• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
03.09.2019

Законопроект "О внесении изменения в статью 1 Федерального закона "О противодействии коррупции" призван устранить сложившуюся правовую неопределенность в сфере бюджетного законодательства, предусматривающего зачисление конфискованных денежных средств, полученных в результате совершения коррупционных правонарушений. Между тем, само понятие "коррупционное правонарушение" в настоящее время отсутствует в законодательстве.

21.08.2019

Принятие законопроект "О внесении изменений в статью 2.6.1 КоАП РФ" позволит владельцу автомобиля своевременно получить информацию о совершенном правонарушении водителем его транспортного средства, освободиться от ответственности согласно ч. 2 ст. 2.6.1 КоАП РФ, воспользоваться возможностью уплаты административного штрафа со скидкой предусмотренной ст. 32.2 КоАП РФ, своевременно выявлять несанкционированное использование регистрационного знака своего автомобиля другим транспортным средством.

14.08.2019

Целью законопроекта является устранение правовой коллизии между Федеральным законом "О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами" и бюджетным законодательством. Его реализация позволит избежать споров о необходимости использования специального банковского счета в соответствии с Федеральным законом.

Все статьи > Отдельные вопросы, возникающие в судебной практике при применении норм о тайне связи (Терещенко Л.К.)

Отдельные вопросы, возникающие в судебной практике при применении норм о тайне связи (Терещенко Л.К.)

Дата размещения статьи: 28.02.2017

Отдельные вопросы, возникающие в судебной практике при применении норм о тайне связи (Терещенко Л.К.)

