• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
03.09.2019

Законопроект "О внесении изменения в статью 1 Федерального закона "О противодействии коррупции" призван устранить сложившуюся правовую неопределенность в сфере бюджетного законодательства, предусматривающего зачисление конфискованных денежных средств, полученных в результате совершения коррупционных правонарушений. Между тем, само понятие "коррупционное правонарушение" в настоящее время отсутствует в законодательстве.

21.08.2019

Принятие законопроект "О внесении изменений в статью 2.6.1 КоАП РФ" позволит владельцу автомобиля своевременно получить информацию о совершенном правонарушении водителем его транспортного средства, освободиться от ответственности согласно ч. 2 ст. 2.6.1 КоАП РФ, воспользоваться возможностью уплаты административного штрафа со скидкой предусмотренной ст. 32.2 КоАП РФ, своевременно выявлять несанкционированное использование регистрационного знака своего автомобиля другим транспортным средством.

14.08.2019

Целью законопроекта является устранение правовой коллизии между Федеральным законом "О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами" и бюджетным законодательством. Его реализация позволит избежать споров о необходимости использования специального банковского счета в соответствии с Федеральным законом.

Все статьи > Размышления об административно-деликтном праве (Шергин А.П.)

Размышления об административно-деликтном праве (Шергин А.П.)

Дата размещения статьи: 24.10.2017

Размышления об административно-деликтном праве (Шергин А.П.)

Внимание к предмету и системе административного права вполне оправданно. Эти вопросы являются ключевыми для отрасли права как основного структурного образования. Но общественные отношения, регулируемые нормами административного права, не являются застывшей констанцией. Без знания динамики их развития сложно понять и тем более спрогнозировать перспективы административно-правового регулирования. Отсюда - потребность "сверять часы" с фактическим состоянием регулируемых общественных отношений, особенно в переходный от тоталитарного к социальному демократического государству период <1>.
--------------------------------
<1> Статья подготовлена при информационной поддержке СПС "КонсультантПлюс".

Динамизм современных общественных процессов обусловил дальнейшую дифференциацию отраслей российского права, появление новых правовых образований. Гипотеза о наличии самостоятельных предмета и метода регулирования у норм об административной ответственности стала реальностью: в системе российского права обособилось в качестве самостоятельной отрасли административно-деликтное право <2>. Путь к такому признанию далеко не прост. Традиционно защита общественных отношений в публичной сфере связывалась с применением уголовного наказания. Но уже в памятниках права ("Каролина" - германское Уголовно-судебное уложение Карла V, Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, 1864 г. и др.) были предприняты попытки дифференцировать ответственность в зависимости от тяжести содеянного. В дальнейшем это привело к выделению в уголовных кодексах многих государств наряду с собственно преступлениями понятия уголовных проступков, за совершение которых предусматривались менее строгие наказания <3>. Вторая модель ответственности за непреступные правонарушения сформировалась в России после 1917 г., когда не только центральная власть, но и местные советы народных депутатов и их исполкомы стали принимать решения с административной санкцией (административное взыскание). Заметим, что в соответствии с УК РСФСР 1922 г. за определенные виды мелких преступлений суды могли назначать административные взыскания. Выскажу предположение, что истоки обособления административной ответственности лежат в исторических особенностях развития России, ее масштабах, потребностях оперативной реакции исполнительной власти на правонарушения и отсутствии возможностей судов рассмотреть все возрастающее количество дел об административных правонарушениях. Обоснование отраслевого статуса норм об административной ответственности нами представлено ранее. Тем не менее, учитывая дискуссионность данного вопроса, обратимся к характеристике содержания административно-деликтного права как новой отрасли и его месту в системе российского права.
--------------------------------
<2> Этот вывод обоснован нами ранее. См.: Шергин А.П. Проблемы административно-деликтного права // Государство и право. 1994. N 8 - 9; Он же: Статус норм об административных правонарушениях // Административное право: теория и практика: Материалы научной конференции (Москва, 28 ноября 2001 г.). М., 2002; Он же: Концептуальные основы административно-деликтного права // Научный портал МВД России. 2008. N 1.
<3> Следует заметить, что в 80-е гг. прошлого столетия была предпринята по инициативе проф. В.И. Курляндского разработка проекта кодекса РСФСР об уголовных проступках, которая не получила поддержки научного сообщества и законодателя.

