• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
19.04.2019

Законопроектом "О внесении изменения в статью 217 части второй Налогового кодекса Российской Федерации" предлагается установить, что суммы материальной помощи, не превышающие 4 000 рублей в год, выплачиваемые организацией, осуществляющей образовательную деятельность по основным профессиональным образовательным программам, студентам, аспирантам, адъюнктам, ординаторам и ассистентам-стажерам освобождаются от налогообложения.

08.04.2019

Законопроект "О жилищных субсидиях многодетным семьямнаправлен на улучшение демографической структуры современного российского общества и социально-экономического состояния государства. Кроме того, его принятие будет способствовать развитию сельской местности на территории России, что является немаловажным моментом на фоне сегодняшней урбанизации, то есть процесса роста городов, в связи с чем повышения удельного веса городского населения, возрастания роли городов во всех сферах жизни общества и преобладание городского образа жизни над сельским на всей территории страны.

30.03.2019

Законопроект направлен на установление новеллы, которая позволит обеспечить и защитить права и интересы вкладчиков, оказавшихся жертвами недобросовестных кредитных организаций, которые не включили указанных вкладчиков - физических лиц в реестр вкладчиков по различным причинам. Десятки тысяч добросовестных граждан нашей страны, лишившихся зачастую последних средств к существованию, будут иметь дополнительные гарантии защиты своих прав и могут быть уверены, что государство защитит их интересы и сбережения.

Все статьи > Фактическое принятие наследства: спорные вопросы правоприменения (Фиошин А.В.)

Фактическое принятие наследства: спорные вопросы правоприменения (Фиошин А.В.)

Дата размещения статьи: 04.05.2015

Фактическое принятие наследства: спорные вопросы правоприменения (Фиошин А.В.)

Право наследования, гарантированное ч. 4 ст. 35 Конституции Российской Федерации, обеспечивает переход имущества наследодателя к другим лицам в порядке, определяемом гражданским законодательством <1>. Гражданский кодекс Российской Федерации (далее - ГК РФ), в свою очередь, гласит, что для приобретения наследства наследник должен его принять (п. 1 ст. 1152). Под принятием наследства "следует понимать односторонние действия лица, призванного к наследованию, выражающие его волю приобрести наследство, т.е. стать субъектом соответствующих прав и обязанностей в отношении наследственного имущества" <2>. При этом принятие наследником части наследства означает принятие всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось (п. 2 ст. 1152 ГК РФ).
--------------------------------
<1> См.: Фоков А.П. О судебной практике по делам о наследовании // Российский судья. 2012. N 9. С. 2.
<2> См.: Лайко Л.В. Приобретение наследства, принятие наследства и вступление в наследство: о терминологии в наследственном праве, доктрине и практике // Наследственное право. 2008. N 2. С. 17.

Принятие наследства, в отличие от отказа от наследства <3>, возможно осуществить двумя способами. В доктрине они традиционно именуются формальным и фактическим. Формальное принятие наследства состоит в том, что субъект письменно свидетельствует свое желание стать правопреемником наследодателя перед компетентными публичными властями <4>. В соответствии с п. 1 ст. 1153 ГК РФ принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.
--------------------------------
<3> См.: Абраменков М.С., Блинков О.Е. Отказ от наследства в российском наследственном праве // Наследственное право. 2012. N 4. С. 25.
<4> См.: Абраменков М.С., Чугунов П.В. Наследственное право: Учебник для магистров / Отв. ред. В.А. Белов. М.: Юрайт, 2013. С. 331.

