• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
14.11.2017

Проект Федерального закона № 313283-7 "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в части введения административной ответственности за незаконную реализацию входных билетов на матчи чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года" направлен на обеспечение выполнения правительственных гарантий, а также установления административной ответственности за незаконную реализацию входных билетов на матчи чемпионата мира.

31.10.2017

Проект федерального закона "О внесении изменений в статью 8 Закона Российской Федерации "О трансплантации органов и (или) тканей человека» и статью 47 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" направлен на ликвидацию отсутствия в настоящее время в российском законодательстве максимально понятной процедуры выражения отказа человека на изъятие его  органов после смерти, что в свою очередь,  вызывает обоснованное недоверие населения к самому институту посмертного донорства.

26.10.2017

Проектом федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» в части регулирования использования электронных курительных устройств" вводится ряд новелл, направленных на регулирование правоотношений, связанных с использованием электронных курительных устройств.

Все статьи > Классификация субъектов парламентской ответственности (Фомичева О.А.)

Классификация субъектов парламентской ответственности (Фомичева О.А.)

Дата размещения статьи: 15.11.2017

Классификация субъектов парламентской ответственности (Фомичева О.А.)

На современном этапе развития института парламентаризма теоретические исследования дополняются новыми сферами исследования. Получают развитие теоретические исследования об определении места и роли института парламентской ответственности в системе конституционного права. Традиционно в исследованиях в сфере парламентского права мирового уровня политические и конституционно-правовые виды ответственности рассматриваются как внешняя ответственность, применяемая к парламенту <1>. Или, наоборот, указывается на фактор подотчетности исполнительной власти как механизма осуществления парламентской ответственности <2>.
--------------------------------
<1> Przeworski A., Asadurian T., Bohlken A.T. 2012. The origins of parliamentary responsibility. Comparative constitutional design. 101 - 138.
<2> Cole M. 2000. Quangos: UK ministerial responsibility in theory and practice. Public policy and administration, 15 (3): 32 - 45.

Парламентская ответственность проявляется как контрольная функция органов власти в системе принципов федерализма. Парламентскую функцию контроля предлагается рассматривать как вид внешней парламентской ответственности. Такой контроль должен быть подвергнут пристальному вниманию со стороны исследователей, поскольку место вопроса парламентария, равно как и другие формы парламентского контроля в системе национального правового регулирования, остается неясным.
Характеристике "парламентская ответственность" как на международном, так и на национальном уровне исследований уделяется недостаточно внимания. Недостаточно исследован институт парламентской ответственности внутри парламентских объединений. Отсутствуют исследования о системной организации парламента как элемента субъективной оценки парламентской ответственности. Все это неблагоприятно воздействует на развитие законотворческих процедур парламентов. Недовольство в сфере проблемы повышения эффективности законотворческого процесса вызывает широкое распространение не только на национальном, но и на международном уровне <3>. Исследование инструментария парламентской ответственности позволит обеспечить повышение эффективности законотворческого процесса.
--------------------------------
<3> Bar-Siman-Tov I. 2015. Mending the legislative process - the preliminaries. The Theory and Practice of Legislation, 3 (3, September): 245 - 256.

