокат изложил свое мнение. По поводу первого вопроса он отметил, что решающим для оценки перехода знака в категорию родовых наименований является мнение покупателей. По поводу второго вопроса он отметил, что определять, применял ли достаточные меры владелец товарного знака, должны национальные суды. Отвечая на третий вопрос, генеральный адвокат заявил, что наличие лингвистических альтернатив словесному товарному знаку не является предварительным условием для превращения знака в родовое понятие.

Решение Суда ЕС. Суд Европейского союза (далее - CJEU) недавно вынес редкое суждение относительно обстоятельств, в которых товарный знак может быть признан ставшим родовым названием продукта. В случае С-409/12 Backaldrin Osterreich The Kornspitz Company GmbH 6 марта 2014 г. CJEU определил, что восприятие конечного потребителя, а не посредников в цепочке поставок, является решающим фактором. Если эти потребители признают знак как название продукта, а не указание его торгового происхождения, то этот знак стал родовым, независимо от того, что в торговле его продолжают воспринимать как товарный знак [10].

Это решение будет служить предупреждением для владельцев товарных знаков, продукция которых подлежит дальнейшей обработке до их розничной продажи, чтобы их бренд использовался в качестве товарного знака, а не общего названия готового продукта. Оно также служит напоминанием владельцам товарных знаков, чтобы их бренды всегда правильно использовались лицензиатами или другими лицами, которые используют знаки в своих товарах, чтобы избежать каких-либо заявлений, что они стали родовыми.

Исходя из изложенного, можно сделать вывод о том, что правообладателям товарных знаков необходимы правовые инструменты, использование которых позволило бы предупредить превращение их обозначений в общеупотребительные термины, что будет способствовать закреплению конкурентных преимуществ на рынке.

Противодействие превращению товарного знака в родовое понятие. Опасность такой метаморфозы сейчас выросла благодаря существованию социальных интернет-сетей, в которых пользователи постоянно общаются и обмениваются оценками различных товарных знаков (брендов), что является своеобразной неформальной рекламой. Тем не менее простые и эффективные меры, позволяющие защитить ценность товарных знаков, существуют. Компаниям следует соблюдать, в частности, следующие рекомендации:

- правильно использовать товарные знаки: избегать их использования в качестве глагола или во множественном числе в любых публичных документах или выступлениях (даже в социальных сетях), сопровождать изображение зарегистрированного знака предупредительной маркировкой - символом , контролировать правомерность использования знака в словарях и других информационно-справочных изданиях;

- быть готовыми к реакции на неправильное использование: подготовить соответствующие стандартные письма к редакторам и распространителям журналов, газет, словарей и других изданий;

- проводить постоянную работу по разъяснению правильного и неправильного использования товарного знака и риска его перехода в разряд родовых понятий.

Так, например, несколько лет назад Дом моды Chanel опубликовал в отраслевом журнале индустрии мод Women's Wear Daily информационное письмо, обращенное к редакторам модных изданий, рекламным работникам, копирайтерам, где разъяснялось, что Chanel - это зарегистрированный товарный знак, который используется для духов, косметики, одежды, аксессуаров. Фирменный стиль Chanel очень популярен, но жакет, выполненный в этом стиле, не будет жакетом от Chanel, если он не сшит в Доме моды Chanel. И хотя Дому моды Chanel льстит использование знаков типа Chanel-ed, Chanels, Chanel-ized, он просит не делать этого. Юристы Chanel не любят такие действия. Дом моды Chanel серьезно относится к своему бренду. Это письмо, хотя и критиковалось некоторыми комментаторами за резкость, имело соответствующий эффект [6].

Если разъяснительная работа не дает результатов, то владелец товарного знака может рассмотреть возможность принятия мер более формального характера. Однако к выбору таких мероприятий следует относиться осторожно, иногда лучше урегулировать проблему путем заключения мирового соглашения. Успех судебного иска создаст полезный прецедент, но неудача может означать конец товарного знака.