К вопросу о содержании тайны связи. С активным использованием во всех сферах жизни информационно-телекоммуникационных технологий в судах увеличилось количество дел, касающихся тайны связи, поэтому требует четкости содержательная сторона этого понятия.
В Конституции РФ наряду с другими правами закреплено и право граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23). Там же закреплена норма, согласно которой ограничение этого права допускается не иначе как на основании судебного решения.
Норма ст. 23 Конституции РФ практически дословно воспроизведена в ст. 63 "Тайна связи" Федерального закона от 7 июля 2003 г. N 126-ФЗ "О связи" (далее - Закон о связи), получившей наименование "тайна связи". Таким образом, можно утверждать, что законодатель в понятие "тайна связи" вкладывает содержание, аналогичное установленному ст. 23 Конституции праву.
И в ст. 23 Конституции, и в ст. 63 Закона о связи, и в ст. 138 Уголовного кодекса РФ (далее - УК) содержание тайны раскрывается путем перечисления различных видов коммуникаций, в рамках которых должна обеспечиваться тайна связи, причем этот перечень является открытым. В связи с этим встает вопрос о том, входят ли в содержание тайны связи те или иные сообщения, сопутствующая им информация, в том числе информация о соединениях, по поводу чего в практике существуют прямо противоположные позиции.
В части 4 ст. 63 Закона о связи наряду с самими действиями (телефонные переговоры, почтовые отправления и т.д.) указаны также сведения о передаваемых по сетям электросвязи и сетям почтовой связи сообщениях, о почтовых отправлениях и почтовых переводах денежных средств, которые также составляют тайну связи.
Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 2 октября 2003 г. N 345-О "Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Советского районного суда города Липецка о проверке конституционности части четвертой статьи 32 Федерального закона от 16 февраля 1995 г. "О связи" занял следующую позицию относительно содержания тайны связи в части телефонных переговоров: "Право каждого на тайну телефонных переговоров по своему конституционно-правовому смыслу предполагает комплекс действий по защите информации, получаемой по каналам телефонной связи, независимо от времени поступления, степени полноты и содержания сведений, фиксируемых на отдельных этапах ее осуществления. В силу этого информацией, составляющей охраняемую Конституцией Российской Федерации и действующими на территории Российской Федерации законами тайну телефонных переговоров, считаются любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи; для доступа к указанным сведениям органам, осуществляющим оперативно-разыскную деятельность, необходимо получение судебного решения. Иное означало бы несоблюдение требования статьи 23 (часть 2) Конституции Российской Федерации о возможности ограничения права на тайну телефонных переговоров только на основании судебного решения".
Таким образом, применительно к телефонным переговорам состав тайны связи включает не только содержание осуществляемых коммуникаций, но и сам факт таких коммуникаций и связанные с ними сведения, которые получили в законодательстве наименование "информация о соединениях". Так, в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее - УПК) включены нормы, регламентирующие вопросы, связанные с информацией о соединениях.
В частности, в ст. 5 УПК дано определение понятия "получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами", под которым понимается "получение сведений о дате, времени, продолжительности соединений между абонентами и (или) абонентскими устройствами (пользовательским оборудованием), номерах абонентов, других данных, позволяющих идентифицировать абонентов, а также сведений о номерах и месте расположения приемопередающих базовых станций".
Кроме того, Федеральным законом от 1 июля 2010 г. N 143-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" в УПК введена ст. 186.1, устанавливающая порядок получения информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами. Анализ норм данной статьи показывает, что этот порядок аналогичен получению информации, составляющей содержательную сторону тайны связи. Таким образом, ст. 138 УК, устанавливающая ответственность в том числе за нарушение конституционного права на тайну телефонных переговоров, объединяет в себе два блока информации:
- информацию, составляющую содержательную сторону тайны связи;
- информацию о соединениях.
Напомним, что тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений в том виде, в каком она возникла первоначально и в международных актах, и в российском законодательстве, касалась исключительно содержательной стороны, и лишь впоследствии, с развитием информационно-телекоммуникационных технологий, сюда добавилась информация о соединениях.
Указанную тайну составляет довольно большой объем сведений, имеющих отношение к частной жизни человека. В своем Определении Конституционный Суд Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 1253-О указал, что "право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера; в понятие "частная жизнь" включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если носит непротивоправный характер (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 9 июня 2005 г. N 248-О, от 26 января 2010 г. N 158-О-О и от 27 мая 2010 г. N 644-О-О). Соответственно, лишь само лицо вправе определить, какие именно сведения, имеющие отношение к его частной жизни, должны оставаться в тайне, а потому и сбор, хранение, использование и распространение такой информации, не доверенной никому, не допускаются без согласия данного лица, как того требует Конституция Российской Федерации". Исходя из указанной позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сведения, составляющие в отношении гражданина тайну связи, могут относиться и к тайне частной жизни лица, к его персональным данным.
Вместе с тем принадлежность сведений к персональным данным суды в ряде случаев рассматривают как обстоятельство, исключающее тайну связи. Так, мировой судья судебного участка судебного района города Кургана Постановлением от 15 апреля 2015 г. признал виновным ОАО "Мобильные ТелеСистемы" (ОАО "МТС") в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях (далее - КоАП) в связи с отказом предоставить запрашиваемые УМВД России по Курганской области сведения без судебного решения, не представленного оператору связи с запросом, поскольку запрашиваемые сведения относятся к охраняемой законом тайне связи, предоставление доступа к которой возможно только на основании судебного решения.
