• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
14.11.2017

Проект Федерального закона № 313283-7 "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в части введения административной ответственности за незаконную реализацию входных билетов на матчи чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года" направлен на обеспечение выполнения правительственных гарантий, а также установления административной ответственности за незаконную реализацию входных билетов на матчи чемпионата мира.

31.10.2017

Проект федерального закона "О внесении изменений в статью 8 Закона Российской Федерации "О трансплантации органов и (или) тканей человека» и статью 47 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" направлен на ликвидацию отсутствия в настоящее время в российском законодательстве максимально понятной процедуры выражения отказа человека на изъятие его  органов после смерти, что в свою очередь,  вызывает обоснованное недоверие населения к самому институту посмертного донорства.

26.10.2017

Проектом федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» в части регулирования использования электронных курительных устройств" вводится ряд новелл, направленных на регулирование правоотношений, связанных с использованием электронных курительных устройств.

Все статьи > Дела и судьбы российских следователей: М.А. Косой (Серов Д.О., Федоров А.В.)

Дела и судьбы российских следователей: М.А. Косой (Серов Д.О., Федоров А.В.)

Дата размещения статьи: 05.04.2017

Дела и судьбы российских следователей: М.А. Косой (Серов Д.О., Федоров А.В.)

Имя Михаила Андреевича Косого известно сегодня разве что специалистам по истории отечественных еретических движений. Между тем М.А. Косой был не только еретиком, но и видным деятелем фискальской службы России <1>, тесно связанным по роду деятельности с "майорскими" следственными канцеляриями.
--------------------------------
<1> Подробнее см.: Серов Д.О., Федоров А.В. Следствие при Петре I: фискальская служба как орган уголовного преследования // Российский следователь. 2015. N 6. С. 50 - 55.

На сегодня достоверно известно, что родился М.А. Косой в 1662 г. <2>. Последующие сведения о биографии Михаила Косого относятся к 1682 г., когда он - записной <3> каменщик, житель столичной Кошельной слободы - принял участие в беспорядках в Москве в период безвластия после майского выступления стрельцов. Согласно Записной книге Приказа каменных дел, в 1682 г. М.А. Косой "с товарыщи... ходили бунтом к дьяком и подьячим на дворы и брали с них денги" <4>. Впрочем, более вероятным представляется предположение, что каменщики во главе с Михаилом Косым занимались не грабежом, а просто насильственно взыскали суммы, причитавшиеся им за возведение на Красной площади в конце мая - начале июня 1682 г. каменного столпа, прославлявшего стрельцов <5>.
--------------------------------
<2> Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 26. Оп. 1. Кн. 8451 - 8662. Л. 425.
<3> В современном смысле - сертифицированный.
<4> Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего Синода / Под ред. Н.И. Верховского. СПб., 1879. Т. 2. Ч. 1. Приложения. Стб. XXXIII.
<5> Лаврентьев А.В. Люди и вещи. Памятники русской истории и культуры XVI - XVIII вв., их создатели и владельцы. М., 1997. С. 187.

Как бы то ни было, криминальные похождения каменщиков не остались безнаказанными. Взятые под стражу после восстановления порядка, они были в 1683 г. отправлены в ссылку в Сибирь. В ссылке Михаил Косой пробыл около пяти лет. Обстоятельства его возвращения в Москву остались поныне непроясненными.
Лично знавший каменщика преподаватель московской Математико-навигаторской школы Л.Ф. Магницкий утверждал впоследствии, что М.А. Косой прибыл в столицу "тайно собою", иными словами, бежал из ссылки <6>. Поскольку предпринятые поиски в архиве Приказа каменных дел указа об освобождении Михаила Косого в 1714 г. оказались безуспешными <7>, следует предположить, что он в самом деле самовольно покинул место ссылки. По свидетельству Леонтия Магницкого, после возвращения из Сибири, сблизившись с некими Яковом Якимовым и Д.Е. Тверитиновым, М.А. Косой "принял развращение благочестия", проникся еретическими воззрениями протестантского толка <8>.
--------------------------------
<6> Магницкий Л.Ф. Записка по делу Тверитинова. СПб., 1882. С. 3.
<7> Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего Синода. Т. 2. Ч. 1. Приложения. Стб. XXXIII - XXXIV.
<8> Магницкий Л.Ф. Указ. соч. С. 3.