Первое. Определяющим для формирования соответствующей отрасли права является наличие своего предмета правового регулирования. Причем предмет - главное неправовое основание для обособления отрасли права <4>. Право лишь отражает какие-то общественные потребности. Административная деликтность как одна из серьезных угроз общественным отношениям обусловливает необходимость защитной реакции государства, которая выражается прежде всего в установлении юридической ответственности за совершение административных правонарушений. Отношения, возникающие по поводу этих правонарушений, являются не чем иным, как отношениями административной ответственности, которые получили в литературе название административно-деликтных правоотношений <5>, давших наименование соответствующей отрасли права. Заметим, что предметом административного права, к которому традиционно пытаются относить нормы об административной ответственности, являются общественные отношения, складывающиеся в процессе и по поводу осуществления государственного управления (исполнительной власти), т.е. отношения управленческого характера <6>. Предмет рассматриваемой отрасли права - административно-деликтные правовоотношения, содержанием которых является обязанность нарушителя нести ответственность и правомочие субъектов административной юрисдикции применить к нему предусмотренную законом меру административного наказания.
--------------------------------
<4> См.: Алексеев С.С. Структура советского права: Монография. М.: Юрид. лит., 1975. С. 170.
<5> См., например: Коваль Л.В. Административно-деликтное отношение: Монография. Киев: Вища школа, 1979; Денисенко В.В. Теория административно-деликтных отношений: Дис. ... д-ра юрид. наук. СПб., 2002.
<6> См., например: Алехин А.П., Козлов Ю.М. Административное право России. М.: Теис, 1994. Ч. 1. С. 18.

Отличаются рассматриваемые правоотношения от управленческих и по юридическим фактам, влекущим их возникновение, изменение и прекращение. Значение юридических фактов в механизме правового регулирования состоит в том, что они являются связующим звеном между нормой и конкретным правоотношением. Более того, типология юридических фактов, их классификация, как обоснованно подчеркивает В.Б. Исаков, являются необходимым средством изучения правовых отношений, определения их отраслевой принадлежности <7>. Для управленческих отношений характерна многочисленность разнообразных юридических фактов, в большинстве своем связанных с позитивной организацией общественных отношений. Для возникновения административно-деликтных правоотношений законодатель устанавливает только один правовой императив - совершение административного правонарушения. Причем каждый из этих юридических фактов предельно детализирован в нормах Особенной части КоАП РФ и законов субъектов РФ об административных правонарушениях, и установление в действиях лица признаков состава конкретного правонарушения является одной из основных обязанностей субъектов административной юрисдикции.
--------------------------------
<7> См.: Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве: Монография. М., 1984. С. 29.

Таким образом, предметом рассматриваемой отрасли права являются административно-деликтные отношения, в рамках которых реализуется административная ответственность. Данные отношения по своему содержанию и направленности наиболее близки к уголовно-правовым отношениям. Об этом свидетельствует сходство основных институтов административно-деликтного и уголовного права, наличие значительного числа смежных составов административных правонарушений и преступлений в особенных частях КоАП РФ и УК РФ (более ста составов).
Удовлетворительная разработка теории административно-деликтного права предполагает глубокое исследование понятия и содержания административно-деликтных правоотношений. Именно в них реализуются административная ответственность, права и обязанности участников этих правоотношений. Прежние наработки при всей их ценности <8> не дают адекватного представления о современных административно-деликтных правоотношениях. Их теоретическая модель должна учитывать не только новеллизацию законодательства об административной ответственности, расширение в КоАП РФ числа участников административно-деликтных правоотношений, но и существенное изменение их статуса в административно-юрисдикционном процессе.
--------------------------------
<8> Весомый вклад в исследование административной ответственности с позиций теории правоотношений внесли И.А. Галаган (см.: Галаган И.А. Административная ответственность в СССР. Материально-правовое исследование. Воронеж, 1970), Л.В. Коваль (см.: Коваль Л.В. Указ соч.), В.В. Денисенко (см.: Денисенко В.В. Указ. соч.).