Решением судьи Курганского городского суда Курганской области от 8 июня 2015 г. постановление оставлено без изменения. В жалобе, поданной в Курганский областной суд в порядке надзора, представитель ОАО "МТС", не согласившись с состоявшимися судебными актами, просил их отменить в связи с отсутствием в действиях ОАО "МТС" состава административного правонарушения, поскольку запрашиваемые УМВД России по Курганской области сведения относятся к охраняемой законом тайне связи, предоставление доступа к которой возможно только на основании судебного решения, не представленного оператору связи с запросом.
Запрос УМВД России по Курганской области директору Курганского филиала ОАО "МТС" касался предоставления данных абонентов, которым в определенную дату, в определенный час (по московскому времени) присваивался IP-адрес, с использованием которого осуществлялся доступ к интернет-ресурсу vk.com.
Как указано в судебных актах, "исходя из буквального содержания запроса, УМВД России по Курганской области запрашивало только персональные данные отдельных абонентов". По мнению судебных органов, предоставляя данные об абоненте по его IP-адресу (статическому либо динамическому), оператор связи лишь представляет информацию о пользователе услуг связи, не вторгаясь при этом в охраняемую Конституцией Российской Федерации и действующими на территории Российской Федерации законами тайну связи. Иными словами, оператор связи ошибочно относит запрошенную УМВД России по Курганской области информацию к сведениям, доступ к которым должен осуществляться на основании решения суда. Получение уполномоченными сотрудниками УМВД от оператора связи только персональных данных пользователей услуг связи (абонентов), которым в определенный временной период присваивался динамический IP-адрес, не требует судебного разрешения, поскольку эта информация не относится к сведениям, составляющим тайну связи.
Вместе с тем полагаем, что судебные инстанции не учли изложенные позиции Конституционного Суда Российской Федерации, в соответствии с которыми персональные данные абонентов в совокупности с их динамическим IP-адресом с конкретным номером, сведениями о дате и времени соединения и об использовавшемся интернет-ресурсе - это информация о соединениях, которая относится к тайне связи.
Управление Министерства внутренних дел Российской Федерации по городу Калуге обратилось в суд с иском к ЗАО "С", в котором просило признать незаконным отказ ответчика, выраженный в ответе от 6 февраля 2013 г. N И-13/0437, в предоставлении сведений о пользователях похищенного телефонного аппарата (анкетных данных и используемых ими сим-картах) по международному идентификационному номеру оборудования мобильной связи (IMEI) без судебного решения и обязать ответчика предоставить такую информацию без судебного решения.
Исковые требования обосновывались тем, что, по мнению истца, отказ ответчика в предоставлении данной информации со ссылкой на необходимость получения судебного постановления не обоснован, поскольку запрашиваемая информация не составляет охраняемую тайну связи, для получения которой необходимо соблюдение порядка, предусмотренного УПК. Представляется необходимым обратить внимание на то, что какого-либо обоснования, почему данная информация не является тайной связи, истец не указал.
Ответчик, в свою очередь, мотивировал свой отказ тем, что информация о регистрации в сети телефонного аппарата, имеющего какой-либо идентификационный номер (IMEI), устанавливается с помощью телефонной аппаратуры и содержится только в протоколах соединений абонентов, составляющих тайну связи и охраняемых законодательством Российской Федерации. В связи с этим, по мнению ответчика, основанием для предоставления сведений о подключении мобильного телефона по его IMEI-коду является запрос с приложением выписки из постановления суда.
Решением Калужского районного суда от 27 августа 2013 г. в иске было отказано. Судебная коллегия по гражданским делам Калужского областного суда в Определении от 25 ноября 2013 г. по делу N 33-3099/2013 согласилась с вынесенным районным судом решением, указав при этом следующее.
Содержание направленного ответчику запроса свидетельствует о том, что истец не обладает никакими установочными данными о пользователях, включая номера сим-карт. Таким образом, истец просил предоставить сведения в отношении неопределенного круга лиц. В соответствии с п. 24.1 ст. 5 УПК получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами - получение сведений о дате, времени, продолжительности соединений между абонентами и (или) абонентскими устройствами (пользовательским оборудованием), номерах абонентов, других данных, позволяющих идентифицировать абонентов, а также сведений о номерах и месте расположения приемопередающих базовых станций.
В силу ч. 1 ст. 186.1 УПК при наличии достаточных оснований полагать, что информация о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами имеет значение для уголовного дела, получение следователем указанной информации допускается на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном ст. 165 названного Кодекса.
Судебная коллегия, соглашаясь с решением суда первой инстанции, справедливо пришла к выводу о том, что требуемая истцом информация в данном случае могла быть получена только в порядке, предусмотренном УПК, и на основании судебного постановления о разрешении получения информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами.
Ограничение права гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения.
Как неоднократно указывали высшие судебные инстанции, ограничение права гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения. Так, еще в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" <1> (п. 14) подчеркивается, что, "поскольку ограничение права гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения (ч. 2 ст. 23 Конституции Российской Федерации), судам надлежит иметь в виду, что в соответствии с Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности" проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих указанные конституционные права граждан, может иметь место лишь при наличии у органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации. Перечень органов, которым предоставлено право осуществлять оперативно-розыскную деятельность, содержится в названном Законе".
--------------------------------
<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 1.