Новый поворот судьбы ожидал Михаила Андреевича на исходе 1711 г. По Указу Правительствующего Сената от 27 декабря 1711 г. М.А. Косой в качестве целовальника <9> по приему и покупке строительных материалов был направлен в Санкт-Петербург <10>. Довелось ли Михаилу Андреевичу потрудиться на строительстве новой столицы, на сегодня установить не удалось. Более определенно можно сказать иное: не позднее 1713 г. М.А. Косой оставил ремесло каменщика и поступил в фискалы.
--------------------------------
<9> То есть выборного должностного лица.
<10> Доклады и приговоры, состоявшиеся в Правительствующем Сенате в царствование Петра Великого / Под ред. Н.В. Калачева. СПб., 1880. Т. 1. С. 401 - 402.

Кто именно содействовал поступлению Михаила Косого на государственную гражданскую службу, осталось неясным (хотя, судя по последующим событиям, это мог быть кто-то из князей Долгоруковых). Бесспорно известно другое: по Именному указу от 24 апреля 1713 г. фискалу Михаилу Андрееву (как в начале 1710-х гг. начал именовать себя М.А. Косой <11>) было поручено провести проверку финансовой деятельности Московской Большой таможни и Ратуши <12>. Благодаря возложенному на него высочайшему поручению, М.А. Косой-Андреев стал заметной фигурой в бюрократических кругах бывшей столицы.
--------------------------------
<11> Попытки смены фамилии М.А. Косому в полной мере не удались - слишком многие современники, очевидно, помнили его прежнее фамильное прозвание. Однако протянувшееся через десятилетия, регулярно повторявшееся в документах альтернативное именование Михаила Андреевича ввело в заблуждение выдающегося знатока XVIII в. профессора истории русского права А.Н. Филиппова. Подробно описав в монографии 1895 г. финал карьеры "обер-фискала Михаила Косого", исследователь чуть ниже отметил, что "у нас нет указаний, остался ли в должности... обер-фискал Михаил Андреев" (Филиппов А.Н. История Сената в правление Верховного Тайного Совета и Кабинета. Юрьев, 1895. Ч. 1. С. 290, 292).
<12> Доклады и приговоры, состоявшиеся в Правительствующем Сенате в царствование Петра Великого / Под ред. Н.Ф. Дубровина. СПб., 1887. Т. 3. Кн. 1. С. 226.

Новые занятия Михаила Андреевича отнюдь не угасили его давнюю склонность к "еретическому мудрованию". Свои неканонические взгляды он открыто высказывал теперь в стенах московских канцелярий, став активным участником еретического кружка Д.Е. Тверитинова. Принимавшая все более значительные масштабы еретическая агитация не могла не встревожить церковные власти. В результате проведенного в 1713 - 1714 гг. расследования были установлены все активные участники кружка Дмитрия Тверитинова. 24 октября 1714 г. состоялось соборное осуждение еретиков. "Лжеучитель" Д.Е. Тверитинов, а также наиболее близкие его сподвижники - фискал Михаил Косой и цирюльник <13> Фома Иванов - были преданы анафеме <14>.
--------------------------------
<13> То есть парикмахер.
<14> Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего Синода. Т. 2. Ч. 1. Приложения. Стб. CLXXVII (публикацию полного текста соборного осуждения см.: Там же. С. CLXXXII - CLXXXVII).