Административно-деликтное право характеризует и присущий ему особый метод правового регулирования, т.е. совокупность правовых приемов воздействия на общественные отношения. Отраслевой метод зависит прежде всего от сочетания запретительного, обязывающего и дозволительного способов правового регулирования <9>. Для административно-деликтного права доминирующим является первый из них. Именно запрет путем императивного определения законодателем опасных для общества деяний и угрозы применения административного наказания в случаях их совершения определяет суть метода регулирования административно-деликтного права. Однако такое определение очерчивает лишь общую модель данного отраслевого метода. Для его уяснения важно определить позиции, которые занимают субъекты определенного вида правоотношений. Общее юридическое положение субъектов, их правовой статус, на что обращает внимание С.С. Алексеев, являются решающей чертой отраслевого метода правового регулирования <10>.
--------------------------------
<9> См.: Алексеев С.С. Структура советского права. С. 178.
<10> Указ. соч. С. 179.

Субъекты административно-деликтных правоотношений обладают особым правовым статусом. Он выражается в законодательном закреплении круга участников производства по делам об административных правонарушениях, их прав и обязанностей (гл. 25 КоАП РФ), жестком регулировании системы субъектов административной юрисдикции и их компетенции (разд. 3 КоАП РФ), закреплении совокупности правовых средств выявления административных правонарушений, установления виновности лиц, их совершивших, и др. При этом наличие у субъектов административной юрисдикции полномочий по применению административных наказаний не означает бесправности других участников административно-юрисдикционного процесса.
Все содержание и развитие административно-деликтных правоотношений пронизывает принцип состязательности участников этих отношений, которые наделяются соответствующими процессуальными правами. Так, в соответствии со ст. 25.1 КоАП РФ лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе знакомиться со всеми материалами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической помощью защитника и др. Именно принцип состязательности, отражая реалии правового государства, придает особое своеобразие административно-деликтным правоотношениям, формирует специфический правовой режим.
Административно-деликтное право имеет не только свой предмет и метод правового регулирования, но и соответствующую организацию нормативного материала. В процессе развития права его структурные подразделения не остаются неизменными. На формирование отрасли права значительное влияние оказывают уровень зрелости, способ закрепления обособленной группы норм. Нередко такая общность развивается в недрах другой отрасли права. Так было и с нормами, регулирующими административную ответственность, которые включались в состав административного права. Но административное право - маточная отрасль российского права, и его развитие неизбежно приводило и, видимо, будет приводить к обособлению тех или иных групп правовых норм. Качественный скачок в организации норм об административной ответственности в виде кодексов союзных республик об административных правонарушениях в 1984 - 1985 гг. "завершил, по существу, нормативное оформление административно-деликтного права как самостоятельной отрасли права" <11>.
--------------------------------
<11> См.: Памятники российского права: Учебно-научное пособие: В 35 т. / Под общ. ред. Р.Л. Хачатурова. М.: Юрлитинформ, 2017. Т. 34: Кодекс РСФСР об административных правонарушениях. С. 136.