В свою очередь, фактическое принятие наследства - это действия наследника, свидетельствующие о его намерении обладать наследственным имуществом.
Поскольку судебная практика, связанная с применением законоположений о фактическом принятии наследства, в ряде случаев характеризуется наличием контроверз, исследование данной проблематики представляется актуальным, что подтверждается, в частности, и весьма широким распространением данного явления в отечественном правопорядке.
Итак, согласно п. 2 ст. 1153 ГК РФ признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если он: вступил во владение или в управление наследственным имуществом; принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц; произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества; оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства <5>.
--------------------------------
<5> Следует обратить внимание на то, что перечень действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства, является открытым. Пункт 36 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" к таким действиям также относит: вселение наследника в принадлежавшее наследодателю жилое помещение или проживание в нем на день открытия наследства (в том числе без регистрации наследника по месту жительства или по месту пребывания), обработка наследником земельного участка, подача в суд заявления о защите своих наследственных прав, обращение с требованием о проведении описи имущества наследодателя, осуществление оплаты коммунальных услуг, страховых платежей, возмещение за счет наследственного имущества расходов, предусмотренных ст. 1174 ГК РФ, иные действия по владению, пользованию и распоряжению наследственным имуществом.

Вступление во владение предполагает, что наследник обретает фактическое господство над вещами, права на которые входят в наследственную массу.
Судебная практика, связанная со вступлением во владение, не является единообразной. Так, Московский городской суд, рассматривая дело N 33-37007, пришел к выводу о том, что вступление наследником во владение орденами и медалями Великой Отечественной войны, которые являются памятными наградами и юбилейными медалями наследодателя, свидетельствуют о фактическом принятии наследства <6>.
--------------------------------
<6> Определение Московского городского суда от 30 ноября 2010 г. по делу N 33-37007 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 01.05.2014).

Принятие наследником ранее принадлежавших наследодателю дубленки, свитера, джемпера и куртки, по мнению Волгоградского областного суда (дело N 33-7515/2013), также является доказательством фактического принятия наследства <7>. Самарский областной суд (дело N 33-6011/2013), установив, что наследник вступил во владение личными вещами наследодателя в виде одежды, обуви, постельного белья, одеяла, подушки и книги, пришел к выводу о фактическом принятии наследником наследства <8>. Следует отметить, что во всех вышеприведенных казусах вступление во владение личными вещами наследодателей также влекло признание за наследниками права собственности на доли в наследуемом недвижимом имуществе.
--------------------------------
<7> Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 11 июля 2013 г. N 33-7515/2013 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 01.05.2014).
<8> Апелляционное определение Самарского областного суда от 3 июля 2013 г. N 33-6011/2013 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 01.05.2014).

Существуют и противоположные по своим выводам судебные постановления. Например, по мнению Самарского областного суда (дело N 33-7775/12), то обстоятельство, что истица взяла личные вещи отца, не могло рассматриваться в смысле п. 2 ст. 1153 ГК РФ как принятие наследственного имущества, поскольку не свидетельствовало о совершении действий, направленных на принятие наследства. Отсутствие намерения истицы принять наследственное имущество следовало, по мнению суда, из ее поведения после смерти наследодателя - необращения к нотариусу в установленный срок с заявлением о принятии наследства, фактического невступления в права наследства <9>.
--------------------------------
<9> Апелляционное определение Самарского областного суда от 22 августа 2012 г. N 33-7775/12 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 01.05.2014).

Московский городской суд, рассматривая дело N 11-28545, также весьма критически отнесся к завладению наследником личными вещами наследодателя. При этом суд отметил, что в материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства, с достоверностью свидетельствующие о том, что наследник совершил реальные действия по фактическому принятию наследства. Документы, подтверждающие принятие наследником мер по сохранению наследственного имущества (квитанции об оплате либо договоры на проведение ремонта в квартире и т.д.); квитанции об уплате налога, о внесении платы за жилое помещение и коммунальные услуги представлены им не были <10>. Аналогичный вывод содержится и в Определении Московского городского суда по делу N 4г/8-7593 <11>.
--------------------------------
<10> Апелляционное определение Московского городского суда от 4 сентября 2013 г. по делу N 11-28545 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 01.05.2014).
<11> Определение Московского городского суда от 8 октября 2013 г. N 4г/8-7593 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 01.05.2014).