Между тем, исходя из буквы действующего законодательства, участникам "развратных" бесед грозили не одни лишь духовные санкции. Уместно вспомнить, что деяния Д.Е. Тверитинова и его ближайших сподвижников напрямую подпадали под ст. 1 главы 1 Уложения 1649 г., в которой предусматривалась единственная санкция - смертная казнь. Ничего подобного, впрочем, не последовало. В Сенате проигнорировали даже всплывшие в ходе расследования деятельности еретического кружка обстоятельства криминального прошлого М.А. Косого-Андреева. Отлученный от церкви фискал продолжил как ни в чем не бывало находиться на государственной службе.
Столь благоприятный для Михаила Косого итог разбирательства дела Дмитрия Тверитинова возможно связать с действиями князей Долгоруковых. С одной стороны, известно, что дело о еретическом сообществе было "похоронено" в Сенате во многом благодаря усилиям сенатора князя Якова Долгорукова, о чем в мае 1716 г. заявил сенатор П.М. Апраксин <15>. С другой стороны, рьяно взявшийся за исполнение служебных обязанностей Михаил Косой сумел заинтересовать своими разоблачениями могущественного руководителя следственной канцелярии гвардии майора В.В. Долгорукова <16>, двоюродного племянника князя Якова Федоровича.
--------------------------------
<15> Там же. Стб. CXCVII - CXCVIII. Леонтий Магницкий также упомянул о покровительстве Я.Ф. Долгорукова еретикам (Магницкий Л.Ф. Указ. соч. С. 14).
<16> О нем подробнее см.: Серов Д.О., Федоров А.В. Дела и судьбы российских следователей: князь В.В. Долгоруков // Российский следователь. 2016. N 13. С. 49 - 55.

О степени тогдашней связанности М.А. Косого с главой следственной канцелярии свидетельствует фрагмент из письма В.В. Долгорукова брату сенатору М.В. Долгорукову от 23 марта 1716 г. В этом сугубо доверительном послании князь Василий Долгоруков между иного просил брата: "И Косому изволь сам сказать, и чтоб он имел меня так, как я его в кредит [в]вел, и ко мне б писал" <17>. Вероятнее всего, с подачи именно В.В. Долгорукова Петр I направил 28 января 1716 г. письмо главе Подрядной канцелярии полковнику Г.И. Кошелеву <18>, в котором предписал оказывать содействие Михаилу Косому, взявшемуся (попутно с фискальской деятельностью) за подряд корабельных лесов <19>.
--------------------------------
<17> Российский государственный военно-исторический архив. Ф. 2583. Оп. 1. N 29. Л. 68.
<18> О нем подробнее см.: Серов Д.О., Федоров А.В. Дела и судьбы российских следователей: Г.И. Кошелев // Российский следователь. 2016. N 15. С. 52 - 56.
<19> РГАДА. Ф. 1451. Кн. 10. Л. 7.

Самым значительным из числа уголовных дел, возбужденных М.А. Косым, следует, по-видимому, признать дело комиссара П.И. Власова и дьяка П.К. Скурихина, обвиненных во взяточничестве и в расхищении 140 665 руб. казенных денег. Названное уголовное дело находилось первоначально в производстве следственной канцелярии В.В. Долгорукова. Будучи временно перенесено (по Именному указу от 13 марта 1716 г.) в следственную канцелярию Г.И. Кошелева и Ф.Д. Воронова, дело было окончательно закреплено в ее производстве по реестру от 9 декабря 1717 г. <20>.
--------------------------------
<20> Там же. Л. 8; Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1329. Оп. 1. Кн. 27. Л. 69 об., 125 - 125 об.

Затем по Именному указу от 3 декабря 1720 г. дело П.И. Власова и П.К. Скурихина перенесено в специально организованную для его расследования следственную канцелярию гвардии подполковника И.И. Бутурлина <21>. Дело, однако, так и не дошло до суда, несмотря на то что Петр Власов принес в 1724 г. повинную, признав часть эпизодов получения взяток. Вместе с тем, узнав из повинной П.И. Власова о преступных действиях также Петра Скурихина (уже умершего к тому времени), Петр I указал 15 апреля 1724 г. извлечь из могилы его тело и подвесить останки "на железной чепи за Москвою рекою на Болоте" <22>.
--------------------------------
<21> РГАДА. Ф. 286. Кн. 2. Л. 166.
<22> Там же. Ф. 248. Кн. 703. Л. 133 об. - 134.