Следует особо подчеркнуть, что КоАП РФ 2001 г. демонстрирует новый уровень организации норм об административной ответственности, отражает потребности юрисдикционной защиты общественных отношений современной России, ставшей на путь строительства правового демократического государства. Действующий КоАП РФ содержит не только нормы об административной ответственности, но и принципы, цементирующие единство всех норм административно-деликтного права (принцип презумпции невиновности, равенства перед законом и др.). Именно такая высокая степень организации этих норм позволяет делать вывод о самостоятельности, "суверенности" данной отрасли российского права. Юридическим ее аналогом является административно-деликтное законодательство, данный термин прочно вошел в научный оборот, нормативную и правоприменительную практику. Надежды о совершенствовании данной отрасли законодательства в настоящее время связываются с третьей кодификацией норм об административной ответственности.
Таким образом, административно-деликтное право, осуществляющее материально-правовое регулирование административной ответственности, - самостоятельная отрасль российского права. Совокупность составляющих его норм имеет свой предмет, метод правового регулирования и обособленную организацию нормативного материала в виде КоАП РФ и законов субъектов РФ об административных правонарушениях. Данные нормы определяют, какие деяния являются административными правонарушениями, и административные наказания за их совершение. Процессуальные нормы, закрепленные в разд. 4 КоАП РФ "Производство по делам об административных правонарушениях", определяют порядок реализации материально-правовых норм об административной ответственности и составляют содержание административно-юрисдикционного процесса.
Второе. Для понимания роли и места административно-деликтного права в системе права следует обратиться к выработанной правовой теорией концепции разделения правовых норм и отношений на регулятивные и охранительные. В соответствии с этой концепцией нормы, связанные с предоставлением субъектам права или возложением на них обязанностей в целях обеспечения нормальной организации общественных отношений, именуются регулятивными или первичными. Нормы, устанавливающие правовые последствия правонарушений, называются охранительными (вторичными) <12>.
--------------------------------
<12> См., например: Мотовиловкер Е.Я. Теория регулятивного и охранительного права. Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1990. С. 9 - 10; Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1982. Т. 1. С. 67.

Анализируя с этих позиций содержание норм, относимых к административному праву, видный ученый правовед С.Н. Братусь подчеркнул, по аналогии с уголовным правом, универсальность норм об административной ответственности, охранительная функция которых не сводится к защите от правонарушений общественных отношений, регулируемых только административным правом. Поэтому, обоснованно резюмировал он, "было бы правильно нормы, определяющие признаки всех проступков и взысканий, равно как и нормы, определяющие составы различных видов проступков, отделить от норм административного права, регулирующих их отношения в сфере исполнительно-распорядительной деятельности государства" <13>. Эта группа норм и составляет, по его мнению, административно-наказательное право. Аналогично определяют данную группу норм болгарские ученые (П. Стайнов, И. Дерменджиев и др.), германская правовая доктрина (Verwaltungsstrafrecht) <14>. Другие ученые, разделяя это суждение, данную совокупность правовых норм связывают с административно-деликтным правом <15>, которое выступает средством противодействия административной деликтности.
--------------------------------
<13> Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976. С. 136.
<14> См., например: Стайнов П. Особените юрисдикции в областта на администратията. София, 1956; Шергин А.П. Проблемы административно-деликтного права; Он же: Статус норм об административных правонарушениях; Он же: Концептуальные основы административно-деликтного права // Научный портал МВД России. 2008. N 1.
<15> См., например: Скворцов С.М. Административно-деликтное право в системе советского права // Проблемы административной ответственности на современном этапе: Сб. М.: ВНИИ МВД СССР, 1989. С. 10 - 11; Севрюгин В.Е. Теоретические проблемы административного проступка: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1994; Денисенко В.В. Системный анализ административно-деликтных отношений: Монография. СПб.: Санкт-Петербургский ун-т МВД России, 2001.