Думается, что более правильной является та позиция судебных инстанций, согласно которой вступление во владение личными вещами наследодателя еще не служит свидетельством совершения действий, направленных на принятие наследства. Как правило, споры по данной категории дел возникают из-за разногласий по поводу прав на недвижимое имущество, входящее в наследственную массу. В этой связи завладение одним из наследников, к примеру, мемуарами или предметами одежды наследодателя и признание его фактически принявшим наследство в виде доли в праве собственности на квартиру, при полном отсутствии действий, связанных с сохранностью квартиры либо оплатой коммунальных услуг, вряд ли будет отвечать принципу добросовестности <12>, при условии, что другой наследник вносил плату за коммунальные услуги, платил налоги, следил за сохранностью квартиры или же сделал в ней ремонт.
--------------------------------
<12> Особо отметим, что Федеральным законом от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ ст. 1 ГК РФ, определяющая основные начала гражданского законодательства, дополнена пунктом 4, согласно которому никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Что касается управления наследственным имуществом, то под ним понимается стремление поддерживать имущество в надлежащем состоянии и обеспечивать его нормальное использование для удовлетворения своих потребностей <13>. Примерами управления наследственным имуществом в судебной практике являются заключение наследником договора доверительного управления имуществом наследодателя (Определение Верховного Суда РФ от 6 декабря 2011 г. N 5-В11-87), обработка земельного участка наследодателя (Определение Ленинградского областного суда от 11 сентября 2013 г. N 33-4309/2013) и т.п.
--------------------------------
<13> См.: Абраменков М.С., Чугунов П.В. Наследственное право: Учебник для магистров. С. 330.

Небезынтересный вывод содержится в Определении Пермского краевого суда от 23 мая 2011 г. по делу N 33-4922. Данная судебная инстанция отметила, что фактическое принятие наследства наследницей С. в соответствии со ст. 1153 ГК РФ подтверждалось ее объяснениями о поручении наследнику М.Н., претендовавшему на получение всего наследственного имущества (жилого дома с земельным участком), следить за этим имуществом, осуществлять за ним уход <14>. Думается, что определение действий наследницы С. как фактическое принятие наследства исключительно на том основании, что она дает устное поручение наследнику М.Н. следить и ухаживать за наследственным имуществом, вряд ли является верным <15>. Управление, как представляется, предполагает поддержание имущества в надлежащем состоянии и обеспечение его нормального использования для своих нужд, что, в свою очередь, подразумевает деятельное участие наследника в "судьбе" наследственного имущества.
--------------------------------
<14> Определение Пермского краевого суда от 23 мая 2011 г. по делу N 33-4922 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 01.05.2014).
<15> Справедливости ради отметим, что в рассматриваемом деле наследница С. в пределах шестимесячного срока с момента открытия наследства все же приезжала в дом, жила в нем, производила его уборку и впоследствии ежегодно там появлялась. Таким образом, имелась совокупность конклюдентных действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства. Если бы в данной ситуации наследница С., давшая устное поручение следить и ухаживать за наследственным имуществом, ограничилась только им, а впоследствии (в рассматриваемом случае с момента открытия наследства до судебных тяжб прошло порядка 10 лет) попыталась бы в судебном порядке признать факт принятия наследства, то, как представляется, признание ее фактически принявшей наследство было бы неправомерным.

Следует также согласиться с М.С. Абраменковым, по мнению которого "отграничить нерушимой демаркационной линией действия наследника по владению имуществом от таковых, направленных на управление им, не представляется возможным - и не является необходимым" <16>.
--------------------------------
<16> См.: Абраменков М.С., Чугунов П.В. Наследственное право: Учебник для магистров. С. 331.