Возбужденное же М.А. Косым аналогично в 1714 г. уголовное дело по обвинению купца Сидора Томилина в участии в подрядных махинациях кочевало по следственным канцеляриям несколько по иному "маршруту". Как указал сам подследственный в челобитной от ноября 1723 г., "ис канцелярии ведения князь Василья Долгорукова в канцелярию господина полковника Кошелева, а от Кошелева в канцелярию Языкова да Иванова, а от них в канцелярию господина генерала-маэора Княжова-Юсупова <23>, а от господина Княжова-Юсупова в канцелярию генерал-лейтенанта Матюшкина, а от него в канцелярию ведения господина генерала Ивана Ивановича Бутурлина... а решения не учинено тому уже девять лет" <24>.
--------------------------------
<23> Имеется в виду следственная канцелярия князя Г.Д. Юсупова, о которой подробнее см.: Серов Д.О., Федоров А.В. Дела и судьбы российских следователей: князь Г.Д. Юсупов // Российский следователь. 2016. N 11. С. 51 - 56.
<24> РГАДА. Ф. 9. Отд. 2. Кн. 65. Л. 403.

Попутно в 1716 - 1717 гг. М.А. Косой вступил в открытое противоборство с главой фискальской службы России обер-фискалом А.Я. Нестеровым <25>. Согласно изложенной уже в 1723 г. версии Михаила Андреевича, глава фискальской службы принялся, "закрывая хищников", препятствовать расследованию дела П.И. Власова и П.К. Скурихина <26>. Породивший чреду взаимных обвинений отмеченный конфликт начал вскоре складываться не в пользу Михаила Косого.
--------------------------------
<25> О нем подробнее см.: Серов Д.О., Федоров А.В. Дела и судьбы российских следователей: А.Я. Нестеров // Российский следователь. 2016. N 22. С. 52 - 56.
<26> РГАДА. Ф. 248. Кн. 1277. Л. 295.

Сложилось так, что в конце 1710-х гг. Михаил Андреевич лишился поддержки клана Долгоруковых. Арестованный в феврале 1718 г. по обвинению в связях с опальным царевичем Алексеем Петровичем, В.В. Долгоруков был 14 марта 1718 г. приговорен особым судебным присутствием к лишению чинов, конфискации имущества и ссылке. Уличенный в крупномасштабных злоупотреблениях по "китайскому торгу", утративший доверие Петра I (хотя так и не осужденный) Яков Долгоруков скончался 23 июня 1720 г. <27>.
--------------------------------
<27> О деле Я.Ф. Долгорукова подробнее см.: Серов Д.О. Малоизвестная страница истории военной юстиции России: процесс Я.Ф. Долгорукова (1718) // Военное прошлое государства Российского: утраченное и сохраненное: Мат-лы Всерос. науч.-практ. конф. СПб., 2006. Ч. 3. С. 57 - 60.

Нет поэтому ничего удивительного, что уже весной 1719 г. М.А. Косой оказался под стражей в Юстиц-коллегии, будучи обвинен А.Я. Нестеровым в утайке таможенных пошлин на внушительную сумму в 48 000 рублей <28>. Впрочем, в колодничьей палате Михаил Косой пробыл недолго. Затруднительно сказать, кто на этот раз вступился за Михаила Андреевича, но 27 мая 1719 г. Петр I указал изменить фискалу меру пресечения с содержания под стражей на подписку о невыезде, "на росписку знатным людем".
--------------------------------
<28> РГАДА. Ф. 9. Отд. 1. Кн. 58. Л. 75 об.

Сразу после освобождения М.А. Косой подал в декабре 1719 г. в следственную канцелярию князя Г.Д. Юсупова развернутое доношение, содержавшее обвинения А.Я. Нестерова в многочисленных преступлениях против интересов службы. Означенное доношение было доложено Петру I, который 16 февраля 1720 г. наложил на него лаконичную резолюцию: "Отослать в Юстиць-колегию" <29>. Правда, никакого расследования обвинений, выдвинутых М.А. Косым против обер-фискала, в Юстиц-коллегии предпринято не было.
--------------------------------
<29> РГАДА. Ф. 282. Оп. 1. N 21560. Л. 1 - 1 об.

