Последние новости:
25.01.2017

Проект федерального закона "О внесении изменений в статью 23 Федерального закона "О политических партиях" разработан с целью большего вовлечения в политическую жизнь молодых людей, а также формирования у молодежи активной политической позиции.

13.01.2017

Законопроект "О внесении изменений в Федеральный закон "О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации" и статью 14 Федерального закона "О рекламе" предусматривает согласие правообладателя кинофильма для показа рекламы во время его демонстрации по телеканалу. Также предлагается установить, что длительность рекламы во время демонстрации кинофильма не может превышать двух минут при обязательном условии предварительного информирования о последующей трансляции рекламы. 

30.12.2016

Законопроект "О внесении изменений в Федеральный закон "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции" и отдельные законодательные акты Российской Федерации" направлен на совершенствование государственного регулирования производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции.

Все статьи > Пять позиций по процессуальным вопросам (Воронина Т.)

Пять позиций по процессуальным вопросам (Воронина Т.)

Дата размещения статьи: 09.01.2017

Пять позиций по процессуальным вопросам (Воронина Т.)

Верховный Суд РФ (ВС РФ) в своем Обзоре судебной практики N 3 (2016) разъяснил некоторые процессуальные вопросы, возникающие в судебной практике. В Обзор попали два спора из практики гражданской коллегии и три - из экономической коллегии ВС РФ. Некоторые из указанных разъяснений, безусловно, сильно изменят судебную практику (как, например, спор о взыскании индексации за счет средств бюджетной системы РФ), другие дадут правовую определенность для участников аналогичных споров и судей (споры о подведомственности и о взыскании убытков при необоснованном применении обеспечительных мер).

Судебная коллегия по гражданским делам

Требования граждан о включении сумм задолженности в реестр обязательств банка перед вкладчиками рассматриваются судами общей юрисдикции (Определение ВС РФ от 29.03.2016 N 5-КГ16-6). Определением районного суда было отказано в принятии к производству искового заявления о включении в реестр обязательств банка перед вкладчиками, поскольку в отношении банка открыто конкурсное производство, заявленные требования подлежат рассмотрению в рамках дела о банкротстве.
Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ признала выводы судебных инстанций о неподведомственности данного спора суду общей юрисдикции ошибочными, сославшись на положения Федерального закона от 23.12.2003 N 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках РФ". Указанным Законом регулируются отношения по созданию и функционированию системы страхования вкладов и иные отношения, возникающие в данной сфере (ч. 2 ст. 1). В силу п. 4 ч. 3 ст. 6 Закона N 177-ФЗ банки обязаны вести учет обязательств банка перед вкладчиками и встречных требований банка к вкладчику. Согласно указанию ЦБ РФ от 01.04.2004 N 1417-У банк обязан обеспечить формирование реестра обязательств. Выплата возмещения по вкладам производится Агентством страхования вкладов в соответствии с реестром обязательств банка перед вкладчиками, формируемым банком (ч. 4 ст. 12 Закона N 177-ФЗ).
При несогласии с размером подлежащего выплате возмещения по вкладам вкладчик вправе обратиться в суд с иском об установлении состава и размера соответствующих требований, а также подлежащего выплате возмещения по вкладам (ч. 10 ст. 12 Закона N 177-ФЗ).
Исковые требования, как указал ВС РФ, были заявлены не в рамках требований кредиторов по денежным обязательствам банка, а основаны на положениях Закона N 177-ФЗ, в силу которых выплата вкладчику возмещения производится Агентством по страхованию вкладов, а не банком, находящимся в процедуре банкротства, за счет фонда страхования вкладов, а не из конкурсной массы должника. Таким образом, данный спор подведомственен суду общей юрисдикции.
В период исполнения судебных постановлений по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ по правилам главы 24 Бюджетного кодекса РФ индексация присужденных судом денежных сумм не производится (Определение ВС РФ от 16.05.2016 N 41-КГ16-3). Согласно п. 1 ст. 208 ГПК РФ по заявлению взыскателя или должника суд, рассмотревший дело, может произвести индексацию взысканных судом денежных сумм на день исполнения решения суда. В Определении N 41-КГ16-3 ВС РФ кардинально изменил свою позицию по возможности взыскания индексации по ст. 208 ГПК РФ в случае обращения взыскания на средства бюджетов.
Ранее Верховный Суд ссылался на правовую позицию, указанную в Определении КС РФ от 22.03.2012 N 478-О-О, о том, что индексация присужденных судом денежных сумм производится с момента принятия решения суда до его фактического исполнения, выступает в качестве механизма, позволяющего возместить потери взыскателя в период исполнения судебного решения, не является мерой гражданской или иной ответственности, в связи с чем исполнение ответчиком решения суда в срок, установленный БК РФ, не освобождает должника от обязанности выплатить присужденные денежные средства с учетом индексации за весь период неисполнения решения суда (Определение ВС РФ от 04.02.2011 N 57-В10-5, Обзор судебной практики ВС РФ от 03.06.2009).
Согласно старой позиции суды указывали, что норма ст. 242.2 БК РФ об установлении трехмесячного срока для исполнения исполнительного документа носит пресекательный характер и направлена за защиту интересов взыскателя.
В обоснование своей новой позиции ВС РФ указал, что БК РФ не предусматривает добровольного исполнения вступивших в законную силу судебных постановлений по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы до момента, когда взыскатель подаст заявление в соответствии со ст. 242.1 БК РФ. В соответствии с абз. 1 ч. 1 ст. 428 ГПК РФ исполнительный лист выдается судом взыскателю.
Таким образом, делает вывод ВС РФ, процедура исполнения такого судебного решения не может быть начата без непосредственного волеизъявления лица, в чью пользу взыскиваются денежные средства, в связи с чем индексация не может быть взыскана.
Данная правовая позиция представляется достаточно спорной, так как в этом случае ответчики по делам, в которых взыскание будет производиться за счет средств бюджета, ставятся в необоснованно преимущественное положение перед всеми иными ответчиками. Невозможность исполнения исполнительного листа без предъявления его взыскателем не означает, что ответчик, проигравший дело, не должен был исполнять свои обязательства по основаниям, предусмотренным законом или договором (оплатить поставленный товар, выполненную работу и т.п.). Иное означало бы, что обязательства бюджета возникают только на основании решения суда.
Не совсем понятно также, почему суд отказался от своей позиции о том, что норма БК РФ об установлении пресекательного срока для исполнения судебного акта защищает интересы взыскателя, то есть не может ограничивать его права.
Вероятно, что после указанного разъяснения ВС РФ индексация за счет средств бюджета не будет производиться в принципе.

