• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
14.11.2017

Проект Федерального закона № 313283-7 "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в части введения административной ответственности за незаконную реализацию входных билетов на матчи чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года" направлен на обеспечение выполнения правительственных гарантий, а также установления административной ответственности за незаконную реализацию входных билетов на матчи чемпионата мира.

31.10.2017

Проект федерального закона "О внесении изменений в статью 8 Закона Российской Федерации "О трансплантации органов и (или) тканей человека» и статью 47 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" направлен на ликвидацию отсутствия в настоящее время в российском законодательстве максимально понятной процедуры выражения отказа человека на изъятие его  органов после смерти, что в свою очередь,  вызывает обоснованное недоверие населения к самому институту посмертного донорства.

26.10.2017

Проектом федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» в части регулирования использования электронных курительных устройств" вводится ряд новелл, направленных на регулирование правоотношений, связанных с использованием электронных курительных устройств.

Все статьи > Обеспечение защиты экологических прав граждан при возникновении ограничений прав, связанных с подготовкой и проведением чемпионата мира по футболу ФИФА 2018 г. (Ревякин А.П.)

Обеспечение защиты экологических прав граждан при возникновении ограничений прав, связанных с подготовкой и проведением чемпионата мира по футболу ФИФА 2018 г. (Ревякин А.П.)

Дата размещения статьи: 15.11.2017

Обеспечение защиты экологических прав граждан при возникновении ограничений прав, связанных с подготовкой и проведением чемпионата мира по футболу ФИФА 2018 г. (Ревякин А.П.)

В 2018 г. в России ожидается проведение чемпионата мира по футболу ФИФА (далее - чемпионат мира). Годом ранее будет проведен Кубок конфедераций. Проведение столь значимых спортивных мероприятий уже требует и потребует в будущем значительных финансовых вложений, организационных усилий. В целях регулирования правоотношений, возникающих при подготовке указанных спортивных мероприятий, был принят специальный Федеральный закон - "О подготовке и проведении в Российской Федерации чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года, Кубка конфедераций FIFA 2017 года и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" <1> (далее - Закон FIFA).
--------------------------------
<1> См.: Федеральный закон от 7 июня 2013 г. N 108-ФЗ "О подготовке и проведении в Российской Федерации чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года, Кубка конфедераций FIFA 2017 года и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" // СЗ РФ. 2013. N 23. Ст. 2866.

Рассмотрим особенности регулирования земельных и иных экологических прав граждан, которые законодатель установил применительно к рассматриваемому кругу правоотношений.
Одной из проблем, вставших перед государственными органами, ответственными за подготовку и проведение чемпионата мира по футболу, и, скажем прямо, одной из глобальных проблем стало возведение, пожалуй, самых главных объектов чемпионата мира - футбольных стадионов.
Нельзя не отметить, что законодатель установил в рассматриваемом Федеральном законе ряд особенностей строительного контроля.
Статья 28 Закона FIFA устанавливает, что строительный контроль в процессе строительства, реконструкции и (или) капитального ремонта объектов спорта, предназначенных для подготовки и проведения спортивных соревнований, проводится в соответствии с законодательством о градостроительной деятельности Оргкомитетом "Россия-2018" или его дочерней организацией на основании соглашений, заключенных с застройщиками или техническими заказчиками.
При этом объектами строительного контроля названы:
1) проверки соответствия выполняемых проектных работ заданию на проектирование и требованиям FIFA к мероприятиям по подготовке и проведению чемпионата мира по футболу FIFA и Кубка конфедераций FIFA, соглашению о проведении спортивных соревнований и заявочной книге;
2) проверки соответствия выполняемых работ по строительству, реконструкции, капитальному ремонту объектов спорта, предназначенных для подготовки и проведения спортивных соревнований, требованиям проектной документации, технических регламентов, результатам инженерных изысканий, информации, указанной в градостроительном плане земельного участка, и требованиям FIFA к мероприятиям по подготовке и проведению чемпионата мира по футболу FIFA и Кубка конфедераций FIFA, соглашению о проведении спортивных соревнований, заявочной книге;
3) проверки наличия и комплектности исполнительной документации на выполняемые работы;
4) контроль за соблюдением сроков выполнения работ по строительству, реконструкции, капитальному ремонту объектов спорта, предназначенных для подготовки и проведения спортивных соревнований.
Сложности у органов государственной власти возникли в связи с тем, что с гражданско-правовой точки зрения осуществление строительного контроля является платной услугой, а поэтому к указанной услуге должны по общему правилу применяться нормы Федерального закона "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" <2>.
--------------------------------
<2> См.: Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных муниципальных нужд" // СЗ РФ. 2013. N 14. Ст. 1652.

Вместе с тем вполне очевидно, что в связи с особенностями правоотношений по проведению вышеуказанных спортивных мероприятий нормы указанного нормативного акта применению в области строительства к чемпионату мира не подлежат. Однако прямо из текста Закона указанный вывод не следует.
В целях устранения данного противоречия Минтранс России совместно с Минспортом подготовили проект изменений в указанный Федеральный закон в целях устранения данной коллизии <3>.
--------------------------------
<3> См.: Проект Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с подготовкой и проведением в Российской Федерации чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года и Кубка конфедераций FIFA 2017 года" (подготовлен Минспортом России); текст по состоянию на 25 января 2017 г. // СПС "КонсультантПлюс"; http://regulation.gov.ru/.