Обособленность норм об административной ответственности признана в юридической науке, но их статус оценивается неоднозначно (отрицание отраслевой самостоятельности данных норм, отнесение их совокупности к подотрасли административного права, признание этой правовой общности самостоятельной отраслью права). Заметно желание сохранить рассматриваемые нормы в рамках административного права, если не в качестве отдельного института, то в виде подотрасли (Ю.Н. Старилов, А.В. Кирин и др.). Однако подотрасль, отражая специфику отдельных групп регулируемых общественных отношений, не выходит за рамки общего предмета отрасли права. Нормы об административной ответственности, как было показано выше, имеют свой, отличный от административного права, предмет регулирования, и их совокупность образует самостоятельную отрасль права. Лучшее тому подтверждение - две кодификации этих норм, формирование теории административно-деликтного права.
Система административно-деликтного права аналогично уголовному праву состоит из общей части, определяющей задачи, общие положения, принципы, и особенной, объединяющей нормы об административной ответственности за отдельные виды правонарушений. Основными институтами являются административное правонарушение и административное наказание, в соответствии с которыми сформированы нормы Особенной части КоАП РФ, включающие диспозицию и санкцию.
Как составная часть российского права рассматриваемая отрасль осуществляет свои задачи и возможности во взаимодействии с другими отраслевыми образованиями, в первую очередь с административным и уголовным правом. С административным правом ее связывает не только генетическое родство, поскольку нормы об административной ответственности длительное время формировались и развивались в данной отрасли отечественного права. Не следует забывать и то, что кодификация этих норм была подготовлена трудами целой плеяды советских ученых-административистов (А.Е. Лунев, И.А. Галаган, Б.М. Лазарев, Н.Г. Салищева, М.С. Студеникина, Л.Л. Попов и др.).
Формирование современного административно-деликтного права предполагает взаимодействие с институтами административного права, прежде всего такими как статус органов исполнительной власти, их система, компетенция. Известно, что большую часть субъектов административной юрисдикции составляют органы исполнительной власти, их должностные лица (гл. 23 КоАП РФ). Общий статус и систему этих субъектов определяют нормы административного права, административно-деликтное право формирует их специальный статус как субъектов, уполномоченных рассматривать и разрешать дела об административных правонарушениях. Такая связь отчетливо просматривается при реформировании системы исполнительной власти. Создание (упразднение), изменение компетенции органа исполнительной власти, обладающего контрольно-надзорными полномочиями, влечет, как правило, внесение соответствующих корректив в гл. 23 КоАП РФ.
Наиболее тесные взаимосвязи административно-деликтное право имеет с уголовным правом. Их сближает общая направленность, УК РФ и КоАП РФ, по мнению П.П. Серкова, решают одну стратегическую задачу предупреждения правонарушений <16>. И одной из закономерностей современного развития этих отраслей является их тесная интеграция. Ее формы становятся все разнообразнее: смежные составы преступлений и административных правонарушений, составы преступлений с административной преюдицией, декриминализация преступлений с последующим установлением административной ответственности (тотальные декриминализации 2003 и 2011 гг.), использование нормативной материи УК РФ для конструирования составов административных правонарушений и др.
--------------------------------
<16> См.: Серков П.П. Административная ответственность в российском праве: современное осмысление и новые подходы. М.: Норма; Инфра-М, 2012. С. 299.

Такое обширное общее поле защиты посредством норм административно-деликтного и уголовного права - объективная реальность, позволяющая сделать вывод о том, что административно-деликтное право является составной частью семьи охранительного (деликтного) российского права.