Судебная коллегия по экономическим спорам

Акт органа местного самоуправления, определяющий конкретную гарантирующую организацию (список организаций) услуг водоснабжения и (или) водоотведения, является ненормативным и с учетом субъектного состава спора подлежит оспариванию в арбитражном суде. В случае, когда суд общей юрисдикции отказал заявителю в рассмотрении по существу его требования ввиду неподведомственности дела этому суду, арбитражный суд обязан принять и рассмотреть по существу такое требование (Определение ВС РФ от 09.06.2016 N 301-КГ15-20284 по делу N А82-7100/2015). Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействующим постановления администрации муниципального образования, которым общество включено в перечень гарантирующих организаций. В заявлении общество также сослалось на то, что ранее определением суда общей юрисдикции ему отказано в принятии аналогичного заявления как неподведомственного суду общей юрисдикции.
Несмотря на это, арбитражный суд первой инстанции производство по делу прекратил. Суд исходил из того, что оспариваемое обществом постановление администрации представляет собой нормативный правовой акт органа местного самоуправления, не подлежащий оспариванию в арбитражном суде, и что заявитель не принял меры к обжалованию определения суда общей юрисдикции.
Судебная коллегия ВС РФ отменила судебные акты по делу и направила его на новое рассмотрение, сославшись в том числе позицию, ранее закрепленную в п. 2.5 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2013 N 58 о том, что арбитражный суд, установив, что суд общей юрисдикции отказал в рассмотрении требования об оспаривании постановления, обязан был принять и рассмотреть заявление по существу.
Кроме того, ВС РФ указал, что судами дана неправильная квалификация оспариваемого акта, который является ненормативным по своему характеру, принят в рамках организационно-распорядительных полномочий соответствующих органов. Данный акт не обладает существенными признаками, указанными в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 29.11.2007 N 48, поскольку не устанавливает правовых норм, обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение.
Ориентируясь на данную позицию, участники правоотношений смогут точно определить подведомственность аналогичных споров.
Если до вынесения решения судом первой инстанции в отношении ответчика будет открыто конкурсное производство, суд на основании п. 4 ч. 1 ст. 148 АПК РФ должен оставить иск без рассмотрения, за исключением случаев, когда согласно законодательству о банкротстве соответствующее требование может быть рассмотрено вне рамок дела о банкротстве (Определение ВС РФ от 20.07.2016 N 301-ЭС16-4180 по делу N А82-1475/2012). В Определении N 301-ЭС16-4180 ВС РФ обратил внимание судов на необходимость рассмотрения всех споров по имущественным обязательствам должника только в деле о банкротстве и на то, что иные имущественные требования к должнику (неденежные) с момента введения конкурсного производства трансформируются в денежные.
Между сторонами был заключен договор купли-продажи недвижимости. Приобретенное имущество было оплачено в полном объеме. Ссылаясь не неисполнение продавцом указанного договора, покупатель обратился в арбитражный суд с иском о понуждении передать указанные объекты и осуществить государственную регистрацию перехода права собственности. Должник обратился со встречным иском о признании договора купли-продажи недействительным.
Нижестоящие суды, несмотря на признание должника банкротом к моменту вынесения решения, рассмотрели указанные иски по существу.
Судебная коллегия ВС РФ отменила указанные судебные акты и оставила без рассмотрения первоначальные и встречные исковые требования, так как должник на момент вынесения решения был признан банкротом, в отношении его открыто конкурсное производство.
При этом коллегия указала, что с момента открытия конкурсного производства происходит трансформация неденежного требования о передаче имущества компанией в денежное требование по возврату оплаты, полученной по договору до возбуждения дела о банкротстве.