Современная наука конституционного права способствует развитию норм Конституции Российской Федерации. Законодательная власть получает новые формулировки парламентской власти и становится самостоятельным публично-правовым институтом <4>. Появляются теоретические исследования об определении места и роли парламентской ответственности как вида политической <5> или конституционно-правовой <6> ответственности в правовой и политической науках. Политические и конституционно-правовые виды ответственности рассматриваются как внешняя ответственность, применяемая к парламенту, или, наоборот, парламентом в отношении государственных органов власти <7> (прежде всего Правительства РФ). Такой вид ответственности проявляется как элемент системы контрольных функций органов власти по обеспечению принципа федерализма. Контроль предлагается рассматривать как внешний вид парламентской ответственности. Поэтому предлагается выделить два вида парламентской ответственности: как способ контроля в федеративных отношениях и внутрисистемная ответственность органа государственной власти. Первый вид ответственности содержит основы взаимодействия исполнительной и законодательной власти, второй вид ответственности характеризуется внутриорганизационным порядком организации парламента.
--------------------------------
<4> Хабриева Т.Я. К вопросу о месте российского парламентского права в системе права. Парламентские процедуры: проблемы России и зарубежный опыт. Материалы науч. конференции. М.: Изд-во МГУ, 2003. С. 21 - 29.
<5> Чепус А.В. Парламентская ответственность Правительства как форма конституционной ответственности: общая характеристика // Юридическая наука. 2013. N 4. С. 46.
<6> Старостина С.А., Пилявец С.В. Институт юридической ответственности парламентариев в российском законодательстве: конституционно-правовой и административно-правовой аспекты // Вестник Калининградского филиала СПб. ун-та МВД России. 2014. N 2(36). С. 74 - 76.
<7> Зазнаев О.И. Типология форм правления: работа над ошибками // Полис. 2006. N 1. С. 92 - 103.

Парламентская ответственность как элемент федеративных отношений в практике правового регулирования получает свое правовое закрепление на федеральном и региональном уровне системы права в механизме контрольных полномочий в законе <8>. Согласно Закону "О парламентском контроле" контрольными функциями наделяются не парламент полностью, а его структурные элементы. Во-первых, функциями контроля наделяется Государственная Дума (п. 1, 3, 4, 13, 14 ст. 5 Закона). Во-вторых, функциями контроля наделяются обе палаты Федерального Собрания Российской Федерации одновременно, но сам контроль осуществляется только одной палатой (п. 2, 7, 8, 9, 11, 12, 15, 16, 17, 18 ст. 5 Закона). В-третьих, контроль поручается неустановленному субъекту: либо палате, либо совместно парламенту - законодатель не указывает (п. 5, 6, 10 ст. 5 Закона). Таким образом, субъектом внешней парламентской ответственности является либо отдельная палата Федерального Собрания, либо ее структурный компонент. Термин "законодательный орган" в Законе "О парламентском контроле" не применен, поэтому видится перспективным рассматривать контроль парламента как вид внешней парламентской ответственности по отношению к объекту, определенному законодательством.
--------------------------------
<8> Федеральный закон от 7 мая 2013 г. N 77-ФЗ "О парламентском контроле" // СЗ РФ. 2013. N 19. Ст. 2304.