Весьма любопытные случаи встречаются в судебной практике и при рассмотрении дел, связанных с фактическим принятием наследства в виде осуществления мер по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц. Так, по мнению Томского областного суда (дело N 33-22/2013), действия наследника по принятию мер к сохранности автомобиля, совершенные в течение шести месяцев со дня открытия наследства, а именно: перемещение автомобиля после смерти наследодателя в гараж наследника, а также обращения последнего в Банк ВТБ-24 в целях передачи банку данного автомобиля, являющегося предметом залога, могут свидетельствовать о принятии наследником наследства <17>.
--------------------------------
<17> Апелляционное определение Томского областного суда от 1 февраля 2013 г. по делу N 33-22/2013 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 01.05.2014).

Представляется, что такое мнение вряд ли можно признать обоснованным. В частности, как совершенно верно отметил Санкт-Петербургский городской суд (дело N 33-511/2012), воля на принятие наследства считается проявленной в том случае, если наследник совершает фактические действия, свойственные собственнику. Такими действиями считаются действия, в которых проявляется отношение наследника к наследственному имуществу как к своему собственному, поэтому действия должны им совершаться для себя и в своих интересах <18>.
--------------------------------
<18> Определение Санкт-Петербургского городского суда от 19 января 2012 г. N 33-511/2012 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 01.05.2014). Аналогичная позиция содержится и в Апелляционном определении Саратовского областного суда от 6 ноября 2012 г. по делу N 33-6505 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 01.05.2014).

В рассматриваемом случае в материалах дела N 33-22/2013 имелось уведомление Банку ВТБ-24, в котором наследник сообщил о месте хранения автомобиля, являющегося предметом залога, и просил в течение двух дней забрать указанный автомобиль, указывая, что в противном случае он не несет ответственность за его сохранность, а также ссылался на то, что в права наследования наследник не вступил. Данное обстоятельство, как представляется, явно свидетельствует об отсутствии у наследника отношения к автомобилю как к своему собственному, что не позволяет сделать вывод о намерении наследника стать правопреемником наследодателя и признать его лицом, принявшим наследство.
При юридической оценке таких конклюдентных действий по принятию наследства, как произведение за свой счет расходов на содержание наследственного имущества и оплата за свой счет долгов наследодателя, у судов трудностей не возникает и судебная практика, как правило, единообразна. К таким действиям суды относят: оплату коммунальных услуг и квартплаты (Определение Санкт-Петербургского городского суда от 28 июля 2011 г. N 33-11548/2011), оплату счетов за телефон и кабельное телевидение (Определение Верховного Суда РФ от 23 ноября 2010 г. N 38-В10-3), осуществление технического обслуживания автомобиля (Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 20 декабря 2013 г. по делу N 33-13170/2013), оплату долгов наследодателя по кредитному договору (Апелляционное определение Челябинского областного суда от 6 августа 2013 г. по делу N 11-8251/2013) и т.п.
Рассматривая в качестве действий по фактическому принятию наследства получение от третьих лиц причитавшихся наследодателю денежных средств, судебные инстанции не всегда единодушны. Так, Верховный суд Республики Коми (дело N 33-1601/2013), отменяя решение Интинского городского суда Республики Коми, отметил, что ответчица фактически вступила во владение наследственным имуществом умершего супруга, совершив снятие денежных средств с его банковской карты Visa Elektron. При этом вывод суда первой инстанции о том, что заработная плата, зачисленная на счет наследодателя после его смерти, выплачена работодателем в порядке ст. 141 Трудового кодекса Российской Федерации и ст. 1183 ГК РФ, в связи с чем не может быть включена в наследственную массу, был признан ошибочным. Свою позицию суд мотивировал следующим: поскольку ответчица не представила доказательств, бесспорно подтверждающих факт ее обращения к работодателю умершего супруга, в течение четырех месяцев со дня его смерти с требованием о выплате заработной платы, не полученной супругом при жизни, сумма заработной платы подлежит включению в состав наследственного имущества наследодателя и наследуется на общих основаниях <19>.
--------------------------------
<19> Апелляционное определение Верховного суда Республики Коми от 15 апреля 2013 г. по делу N 33-1601/2013 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 01.05.2014).