Однако начавшееся в марте 1722 г. резонансное "дело фискалов", в связи с которым в сентябре 1722 г. был взят под стражу А.Я. Нестеров <30>, изменило ситуацию в благоприятную для Михаила Косого сторону.
--------------------------------
<30> О "деле фискалов" подробнее см.: Серов Д.О., Федоров А.В. Очерки истории российских следственных органов. М., 2015. С. 65 - 75.

8 января 1723 г. М.А. Косой подал в только что учрежденный Вышний суд очередное доношение с обвинениями Алексея Нестерова в преступлениях против интересов службы и в клевете (каковая имела последствием отмеченное уголовное преследование Михаила Андреевича со стороны Юстиц-коллегии) <31>. Возбужденные А.Я. Нестеровым уголовные дела против Михаила Косого были прекращены.
--------------------------------
<31> РГАДА. Ф. 248. Кн. 1277. Л. 295 - 296 об.

Однако падение Алексея Нестерова имело последствием не только освобождение М.А. Косого от уголовного преследования. Как известно, стремясь укрепить фискальскую службу, Петр I учредил 30 января 1723 г. должность генерал-фискала. Обер-фискал становился отныне вторым лицом в иерархии ведомства. 22 февраля 1723 г. император определил в генерал-фискалы заслуженного фронтовика, бывшего командира Новгородского пехотного полка А.А. Мякинина. В свою очередь, по предложению Алексея Мякинина 4 июня 1724 г. Правительствующий Сенат назначил на пост обер-фискала М.А. Косого <32>.
--------------------------------
<32> Там же. Кн. 1927. Л. 93.

Насколько можно понять, бывший полковой командир и бывший каменщик вполне сработались. По крайней мере, сохранившиеся до наших дней письма А.А. Мякинина к Михаилу Косому от июня - июля 1724 г. выдержаны в отчетливо благожелательном духе <33>. Впрочем, совместная деятельность Алексея Антоновича и Михаила Андреевича продлилась недолго.
--------------------------------
<33> См.: Там же. Ф. 386. N 1. Л. 7 - 7 об., 17 - 17 об.

Оказавшись на правительственной должности, Михаил Косой, по всей очевидности, утратил ощущение реальности, вообразил себя всемогущим и принялся, значительно превышая свои полномочия, арестовывать московских купцов, заключая их в специально оборудованную домашнюю тюрьму. Более того, стремясь добиться от незаконно задержанных колодников признательных показаний, новоявленный обер-фискал стал держать их (вероятно, с целью лишения сна) в невиданных железных ошейниках с длинными спицами "и на концах кольца гремячие".
Трудно сказать, благодаря кому преступная деятельность М.А. Косого получила огласку, но уже 22 февраля 1725 г. Сенат указал освободить всех арестованных им лиц, а в его доме произвести обыск. Заодно сенаторы затребовали для ознакомления образцы применявшихся в домашней тюрьме "мучителских ошейников" (изобретенных, как вскоре открылось, самим Михаилом Андреевичем). Этим же сенатским Указом был наложен арест на имущество М.А. Косого <34>.
--------------------------------
<34> Там же. Ф. 248. Кн. 1939. Л. 143 - 143 об.

Точную дату ареста Михаила Косого установить не удалось, вероятно, это произошло уже в конце февраля - начале марта 1725 г. Позднее режим содержания Михаила Андреевича под стражей оказался ужесточен: по сенатскому Указу от 28 марта 1726 г. его было предписано "держать под крепким караулом и ни с кем разговоров иметь не допускать" <35>.
--------------------------------
<35> Там же. Кн. 1952. Л. 247.

Расследование "худых поступков" Михаила Косого не особенно затянулось. 2 марта 1727 г. по пяти эпизодам злоупотребления должностными полномочиями (включая истязания арестованных) Сенат приговорил Михаила Косого к пожизненной ссылке в Сибирь с содержанием в Тобольске без определения к делам и к конфискации имущества. В качестве своего рода дополнительной санкции в приговоре был прописан запрет сибирскому губернатору принимать от бывшего обер-фискала какие-либо доношения <36>. Круг злоключений Михаила Андреевича замкнулся: по прошествии 40 с лишним лет он вновь оказался в дальних краях в статусе ссыльного.
--------------------------------
<36> Там же. Кн. 1964. Л. 67 - 68 об.