Отдельного внимания заслуживает парламентская ответственность внутри законодательного органа (второй вид парламентской ответственности). Основная деятельность парламента сконцентрирована на законотворческой функции. Принятие законов является обязанностью парламента. Невыполнение обязанности является основанием к применению парламентской ответственности. Проблема практического применения данного вида парламентской ответственности состоит в отсутствии определения видов субъектного состава.
Традиционно субъектами по внутренней парламентской ответственности являются должностные лица: депутаты Государственной Думы, члены Совета Федерации, депутаты законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Практическое применение парламентской ответственности усложняется принципом коллегиальности при принятии решения. Только парламент вправе применить санкции в отношении парламентария или парламентского структурного образования.
Отсутствие конституционно-правовой дефиниции парламентской ответственности позволяет выявлять различные формы реализации данного вида (внутренней) ответственности. Предлагается выделить две формы парламентской ответственности: коллегиальную (парламента или парламентского структурного образования) и индивидуальную (парламентария). Первая форма ответственности характеризуется санкциями, которые прямо проецируются на парламентариев в равной степени в составе структурного компонента парламента. Ответственность органа обеспечена позитивной характеристикой ответственности, имеет конституционную природу.
В целях детализации парламентской ответственности в нормах права предлагается определить виды субъектов парламентской ответственности в зависимости от учрежденных в парламенте структурных компонентов. Под структурой парламента в науке конституционного права принято понимать количество палат парламента <9>, <10>, <11>, партийность <12>, <13>, внутреннее строение <14>, социальное и персоналистское представительство (категории граждан) <15>. Таким образом, структура парламента - это способ объединения частей в целое, сформулированный в нормах права. Внутренняя структура рассматривается как организационно-правовой институт, одновременно являющийся методологией объединения частей в одно целое и составным компонентом парламентской ответственности.
--------------------------------
<9> Филиппова Н.А. Совет Федерации: стратегия реформы в контексте правовой интеграции Российского государства // Конституционное и муниципальное право. 2012. N 6. С. 45.
<10> Крайнюкова А.Ю. Изменение правового статуса монарха Николая II после издания Манифеста от 17 октября 1905 г. "Об усовершенствовании государственного порядка" // История государства и права. 2013. N 5. С. 46.
<11> Булаков О.Н. Бикамерализм как структурная организация современных парламентов // PolitBook. 2013. N 3. С. 99.
<12> Долгополова В. Обзор дел, рассмотренных Конституционным Судом Российской Федерации // Сравнительное конституционное обозрение. 2012. N 3. С. 155.
<13> Алебастрова И.А. Фракционная организация парламента в свете демократических стандартов выборов // Сравнительное конституционное обозрение. 2012. N 6. С. 84.
<14> Михалева Н.А. Парламентские и президентские выборы в России (в вопросах и ответах). 2-е изд., изм. и доп. М.: Юркомпани, 2012. С. 113.
<15> Авакьян С.А. Публичная власть и представительство: организационные, социальные и персоналистские начала (конституционно-правовой взгляд) // Конституционное и муниципальное право. 2014. N 11. С. 20 - 30.

Предлагается выделить единоличные структурные компоненты как вид субъекта парламентской ответственности в индивидуальной характеристике.
Единоличным структурным компонентом являются председатель и его заместители (учреждаются ст. 101 Конституции РФ). В региональных законодательных органах процедура структурирования должности председателя и его заместителей имеет неоднородную правовую природу, но должность вводится императивно. Должности председателей региональных парламентов структурированы в основном законе субъекта Российской Федерации <16>, <17>, в специализированном законе о законодательном органе <18>, <19> или на подзаконном уровне <20>, <21>.
--------------------------------
<16> Закон г. Москвы от 28 июня 1995 года "Устав города Москвы" // Ведомости Московской гор. Думы. 2001. Ст. 130.
<17> Закон Астраханской области от 9 апреля 2007 г. N 21/2007-ОЗ "Устав Астраханской области": принят Гос. Думой Астраханской области 29 марта 2007 г. // Сборник законов и нормативных правовых актов Астраханской области. 2007. N 18.
<18> Закон Республики Башкортостан от 30 декабря 2002 г. N 448-з "О Государственном Собрании - Курултае Республики Башкортостан": принят Законодательной палатой ГС - Курултая - РБ 19 декабря 2002 г. // Ведомости ГС, Президента и Кабинета Министров РБ. 2003. N 4(160). Ст. 163.
<19> Закон Оренбургской области от 19 июля 1994 г. "О Законодательном Собрании Оренбургской области" // Бюллетень ЗС Оренб. обл. 2001. 28 февр.
<20> Постановление Государственного Совета Республики Татарстан от 26 февраля 2004 г. N 2632 "О Регламенте Государственного Совета Республики Татарстан" // Ведомости ГС РТ. 2004. N 2.
<21> Постановление Государственного Совета Удмурдской Республики от 25 ноября 2008 г. N 183-IV "О Регламенте Государственного Совета Удмуртской Республики" // Собр. зак. УР. 2008. N 20.