Верховный суд Республики Татарстан, рассматривая в целом аналогичное дело (N 8353), напротив, поддержал выводы суда первой инстанции, отметив, что полученные до истечения четырех месяцев со дня открытия наследства наследником причитавшиеся наследодателю денежные суммы, предоставленные в качестве средств к существованию, не входят в состав наследства. Закон, по мнению данной судебной инстанции, ограничивает активную наследственную правоспособность гражданина, изымая из наследственной массы имущественные права на получение средств к существованию <20>.
--------------------------------
<20> Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 25 июля 2013 г. по делу N 8353 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 01.05.2014).

Думается, что позиция Верховного суда Республики Татарстан верна, а выводы, содержащиеся в Апелляционном определении Верховного суда Республики Коми, ошибочны.
Согласно п. 1 ст. 1183 ГК РФ право на получение подлежавших выплате наследодателю, но не полученных им при жизни по какой-либо причине сумм заработной платы и иных денежных сумм, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию, принадлежит проживавшим совместно с умершим членам его семьи, а также его нетрудоспособным иждивенцам независимо от того, проживали они совместно с умершим или не проживали <21>. Отсюда следует, что право на получение, к примеру, заработной платы наследодателя, даже если она была перечислена ему в день смерти, принадлежит проживавшим совместно с наследодателем членам его семьи, а также его нетрудоспособным иждивенцам. Причем, если такие наследники имеют доступ к выплаченной заработной плате наследодателя (например, у них есть электронная карточка наследодателя и им известен ее пин-код), то обращение к работодателю с требованием о выплате заработной платы представляется излишним. Обращение такого рода к работодателю в целях невключения зарплаты в состав наследственного имущества также не является целесообразным, поскольку, как справедливо отмечает О.Е. Блинков, в подобных случаях наследования нет, а право требования у вышеуказанных лиц возникает не вследствие наследственного правопреемства, а в результате иного сложного юридического состава <22>.
--------------------------------
<21> Здесь мы не можем не упомянуть о, мягко говоря, оригинальном выводе Президиума Воронежского областного суда, согласно которому "выдача заработной платы, не полученной ко дню смерти работника, не может регулироваться нормами наследственного права". См.: Постановление Президиума Воронежского областного суда от 14 марта 2005 г. по делу N 44г-72 // СПС "КонсультантПлюс". Полагаем, что ошибочность данного вывода даже комментировать не стоит.
<22> См.: Блинков О.Е. Наследование невыплаченных сумм, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию // Наследственное право. 2013. N 3. С. 29; Он же. Посмертное преемство в невыплаченных суммах, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия: История и право. 2013. N 3. С. 7.

Резюмируя вышеизложенное, хочется выразить надежду на то, что содержащиеся в настоящей работе выводы могут быть полезны не только при теоретическом исследовании фактического принятия наследства, но и при анализе данной цивилистической конструкции в процессе правоприменения.

Литература

1. Абраменков М.С., Блинков О.Е. Отказ от наследства в российском наследственном праве // Наследственное право. 2012. N 4. С. 25 - 29.
2. Абраменков М.С., Чугунов П.В. Наследственное право: Учебник для магистров / Отв. ред. В.А. Белов. М.: Юрайт, 2013. 423 с.
3. Блинков О.Е. Наследование невыплаченных сумм, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию // Наследственное право. 2013. N 3. С. 29 - 32.
4. Блинков О.Е. Посмертное преемство в невыплаченных суммах, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия: История и право. 2013. N 3. С. 7 - 11.
5. Лайко Л.В. Приобретение наследства, принятие наследства и вступление в наследство: о терминологии в наследственном праве, доктрине и практике // Наследственное право. 2008. N 2. С. 17 - 24.
6. Фоков А.П. О судебной практике по делам о наследовании // Российский судья. 2012. N 9. С. 2 - 5.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