В Сибири М.А. Косого ожидали новые превратности судьбы. Не склонный афишировать еретические воззрения в тобольском обществе, Михаил Косой не нашел при этом ничего лучшего, как в начале 1728 г. обратиться с просьбой о благословении и назначении духовного отца к самому митрополиту Антонию. На беду Михаила Андреевича в Тобольск вскоре поступило опубликованное в Москве богословское сочинение покойного митрополита Стефана Яворского "Камень веры". В предисловии автор, руководивший некогда разбирательством дела Дмитрия Тверитинова, подробно изложил обстоятельства изобличения еретиков. Не был обойден вниманием в предисловии и Михаил Косой <37>.
--------------------------------
<37> Стефан [Яворский]. Камень веры православным церкве святыя сыном на утверждение и духовное созидание, претыкающимся же о камень претыкания и соблазна на востание и исправление. М., 1727. С. 1.

Ознакомившись с книгой, бдительный Антоний быстро установил идентичность посетившего его в дни Великого поста 1728 г. ссыльного фискала и упомянутого в трактате митрополита Стефана еретика М.А. Косого. Растревоженный митрополит доложил о ситуации в декабре 1729 г. Святейшему Синоду, попросив заодно уточнить, принес ли Михаил Косой покаяние и снята ли с него анафема. Поскольку, как быстро выяснилось, никакого покаяния М.А. Косой не приносил, 7 апреля 1730 г. Антонию был направлен синодский указ, в котором предписывалось добиться у Михаила Андреевича публичного отречения от ереси, после чего разрешить его от наложенного в 1714 г. проклятия <38>.
--------------------------------
<38> РГИА. Ф. 796. Оп. 11. N 33. Л. 1 - 1 об., 9 - 9 об. Краткое изложение синодских актов 1728 - 1731 гг. по делу М.А. Косого см.: Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего Синода. СПб., 1901. Т. 10. Стб. 85 - 90. В литературе о тобольских злоключениях Михаила Андреевича см.: Попов А.В. Суд и наказания за преступления против веры и нравственности по русскому праву. Казань, 1904. С. 335 - 337; Смилянская Е.Б. Волшебники. Богохульники. Еретики. Народная религиозность и "духовные преступления" в России XVIII в. М., 2003. С. 268 - 269.

Торжества православия, однако, не получилось. Приглашенный в тобольский Успенский собор "при собрании многонародном духовных и светских персон" Михаил Андреевич, в отличие от глубоко почитавшегося им Д.Е. Тверитинова, отрекшегося от еретических убеждений в феврале 1723 г., по существу, отказался принести покаяние. Разгневанный подобным поворотом дела митрополит Антоний предложил в доношении Синоду от 24 марта 1731 г. направить бывшего обер-фискала для дальнейшего отбывания ссылки в совсем глухие места, "на Обдоры <39> между новокрещеных, из которых едва кто руского языка знает... где и слушать противного церкви святой учения его будет некому" <40>.
--------------------------------
<39> Историческое название местности близ Полярного круга, в северной части бассейна р. Обь. Единственным российским поселением в этих местах в XVIII в. являлся Обдорский городок (Обдорск), ныне г. Салехард, административный центр Ямало-Ненецкого автономного округа.
<40> РГИА. Ф. 796. Оп. 11. N 33. Л. 14 - 15 об.

В Синоде мнение Антония поддержали и в июле 1731 г. направили дело об упорствующем в ереси ссыльном для окончательного решения в Сенат. Правительствующий Сенат, который столь длительное время игнорировал факт соборного проклятия Михаила Андреевича, на этот раз вынес приговор более суровый, нежели предлагали церковные власти. 13 августа 1731 г. Сенат осудил Михаила Косого на тюремное заключение с содержанием на хлебе и воде до принесения покаяния с последующей ссылкой в Обдорскую волость <41>.
--------------------------------
<41> РГАДА. Ф. 248. Кн. 777. Л. 431 - 431 об.; публикацию документа см.: Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству православного исповедания Российской империи. СПб., 1890. Т. 7. С. 361 - 362.

