• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
14.11.2017

Проект Федерального закона № 313283-7 "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в части введения административной ответственности за незаконную реализацию входных билетов на матчи чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года" направлен на обеспечение выполнения правительственных гарантий, а также установления административной ответственности за незаконную реализацию входных билетов на матчи чемпионата мира.

31.10.2017

Проект федерального закона "О внесении изменений в статью 8 Закона Российской Федерации "О трансплантации органов и (или) тканей человека» и статью 47 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" направлен на ликвидацию отсутствия в настоящее время в российском законодательстве максимально понятной процедуры выражения отказа человека на изъятие его  органов после смерти, что в свою очередь,  вызывает обоснованное недоверие населения к самому институту посмертного донорства.

26.10.2017

Проектом федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» в части регулирования использования электронных курительных устройств" вводится ряд новелл, направленных на регулирование правоотношений, связанных с использованием электронных курительных устройств.

Все статьи > Суд назвал основания для заключения под стражу (Цуренков М.)

Суд назвал основания для заключения под стражу (Цуренков М.)

Дата размещения статьи: 13.10.2017

Суд назвал основания для заключения под стражу (Цуренков М.)

На сайте ВС РФ опубликовано внепроцессуальное обращение по уголовному делу. Бизнес-омбудсмен Б. Титов просит обратить внимание на незаконное заключение под стражу очередного предпринимателя. Внепроцессуальное обращение в связи с уголовным делом от российских депутатов, омбудсменов, иных политиков и общественных деятелей различных рангов - обычное явление для российского уголовного права. Однако с этим случаем стоит ознакомиться и практикующим юристам, и самим предпринимателям - суды нашли, как формально обходить запрет на заключение предпринимателей под стражу.

Закон и практика

Уже более 7 лет, с апреля 2010 года, согласно ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ заключать предпринимателей под стражу допускается только, если прямо установлены перечисленные в законе квалифицирующие обстоятельства (лицо не имеет постоянного места жительства, личность не установлена, нарушена мера пресечения, лицо скрылось от следствия или суда).
Однако правоприменительная практика эти изменения не восприняла как в досудебном производстве, так и в судебном, заключение предпринимателей под стражу остается, скорее, правилом, чем исключением.
В конце 2016 года на ситуацию наконец-то обратил внимание Верховный Суд РФ, который в п. 6 Постановления Пленума ВС РФ (далее - Пленум) от 15.11.2016 N 48 еще раз процитировал судам ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ и разъяснил, что данную норму следует понимать именно как запрет, причем прямой и безусловный, на заключение под стражу предпринимателей. Кроме того, Пленум подчеркнул, что даже формальное наличие перечисленных в ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ квалифицирующих признаков не влечет автоматического заключения под стражу - "не освобождает суд от обязанности... в каждом случае обсуждать возможность применения иной более мягкой меры пресечения".
Спустя полгода после появления официальной позиции ВС РФ ситуация с заключением предпринимателей под стражу принципиально не изменилась. Так, два месяца назад бизнес-омбудсмен Б. Титов уже направлял обращение Председателю Верховного Суда РФ В. Лебедеву с просьбой вновь обратить внимание на ситуацию с игнорированием нижестоящими судами как прямого указания уголовно-процессуального закона, так и прямых разъяснений ВС РФ.

Формально законный способ

Суды в итоге нашли формально законный способ не отказываться от сложившейся за десятилетие практики. Как следует из общедоступных судебных актов, изначально гражданина А. Карташова признали организатором преступления в виде незаконного получения кредита и приговорили к четырем годам колонии-поселения (один из мягких видов лишения свободы, который допускает возможность трудоустройства и ограниченного самостоятельного передвижения). По жалобе адвоката гражданина Карташова Президиум Тульского областного суда (далее - Президиум), не ставя под сомнение вину А. Карташова, приговор отменил по формальным причинам и возвратил дело прокурору для устранения нарушений. Самого же А. Карташова заключил под стражу (в камеру следственного изолятора). В качестве основания применения меры пресечения суд указал:
- "в целях охраны прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, надлежащего проведения в разумные сроки необходимых процессуальных действий" (п. 3 ч. 1 ст. 97 УПК РФ);
- "находясь на свободе до принятия органами предварительного расследования решения по делу, Карташов А.В. может скрыться от следствия и таким образом воспрепятствовать производству по делу" (п. 1 ч. 1 ст. 97 УПК РФ).

Позиция суда

Для заключения под стражу требуется наличие общих (для любых мер пресечения) и специальных оснований.
Общее условие было проверено: предъявленное А. Карташову обвинение по ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 179 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.
Специальное условие применения меры пресечения в виде заключения под стражу применительно к "предпринимательской статье" - ст. 179 УК РФ суд также посчитал установленным: имело место нарушение ранее избранной меры пресечения (подписки о невыезде и надлежащем поведении) в виде неявки по вызовам следователя и, как результат, затягивание этапа ознакомления с материалами уголовного дела.
Невозможность применить более мягкую меру суд обосновал совокупностью вышеперечисленных обстоятельств. При этом последующее прилежное поведение, благодарности, положительные характеристики и наличие малолетнего ребенка не убедили суд в отсутствии опасности А. Карташова для общества.

Правовой анализ

Позиция суда не бесспорна по многим основаниям. Из текста Постановления от 11.04.2017 Президиума Тульского областного суда по делу 4У-276/2017 следует, что суд ошибочно приравнял физическую (прим. авт.) "возможность скрыться", которая в той или иной мере есть у каждого, к предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 97 УПК РФ "достаточному основанию полагать, что лицо скроется". Наоборот, в Постановлении Президиума сказано, что "Карташов А.В. прилежно отбывает назначенное ему наказание". Поэтому предусмотренное п. 1 ч. 1 ст. 97 УПК РФ общее основание для применения меры пресечения фактически отсутствует.
Применительно к доводу о затягивании процесса (п. 3 ч. 1 ст. 97 УПК РФ) привлекает внимание следующее противоречие. В ходе всего судебного процесса к соблюдению А. Карташовым условий меры пресечения вопросов не было. Вопрос об изменении меры пресечения в связи с допущенными нарушениями никто не поднимал. Противодействие затягиванию сроков следствия было обеспечено иным процессуальным механизмом - ограничением срока ознакомления с материалами дела. Однако сейчас, спустя два года после окончания следствия, претензии вдруг появились. С точки зрения требований о законности и обоснованности судебного решения (ст. 297 УПК РФ) невозможность или нецелесообразность сохранения предыдущих более мягких процессуальных мер не обоснована. Также не обоснован и вывод о затягивании процесса - есть только общая ссылка, но не указано, какие конкретно действия требуется совершить, как им может препятствовать А. Карташов и почему суд полагает, что он реально намеревается это сделать. Выводы Президиума Тульского областного суда в этой части явно не убедительные, они противоречат предыдущим позициям всех судов и обстоятельствам дела. Этой проблемы не было бы, если бы Президиум дал в тексте четкое обоснование невозможности применения более мягкой меры пресечения.
Кроме того, в этом деле остро встает глобальный вопрос о конституционности уголовно-процессуального закона: если есть срок давности для уголовной ответственности, то должен ли быть срок давности по процессуальным нарушениям? Насколько конституционно придавать "вечную" юридическую силу последствиям отдельных процессуальных нарушений? Президиум Тульского областного суда этот вопрос в своем Постановлении не рассмотрел, хотя мог разрешить этот вопрос в рамках судейского усмотрения и оценки совокупности обстоятельств. Привлечет ли это дело внимание Верховного Суда и какое он решение примет - остается только ждать.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