Парламентская ответственность к данному должностному лицу в составе парламентов может вменяться ввиду невыполнения своих должностных обязанностей, закрепленных в нормах права.
Председатель комиссии (комитета) является особым структурным компонентом парламента, который обеспечивает представительно-организационную функцию. Председатели комитетов, их заместители создаются во всех структурных элементах региональных парламентов. Эти структурные компоненты комитетов являются неотъемлемым и обязательным элементом внутренней организации всех парламентов. Председатель комиссии (комитета), который обеспечивает представительно-организационную функцию: представляет Комитет во взаимоотношениях с субъектами законотворческой деятельности; вносит предложения о количестве и составах подкомитетов, рабочих групп и о порядке их работы и пр. <22>. Председатели комитетов, их заместители создаются во всех структурных элементах региональных парламентов. Эти структурные компоненты комитетов являются неотъемлемым и обязательным элементом внутренней организации всех законодательных органов. Парламентская ответственность к данному должностному лицу в составе парламентов должна предусматриваться законодательством в двух направлениях: по отношению к парламенту и по отношению к составу комитета.
--------------------------------
<22> Решение Комитета Гос. Думы по безопасности и противодействию коррупции N 4 от 9 февраля 2012 г. "Об утверждении Положения о Комитете ГД ФС РФ по безопасности и противодействию коррупции". URL: http://www.komitet2-16.km.duma.gov.ru (дата обращения: 03.01.2016).

Депутат является не только самостоятельным правовым элементом системы (парламента или палаты Федерального Собрания) и одновременно составным компонентом фракции, комитета, комиссии, председателем комитета/комиссии и т.д. К депутату должна предусматриваться парламентская ответственность как важному элементу законотворческого процесса в парламенте. Индивидуальная форма парламентской ответственности единоличного структурного компонента (особенно депутата или члена Совета Федерации) должна дополняться социальными факторами, основанными на нормах морали. Осуждение народом депутатов в настоящее время приобретает оценочный характер. Безнравственные поступки депутатов порицаются современным обществом, требования народа к поведению депутатов обеспечиваются повышением уровня нравственных критериев. Отмечаются не только законодательные установления к нравственному поведению депутата, но и нравственно-императивный метод контроля населения осуществления парламентской деятельности депутатом.
К должности депутата как участника законотворческой деятельности повышается уровень требований. В мировых исследованиях наряду с требованиями этики и культуры к депутату предъявляются требования по проявлению интереса к политике, обладанию соответствующей квалификацией <23>. Любые требования по отношению к депутату являются проекцией на ответственность. Несоответствие требованиям или невыполнение обязательств депутатом является основанием к применению парламентской ответственности.
--------------------------------
<23> Crabbe V. 2010. The ethics of legislative drafting. Commonwealth Law Bulletin, 36 (1, March): 11 - 24.

Следующий вид субъектов внутренней парламентской ответственности - это коллегиальные структурные компоненты парламентов. Парламенты являются коллегиальными органами, поэтому проблеме их структурирования должно уделяться определенное внимание. Внутренняя структура органа публичной власти является важным организационным фактором (началом) в проблеме представительства <24>. Организационная характеристика парламента базируется на принципе самоорганизации. Справедливо отмечается, что организационные основы отражаются на законотворческой деятельности парламента <25>. От того, как устроен парламент, зависит эффективность законотворческой процедуры. Предлагается определить типовые коллегиальные структурные компоненты российских парламентов (палаты Федерального Собрания и законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации) как виды субъектов парламентской ответственности по соблюдению правил законотворчества.
--------------------------------
<24> Авакьян С.А. Публичная власть и представительство: организационные, социальные и персоналистские начала (конституционно-правовой взгляд) // Конституционное и муниципальное право. 2014. N 11. С. 20 - 30.
<25> Zubek R. 2015. Legislative Organisation and its Determinants in European Parliamentary Democracies. West European Politics, 38 (5): 933 - 939.