Библиография

1 Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1982. Т. 1.
2. Алексеев С.С. Структура советского права: Монография. М.: Юрид. лит., 1975.
3. Алехин А.П., Козлов Ю.М. Административное право России. М.: Теис, 1994. Ч. 1.
4. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976.
5 Галаган И.А. Административная ответственность в СССР. Материально-правовое исследование. Воронеж, 1970.
6. Денисенко В.В. Системный анализ административно-деликтных отношений: Монография. СПб.: Санкт-Петербургский ун-т МВД России, 2001.
7. Денисенко В.В. Теория административно-деликтных отношений: Дис. ... д-ра юрид. наук. СПб., 2002.
8. Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве: Монография. М., 1984.
9. Коваль Л.В. Административно-деликтное отношение: Монография. Киев: Вища школа, 1979.
10. Мотовиловкер Е.Я. Теория регулятивного и охранительного права. Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1990.
11. Памятники российского права: В 35 т.: Учебно-научное пособие / Под общ. ред. Р.Л. Хачатурова. М.: Юрлитинформ, 2017. Т. 34: Кодекс РСФСР об административных правонарушениях.
12. Севрюгин В.Е. Теоретические проблемы административного проступка: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1994.
13. Серков П.П. Административная ответственность в российском праве: современное осмысление и новые подходы. М.: Норма; Инфра-М, 2012.
14. Скворцов С.М. Административно-деликтное право в системе советского права // Проблемы административной ответственности на современном этапе: Сборник. М.: ВНИИ МВД СССР, 1989.
15. Шергин А.П. Концептуальные основы административно-деликтного права // Научный портал МВД России. 2008. N 1.
16. Шергин А.П. Проблемы административно-деликтного права // Государство и право. 1994. N 8 - 9.
17. Шергин А.П. Статус норм об административных правонарушениях // Административное право: теория и практика: Материалы научной конференции (Москва, 28 ноября 2001 г.). М., 2002.
18. Стайнов П. Особените юрисдикции в областта на администратията. София, 1956.

References (Transliteration)

1. Alekseev S.S. Obshhaja teorija prava. M., 1982. T. 1.
2. Alekseev S.S. Struktura sovetskogo prava: Monografija. M.: Jurid. lit., 1975.
3. Alehin A.P., Kozlov Ju.M. Administrativnoe pravo Rossii. M.: TEIS, 1994. Ch. 1.
4. Bratus' S.N. Juridicheskaja otvetstvennost' i zakonnost'. M., 1976.
5. Galagan I.A. Administrativnaja otvetstvennost' v SSSR. Material'no-pravovoe issledovanie. Voronezh, 1970.
6. Denisenko V.V. Teorija administrativno-deliktnyh otnoshenij: Dis. ... dokt. jurid. nauk. SPb., 2002.
7. Denisenko V.V. Sistemnyj analiz administrativno-deliktnyh otnoshenij: Monografija. SPb.: Sankt-Peterburgskij un-t MVD Rossii, 2001.
8. Isakov V.B. Juridicheskie fakty v sovetskom prave: Monografija. M., 1984.
9. Koval' L.V. Administrativno-deliktnoe otnoshenie: Monografija. Kiev: Vishha shkola, 1979.
10. Motovilovker E.Ja. Teorija reguljativnogo i ohranitel'nogo prava. Voronezh: Izd-vo Voronezhskogo un-ta, 1990.
11. Pamjatniki rossijskogo prava: V 35 tomah: Uchebno-nauchnoe posobie / Pod obshhej red. dokt. jurid. nauk, prof. R.L. Hachaturova. M.: Jurlitinform, 2017. T. 34: Kodeks RSFSR ob administrativnyh pravonarushenijah.
12. Sevrjugin V.E. Teoreticheskie problemy administrativnogo prostupka: Avtoreferat dis. ... dokt. jurid. nauk. M., 1994.
13. Serkov P.P. Administrativnaja otvetstvennost' v rossijskom prave: sovremennoe osmyslenie i novye podhody. M.: Norma; Infra-M, 2012.
14. Skvorcov S.M. Administrativno-deliktnoe pravo v sisteme sovetskogo prava // Problemy administrativnoj otvetstvennosti na sovremennom jetape: Sb. M.: VNII MVD SSSR, 1989.
15. Shergin A.P. Problemy administrativno-deliktnogo prava // Gosudarstvo i pravo. 1994. N 8 - 9.
16. Shergin A.P. Status norm ob administrativnyh pravonarushenijah // Administrativnoe pravo: teorija i praktika: Materialy nauchnoj konferencii (Moskva, 28 nojabrja 2001 g.). M., 2002.
17. Shergin A.P. Konceptual'nye osnovy administrativno-deliktnogo prava // Nauchnyj portal MVD Rossii. 2008. N 1.
18. Stajnov P. Osobenite jurisdikcii v oblastta na administratijata. Sofija, 1956.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