Кроме того, обращается внимание судов на то, что результаты оперативно-разыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, могут быть использованы в качестве доказательств по делам лишь тогда, когда они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проведены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством.
Вместе с тем нередки случаи получения таких сведений без судебного решения. Падунский районный суд г. Братска Иркутской области при рассмотрении уголовного дела по существу, (Постановление от 20 июня 2012 г.) установил, что судебного решения о разрешении производства выемки из ЗАО "Байкалвестком" в виде распечаток с текстами СМС-сообщений и телефонных соединений между абонентами оператора "Байкалвестком" за определенный период времени или судебного решения о законности произведенного следственного действия в материалах дела нет. Указанные сведения были предоставлены оператором связи по запросу следователя без судебного решения, в связи с чем суд постановил признать представленную информацию из ЗАО "Байкалвестком" недопустимыми доказательствами и исключить их из числа доказательств. Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда в Апелляционном определении от 6 августа 2015 г. N 33-6970/2015 поддержала позицию Падунского районного суда г. Братска.
Судебная практика свидетельствует, что антимонопольные органы часто неверно применяют нормы о тайне связи и привлекают к административной ответственности операторов связи за отказ в предоставлении сведений о соединениях. Так, 27 июня 2014 г. УФАС России по Курганской области направило ОАО "МТС" запрос о предоставлении информации о принадлежности IP-адресов, а также отчет по объему потребленного трафика сети Интернет с указанных IP-адресов в определенные временные интервалы, а также в последующем письме потребовало: указать, кому принадлежит IP-адрес, адрес места нахождения устройств, с которых осуществляется выход в сеть Интернет с указанного IP-адреса; договор, заключенный на предоставление услуг доступа в сеть Интернет; определить, какому абоненту был выделен указанный адрес для доступа в сеть Интернет в определенные (указанные) промежутки времени; предоставить отчет по объему потребленного трафика сети Интернет с IP-адреса с указанием сайтов посещенных ресурсов в определенное время.
Письмом от 18 сентября 2014 г. ОАО "МТС" было отказано в предоставлении запрошенной информации на основании того, что данная информация относится к тайне связи. В связи с отказом в предоставлении информации ОАО "МТС" было привлечено к административной ответственности. Решением судьи Курганского городского суда Курганской области от 6 февраля 2015 г. постановление должностного лица отменено, производство по делу об административном правонарушении прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП в связи с отсутствием в действиях ОАО "МТС" состава административного правонарушения.
Антимонопольный орган посчитал неправильным вывод судьи о том, что у антимонопольного органа отсутствуют правовые основания для истребования запрашиваемой информации, поскольку она относится к сведениям, составляющим тайну связи.
Постановлением от 28 августа 2015 г. по делу N 4А-194/2015 Курганский областной суд подтвердил правильность вынесенного Курганским городским судом Курганской области решения, указав при этом, что в силу ст. 64 Закона о связи операторы связи обязаны предоставлять уполномоченным государственным органам, осуществляющим оперативно-разыскную деятельность или обеспечение безопасности Российской Федерации, информацию о пользователях услугами связи и об оказанных им услугах связи, а также иную информацию, необходимую для выполнения возложенных на эти органы задач, в случаях, установленных федеральными законами. Судья учел установленные ограничения и порядок доступа к данным абонентов уполномоченными государственными органами, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность или обеспечение безопасности Российской Федерации, к которым антимонопольный орган не относится, и пришел к обоснованному выводу, что отказ ОАО "МТС" в предоставлении запрошенной информации является правомерным.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