Первичной коллегиальной структурной составляющей парламента являются комитеты и комиссии, количественный и качественный составы которых определяются самостоятельно. Комиссии и комитеты во всех мировых парламентах структурированы в его системную организацию и представляют самостоятельный социально-политический институт демократических парламентов <26>. В федеральном парламенте России комитеты и комиссии учреждаются Конституцией Российской Федерации в качестве обязательного элемента (ст. 101). Правовой статус комитетов и комиссий детализирован в регламентах палат федерального парламента, но императивным является положение о структурировании комитетов и комиссий исходя из политического плюрализма и равенства общественных объединений перед законом <27>.
--------------------------------
<26> Lawrence D.L., Davidson R.H. Parliamentary committees: Changing perspectives on changing institutions // The Journal of Legislative Studies 1998. 4 (1, March). P. 1 - 20.
<27> Определение Конституционного Суда РФ от 18 декабря 2007 г. N 963-О-О "По жалобе граждан Белоногова Анатолия Николаевича, Гамзы Геннадия Ефимовича и других на нарушение их конституционных прав частью второй статьи 1 Закона Амурской области "О регулировании отдельных вопросов деятельности областного Совета народных депутатов" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2008. N 2.

В региональных парламентах процедура формирования постоянных комитетов и комиссий не имеет юридического закрепления на федеральном уровне правового регулирования, что обеспечивает реализацию принципа самоорганизации законодательных органов в региональной системе права. Механизм правового регулирования процедуры формирования и деятельности комитетов и комиссий находит свое применение в специализированных законах о региональном законодательном органе <28>, реже встречается специфический закон (одноименный) <29>, но традиционным источником остается регламент (в Республике Дагестан, Кабардино-Балкарской Республике, Республике Татарстан и др.).
--------------------------------
<28> Закон Республики Бурятия от 19 апреля 1995 г. N 111-I "О Народном Хурале Республики Бурятия": принят Народным Хуралом РБ 19 апреля 1995 г. // Бурятия. 1995. 17 мая.
<29> Закон РМ от 10 марта 1995 г. N 62-1 "О комитетах и комиссиях Государственного Собрания Республики Мордовия" // Ведомости ГС РМ. 1995. N 1-2. Ст. 25.

Парламентская ответственность к данному виду структурного компонента должна быть обеспечена направлением деятельности (отраслевой или функциональной направленности). Поскольку основная законотворческая деятельность сосредоточена именно в данном структурном элементе парламента, то обеспечение эффективного законодательного процесса будет составным компонентом парламентской ответственности, применяемой к комитетам (комиссиям) парламентов. Так, например, предлагается оценить ответственность комитета по законотворческой деятельности в рамках производительности их законотворчества <30>.
--------------------------------
<30> Fasone Cr., Lupo N., 2015. Transparency vs. Informality in Legislative Committees: Comparing the US House of Representatives, the Italian Chamber of Deputies and the European Parliament // The Journal of Legislative Studies. 21 (3, July): 42 - 359.

Важным современным структурным компонентом парламента является фракция. Фракция определена как основа современной парламентской структуры, образуемая депутатами парламента, избранными по соответствующим партийным спискам <31>. Фракция устанавливается в качестве обязательной структурной единицы в Государственной Думе в соответствии с федеральным законодательством <32>. В региональном парламенте фракция является обязательным компонентом <33>. В Совете Федерации фракции не образуются, но один из представителей от законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ является членом фракции. При регулировании на практике парламентской ответственности фракции предполагается установление ответственности перед партией, перед населением и перед парламентом.
--------------------------------
<31> Постановление Конституционного Суда РФ от 28 февраля 2012 г. N 4-П "По делу о проверке конституционности пункта 1.1 статьи 12 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" в связи с жалобой гражданки Т.И. Романовой" // СЗ РФ. 2012. N 11. Ст. 1365.
<32> Федеральный закон от 8 мая 1994 г. N 3-ФЗ "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" // СЗ РФ. 1994. N 2. Ст. 74.
<33> Федеральный закон от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" // СЗ РФ. 1999. N 42. Ст. 5005.