Указанная позиция основана на положениях абз. 7 п. 1 ст. 126 Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", который предусматривает, что с даты принятия судом решения о признании должника банкротом все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования, за исключением прямо указанных в данной норме, могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства (аналогичная позиция была высказана еще в п. 34 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35, и суд прямо на него сослался).
ВС РФ разъяснил, что обратный подход привел бы к тому, что требования общества, носящие реестровый характер, были бы удовлетворены во внеочередном порядке, преимущественно перед требованиями иных конкурсных кредиторов компании, что противоречит законодательству о банкротстве.
Таким образом, суд подтвердил возможность (и необходимость) трансформации неденежных имущественных требований в денежное требование в ходе конкурсного производства.
При рассмотрении судом иска о выплате компенсации на основании ст. 98 АПК РФ на истце лежит бремя доказывания возникновения у него негативных последствий и наличия причинно-следственной связи между этими последствиями и обеспечением иска. Лицо, по заявлению которого были приняты обеспечительные меры, вправе доказывать, что размер компенсации не соответствует обстоятельствам дела, требованиям разумности и справедливости. Вопрос о виновности лица, по заявлению которого были приняты обеспечительные меры, не входит в предмет доказывания по данной категории дел (Определение ВС РФ от 06.05.2016 N 308-ЭС15-18503 по делу N А53-1835/2015). В рассматриваемом Определении указан перечень обстоятельств, которые должны быть установлены при рассмотрении дел подобной категории, и указано, на какой стороне лежит обязанность их доказывания.
Коллегия указала, что вопреки выводам нижестоящих судов в предмет доказывания по иску о взыскании убытков или выплате компенсации в связи с обеспечением иска не входит установление виновности инициировавшего принятие обеспечительных мер лица, поскольку право на возмещение убытков от обеспечительных мер либо право на получение компенсации основано на положениях п. 3 ст. 1064 ГК РФ и возникает в силу прямого указания закона (ст. 98 АПК РФ).
Согласно складывавшейся ранее судебной практике суды считали, что само по себе обращение с ходатайством о принятии обеспечительных мер не может рассматриваться как противоправное поведение и не свидетельствует о недобросовестности и направленности действий на причинение убытков.
Судебная коллегия указала, что правопорядок не должен содействовать как испрашиванию обеспечительных мер по необоснованным искам, так и освобождению от ответственности субъектов, заявивших соответствующие требования. Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения ими процессуальных действий (ч. 2 ст. 9 АПК РФ). Судебная коллегия разъяснила также, что при выборе такого способа защиты, как взыскание компенсации, отсутствует необходимость строгого доказывания размера понесенных убытков по правилам ст. 15 ГК РФ, так как специальные требования к обоснованию такого размера установлены в ст. 98 АПК РФ (характер ограничения имущественной сферы потерпевшего обеспечением иска, учет принципов разумности и справедливости).
Однако указанная позиция ВС РФ об отсутствии необходимости доказывания вины не означает, что лицо, выигравшее спор, всегда сможет получить возмещение своих убытков, причиненных обеспечительным мерам, так как необходимо доказать наличие негативных последствий и наличие причинно-следственной связи с принятыми обеспечительными мерами. Судебная практика подтверждает, что получить указанную компенсацию достаточно сложно (Постановления 11 ААС от 17.08.2016 N 11АП-10047/2016 по делу N А72-792/2016, АС ВВО от 03.06.2016 N Ф01-1995/2016 по делу N А43-28451/2015, 13 ААС от 01.07.2016 N 13АП-11407/2016 по делу N А56-89908/2015/тр2).

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