Время и обстоятельства кончины М.А. Косого установить к настоящему времени не удалось. Вероятнее всего, Михаил Косой (которому в то время было уже около 70 лет) не смог вынести тягот строгого заключения и вскоре завершил свои дни в тобольской тюрьме. Остается добавить, что в мае 1741 г. в Сенат поступила челобитная сына Михаила Андреевича Ивана Косого, в которой тот, упомянув о конфискации семейного имущества и о смерти отца в ссылке, просил "наградить его подаянием милости" <42>. Решение Сената по этому поводу неизвестно.
--------------------------------
<42> Сенатский архив. СПб., 1890. Т. 3. С. 335.

Литература

1. Доклады и приговоры, состоявшиеся в Правительствующем Сенате в царствование Петра Великого / Под ред. Н.В. Калачева. СПб.: Тип. Имп. Академии Наук, 1880. Т. 1. IV, 20, 476 с.
2. Доклады и приговоры, состоявшиеся в Правительствующем Сенате в царствование Петра Великого / Под ред. Н.Ф. Дубровина. СПб.: Тип. Имп. Академии Наук, 1887. Т. 3. Кн. 1. 18, 447 с.
3. Лаврентьев А.В. Люди и вещи. Памятники русской истории и культуры XVI - XVIII вв., их создатели и владельцы. М.: Археографический центр, 1997. 253 с.
4. Магницкий Л.Ф. Записка по делу Тверитинова. СПб.: Тип. Добродеева, 1882. XII, 272, V с.
5. Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего Синода / Под ред. Н.И. Верховского. СПб.: Синодальная тип., 1879. Т. 2. Ч. 1. 556 стб., 3, III с.
6. Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего Синода. СПб.: Синодальная тип., 1901. VIII с., 1978 стб.
7. Попов А.В. Суд и наказания за преступления против веры и нравственности по русскому праву. Казань: Типо-лит. Имп. ун-та, 1904. VI, 516, III с.
8. Сенатский архив. СПб.: Тип. Правит. Сената, 1890. Т. 3. 621, 64 с.
9. Серов Д.О. Малоизвестная страница истории военной юстиции России: процесс Я.Ф. Долгорукова (1718) // Военное прошлое государства Российского: утраченное и сохраненное: Мат-лы Всерос. науч.-практ. конф. СПб.: ВИМАИВиВС, 2006. Ч. 3. С. 57 - 60.
10. Серов Д.О., Федоров А.В. Дела и судьбы российских следователей: князь В.В. Долгоруков // Российский следователь. 2016. N 13. С. 49 - 55.
11. Серов Д.О., Федоров А.В. Дела и судьбы российских следователей: Г.И. Кошелев // Российский следователь. 2016. N 15. С. 52 - 56.
12. Серов Д.О., Федоров А.В. Дела и судьбы российских следователей: А.Я. Нестеров // Российский следователь. 2016. N 22. С. 52 - 56.
13. Серов Д.О., Федоров А.В. Дела и судьбы российских следователей: князь Г.Д. Юсупов // Российский следователь. 2016. N 11. С. 51 - 56.
14. Серов Д.О., Федоров А.В. Следствие при Петре I: фискальская служба как орган уголовного преследования // Российский следователь. 2015. N 6. С. 50 - 55.
15. Серов Д.О., Федоров А.В. Очерки истории российских следственных органов. М.: Юрист, 2015. 318 с.
16. Смилянская Е.Б. Волшебники. Богохульники. Еретики. Народная религиозность и "духовные преступления" в России XVIII в. М.: Индрик, 2003. 464 с.
17. Стефан [Яворский]. Камень веры православным церкве святыя сыном на утверждение и духовное созидание, претыкающимся же о камень претыкания и соблазна на востание и исправление. М.: Синодальная тип., 1727. 38, 1099 с.
18. Филиппов А.Н. История Сената в правление Верховного Тайного Совета и Кабинета. Юрьев: Тип. К. Маттисена, 1895. Ч. 1. XII, 486 с.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