В заключение подчеркнем, что динамика рынка неизбежно приводит к ужесточению стратегии конкурентной борьбы, вынуждающей участников гражданских правоотношений не только непрерывно обновлять свой товар, но и использовать различные приемы и способы его идентификации и узнаваемости. В числе таких обозначений наиболее часто применяются товарные знаки, позволяющие выделять среди огромного количества предлагаемых товаров те, которые обладают индивидуализирующими признаками. В связи с этим значительно возросла роль товарного знака как важнейшего элемента рыночной экономики, позволяющего субъектам предпринимательской деятельности усилить свою конкурентоспособность на рынке товаров и услуг. Именно поэтому обладатели прав на товарные знаки прикладывают необходимые усилия, чтобы их знаки были известными, узнаваемыми и, как следствие, обеспечивали высокий экономический эффект.

Вместе с тем высокая узнаваемость и широкая известность товарных знаков, не подкрепленные адекватными действиями правообладателей по предотвращению их ослабления, приводят к возникновению такого явления, как всеобщая употребимость товарных знаков. Это, в свою очередь, снижает конкурентные преимущества на рынке, т.к. обозначение, являющееся товарным знаком или его частью, начинает использоваться всеми субъектами предпринимательской деятельности без каких-либо ограничений.

Использование товарного знака в качестве родового понятия является глобальной проблемой, проникающей из юрисдикции в юрисдикцию.

Одной из наиболее актуальных задач в формировании развитой правовой системы, в том числе и в области защиты товарных знаков от их вхождения во всеобщее употребление, является достижение разумного баланса интересов владельцев исключительных прав и общества; баланса, способного, с одной стороны, обеспечить правообладателю конкурентные преимущества на рынке, не ущемляя при этом законные права иных субъектов хозяйственной деятельности и потребителей, с другой - позволяющего использовать исключительные права на средства индивидуализации в интересах общества и добросовестных правообладателей [7].

Научно-технический прогресс и экономическое развитие порождают новые тенденции в сфере интеллектуальной собственности, в том числе и в области товарных знаков, которые требуют совершенствования действующего законодательства. Использование товарного знака в качестве родового понятия является глобальной проблемой. Она поглощает юрисдикцию за юрисдикцией, постепенно размывая различительную способность обозначения, разрушая ценность товарного знака, не ставя при этом в известность его владельца. Исторически сложилось так, что раньше эта проблема была преимущественно проблемой развитых стран, т.е. стран с большими рынками. Однако, как показывает практика, концепция товарных знаков, которые становятся родовыми, становится все более распространенной и в развивающихся странах. В условиях информационного общества, глобализации рынков интеллектуальной собственности владельцы товарных знаков должны осуществлять мониторинг, регулярный детальный анализ каждого сегмента рынка, где они оперируют, чтобы избежать экономических потерь ценности своих товарных знаков в отдельных странах.

Безусловно, полностью контролировать процесс, в котором участвует много лиц в различных юрисдикциях, невозможно. Необходимо осознавать имеющуюся угрозу и заранее продумать наиболее целесообразные меры противодействия наступлению нежелательного события или смягчения его негативных последствий.

Литература

1. World Intellectual Property Report 2013 Brands - Reputation and Image in the Global Marketplace // http://www.wipo.int/.
2. World Intellectual Property Indicators 2015 // http://www.wipo.int/.
3. В.М. Мельников. Охраноспособность товарных знаков в свете решений зарубежных ведомств и судов. М.: ПАТЕНТ, 2007. 205 с.
4. Андрощук Г.О. Охорона добре вiдомих знакiв i захист вiд недобросовiстной конкуренцii // Юридичний журнал. 2012. N 3. С. 75 - 80.
5. Андрощук Г. Ловушка для товарных знаков. Дело компании King-Seeley Thermos Co. против компании Aladdin Industries, Inc. // Юридическая практика. 2002. N 30. С. 12.
6. Wilks J., Oldroyd K. The renewed threat of genericism // MIP. 2013. N 235.
7. Курапова А.Г. Товарные знаки и иные обозначения, вошедшие во всеобщее употребление как названия товаров определенного вида по законодательству России и некоторых зарубежных стран: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2012. 26 с. // http://law.edu.ru/.
8. Андрощук Г.О. Торговi марки, що стали загальновживаними як позначення товарiв i послуг певного виду // Iнтелектуальна власнiсть в Украiнii. 2013. N 4. С. 34 - 42.
9. Энтин К. Право Европейского союза и практика Суда Европейского союза: Учебное пособие. М.: Инфра-М, 2015. 240 с.
10. Community Trade Marks and Genericism: The Perception of the Mark by the End Consumer Will Trump The View of Any Trade Intermediaries // http://www.jakemp.com/.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