Ведущим коллегиальным структурным компонентом является совет - орган по подготовке законопроектной деятельности и рассмотрению организационных вопросов деятельности органа представительства. Создание данного структурного компонента не имеет конституционно-правового закрепления. Механизм правового регулирования данного вида парламентской ответственности предполагает наличие нормативного обеспечения пределов компетенции органа. Председатель совета одновременно является председателем парламента (палаты). Следует отметить специфику региональных законодательных органов, где данный вид внутренней парламентской ответственности не может быть применим ввиду отсутствия данного структурного компонента (например, в Алтайском краевом Законодательном Собрании Совет отсутствует, и его функции выполняют Председатель и аппарат) <34>.
--------------------------------
<34> Постановление Алтайского краевого Совета народных депутатов от 9 января 2001 г. N 7 "О Регламенте Алтайского краевого Совета народных депутатов" // Сборник законодательства Алтайского края. 2001. N 57. С. 39.

Факультативным структурным коллегиальным компонентом парламента являются рабочие группы, подкомитеты, экспертный или консультативный советы. Как особую характеристику в вопросах регламентации на практике парламентской ответственности по отношению к перечисленным структурным компонентам следует отметить их специфику как части комитета или подкомитета и как части парламента (палаты). Характеристика ответственности экспертных или консультативных советов специфична ее составом. Эти лица не входят в состав палаты федерального парламента, но обеспечивают законодательный процесс и воздействуют на его процедуры. Поэтому к данным участникам парламентских правоотношений следует подходить с учетом их личной характеристики (знаменитые ученые, действующие должностные лица и органы власти).
Правовая основа по регламентации механизма формирования в региональных парламентах экспертных консультативных советов в законодательстве Российской Федерации не регламентирована, но находит свое отражение в нормах системы регионального права. Устанавливаются полномочия комитетов по формированию экспертных советов без детализации механизма (например, в Ульяновской городской Думе, Ярославской областной Думе или в Государственном Совете Республики Коми); устанавливается механизм создания комитетами экспертных советов с регламентацией статуса экспертного совета на общественных началах с правом привлечения специалистов и ученых (в Алтайском краевом Законодательном Собрании); определяется правовой статус экспертных советов при комитетах как постоянно действующих структурных элементов с детализацией полномочий, функций, запретов и ограничений членам экспертно-консультативного совета, порядок утверждения персонального состава (так, определяется численность из 15 членов (из которых не менее пяти членов подлежат ротации один раз в два года - в Законодательном Собрании Краснодарского края)); принимаются специальные нормативные правовые акты, учреждающие правомочия, основы взаимодействия, состав, организационную основу экспертных советов в составе комитетов на постоянной основе (в Государственном Собрании - Курултае Республики Башкортостан).
Парламентская ответственность является фундаментальной основой к повышению эффективности в осуществлении законодательной деятельности. Ответственность проецируется на дисциплину парламента и сопровождается правовым закреплением в санкциях. Такое положение подтверждается современным реформированием российского законодательства об ответственности парламентариев. Федеральным законом от 3 мая 2016 г. N 140-ФЗ внесены изменения в ст. 4 Закона "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации". Закон предусматривает, что депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации Федерального Собрания за 30 пропущенных заседаний будут лишены полномочий за систематическое неисполнение своих обязанностей <35>. Такие изменения в правовом регулировании являются следствием развития исследований в сфере парламентской ответственности как элемента повышения эффективности законотворческой деятельности.
--------------------------------
<35> Федеральный закон от 3 мая 2016 г. N 140-ФЗ "О внесении изменений в статью 4 Федерального закона "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата ГД ФС РФ" // СЗ РФ. 2014. N 23. Ст. 2925.

Теоретические предложения по разграничению парламентской ответственности на внешний и внутренний виды позволят обогатить не только российское, но и национальное законодательство мировых парламентских государств по урегулированию контроля в федеративных отношениях и по обеспечению внутриорганизационного порядка парламентов в сфере законотворчества. Предлагаемая типология субъектов внутреннего вида парламентской ответственности позволит сформировать эффективную правовую базу по установлению норматива должного поведения в повседневной работе каждого структурного компонента парламента в сфере законотворчества. Для детализации содержания парламентской ответственности настоящие теоретические разработки о видах субъектов парламентской ответственности будут полезны в практике законодательного регулирования парламентской ответственности в целях повышения эффективности законотворческих процедур в федеральном парламенте и в региональных законодательных органах власти.

Литература

1. Bar-Siman-Tov I. 2015. Mending the legislative process - the preliminaries. The Theory and Practice of Legislation, 3 (3, September): 245 - 256.
2. Cole M. 2000. Quangos: UK ministerial responsibility in theory and practice. Public policy and administration, 15(3): 32 - 45.
3. Crabbe V. 2010. The ethics of legislative drafting. Commonwealth Law Bulletin, 36 (1, March): 11 - 24.
4. Fasone Cr., Lupo N. 2015. Transparency vs. Informality in Legislative Committees: Comparing the US House of Representatives, the Italian Chamber of Deputies and the European Parliament // The Journal of Legislative Studies. 21 (3, July): 42 - 359.
5. Lawrence D.L., Davidson R.H. 1998. Parliamentary committees: Changing perspectives on changing institutions // The Journal of Legislative Studies, 4 (1, March): 1 - 20.
6. Przeworski A., Asadurian T., Bohlken A.T., 2012. The origins of parliamentary responsibility. Comparative constitutional design: 101 - 138.
7. Zubek R. 2015. Legislative Organisation and its Determinants in European Parliamentary Democracies. West European Politics, 38 (5): 933 - 939.
8. Авакьян С.А. Публичная власть и представительство: организационные, социальные и персоналистские начала (конституционно-правовой взгляд) / С.А. Авакьян // Конституционное и муниципальное право. 2014. N 11. С. 20 - 30.
9. Алебастрова И.А. Фракционная организация парламента в свете демократических стандартов выборов / И.А. Алебастрова // Сравнительное конституционное обозрение. 2012. N 6. С. 76 - 86.
10. Алебастрова И.А. Бикамерализм как структурная организация современных парламентов / И.А. Алебастрова // PolitBook. 2013. N 3. С. 99 - 107.
11. Долгополова В. Обзор дел, рассмотренных Конституционным Судом Российской Федерации / В. Долгополова // Сравнительное конституционное обозрение. 2012. N 3. С. 149 - 182.
12. Зазнаев О.И. Типология форм правления: работа над ошибками / О.И. Зазнаев // Полис. 2006. N 1. С. 92 - 103.
13. Крайнюкова А.Ю. Изменение правового статуса монарха Николая II после издания Манифеста от 17 октября 1905 г. "Об усовершенствовании государственного порядка" / А.Ю. Крайнюкова // История государства и права. 2013. N 5. С. 43 - 46.
14. Михалева Н.А. Парламентские и президентские выборы в России (в вопросах и ответах). 2-е изд., изм. и доп. / Н.А. Михалева. М.: Юркомпани, 2012. 322 с.
15. Старостина С.А. Институт юридической ответственности парламентариев в российском законодательстве: конституционно-правовой и административно-правовой аспекты / С.А. Старостина, С.В. Пилявец // Вестник Калининградского филиала СПб. ун-та МВД России. 2014. N 2(36). С. 74 - 76.
16. Филиппова Н.А. Совет Федерации: стратегия реформы в контексте правовой интеграции Российского государства / Н.А. Филиппова // Конституционное и муниципальное право. 2012. N 6. С. 43 - 46.
17. Хабриева Т.Я. К вопросу о месте российского парламентского права в системе права / Т.Я. Хабриева // Парламентские процедуры: проблемы России и зарубежный опыт. Материалы науч. конференции. М.: Изд-во МГУ, 2003. С. 21 - 29.
18. Чепус А.В. Парламентская ответственность Правительства как форма конституционной ответственности: общая характеристика / А.В. Чепус // Юридическая наука. 2013. N 4. С. 46.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