Согласно ст. 2 указанного законопроекта в Федеральный закон "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" предлагается внести дополнение следующего содержания:
"Статья 111.3. Особенности заключения государственных контрактов в целях осуществления строительного контроля в процессе строительства, реконструкции и (или) капитального ремонта объектов инфраструктуры, предназначенных для подготовки и проведения чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года и Кубка конфедераций FIFA 2017 г. в Российской Федерации".
Особенности заключения государственных контрактов в целях осуществления строительного контроля в процессе строительства, реконструкции и (или) капитального ремонта объектов инфраструктуры, предназначенных для подготовки и проведения чемпионата мира по футболу FIFA 2018 г. и Кубка конфедераций FIFA 2017 г. в Российской Федерации, устанавливаются Федеральным законом от 7 июня 2013 г. N 108-ФЗ "О подготовке и проведении в Российской Федерации чемпионата мира по футболу FIFA 2018 г., Кубка конфедераций FIFA 2017 г. и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", что устраняет, таким образом, появившуюся на практике коллизию правовых норм.
В свою очередь, для частных лиц проблемы повлекло введение особых правил, посвященных изъятию земельных участков для государственных или муниципальных нужд в целях проведения указанных спортивных соревнований.
Так, согласно ч. ч. 9, 10 ст. 30 Закона FIFA отсутствие согласия собственника земельного участка на образование нового земельного участка из того объекта недвижимости, который принадлежит последнему, не является препятствием для принятия решения об изъятии земельного участка.
Нередко при строительстве объектов для нужд проведения спортивных соревнований требуется изъять не весь участок, а только его часть. Вводя в законодательство вышеуказанные нормы, публичный субъект не оставляет частному лицу выбора, в случае несогласия последнего на раздел (или иное изменение объекта недвижимости) государство или муниципальное образование заберут участок целиком.
Представляется абсолютно верной точка зрения Г.Л. Земляковой: "Таким образом, общероссийское законодательство затрудняет изъятие частей земельных участков для государственных или муниципальных нужд, а законодательство, устанавливающее "особый порядок изъятия", предоставляет органам государственной власти практически неограниченные полномочия, что нередко приводит к нарушениям прав частных лиц - правообладателей изымаемых участков" <4>.
--------------------------------
<4> Землякова Г.Л. Идентификационная функция кадастрового учета в аспекте изъятия земельных участков для государственных или муниципальных нужд // Закон. 2014. N 2. С. 78.

Такое законодательное решение представляется по меньшей мере крайне спорным.
Следующим весьма дискуссионным решением законодателя должно быть названо правило, закрепленное в ч. ч. 14 и 15 ст. 30 Закона FIFA, которое предусматривает сокращенные сроки уведомления о принятии решения об изъятии земельного участка (7 дней), а также презумпцию уведомления собственника земельного участка о предстоящем изъятии посредством опубликования в местном печатном издании.
Если добавить к вышепроцитированным правилам положения о том, что уполномоченный орган, в случае если соглашение с собственником не заключено в течение трех месяцев, вправе инициировать процедуру судебного изъятия земельного участка (ч. 23 ст. 30 Закона FIFA), а решение об изъятии земельного участка вступает в силу в сокращенный десятидневный срок (ч. 25 ст. 30 Закона FIFA), то становится очевидным вывод о том, что в погоне за престижем страны граждане этой страны вместе с их правами и интересами были забыты государством.
Приведенные нормы тем более спорны, потому что расплывчаты и основания для изъятия; вернее, не они сами (ими остались государственные и муниципальные нужды), а перечень тех объектов, для размещения которых возможно изъятие земельных участков, в терминологии анализируемого нормативного правового акта.
Такими объектами, для размещения которых допускается изъятие земельных участков, законодатель именует объекты инфраструктуры чемпионата мира, которые он определяет как предназначенные для подготовки и проведения спортивных соревнований объекты спорта (в том числе стадионы и тренировочные базы) и необходимые для осуществления мероприятий объекты социальной, транспортной, инженерной и иных инфраструктур, которые включены в Программу подготовки к проведению в 2018 г. в Российской Федерации чемпионата мира по футболу (п. 25 ст. 2 Закона FIFA). Само определение нареканий не вызывает, однако вызывает удивление практика применения указанного Закона в части изъятия земельных участков, основываясь на такой дефиниции.
Программа подготовки к проведению чемпионата мира утверждена Постановлением Правительства Российской Федерации <5> (далее - Программа). Она, в свою очередь, закрепляет перечень объектов инфраструктуры и мероприятий, которые должны быть реализованы уполномоченным органом исполнительной власти или организацией, являющейся исполнителем мероприятий подпрограммы, за счет средств соответствующего бюджета: федерального, бюджета субъектов Российской Федерации и иных внебюджетных источников.
--------------------------------
<5> См.: Постановление Правительства Российской Федерации от 20 июня 2013 г. N 518 "О Программе подготовки к проведению в 2018 году в Российской Федерации чемпионата мира по футболу" // СЗ РФ. 2013. N 26. Ст. 3340.

Таким образом, исходя из буквального толкования норм права, основанием изъятия земельного участка и (или) расположенных на нем объектов недвижимого имущества является размещение объектов инфраструктуры, указанных в Программе.
Правительством Нижегородской области были приняты распоряжения об изъятии путем выкупа земельных участков для государственных нужд Нижегородской области. Данные распоряжения предусматривают изъятие земельных участков, расположенных по адресу: Нижегородская область, г. Бор, на правой стороне транспортной развязки Бор - Киров. Согласно Программе в перечень мероприятий не входят строительство или реконструкция каких-либо объектов в г. Бор Нижегородской области.
Между тем есть судебные решения высшей судебной инстанции, прямо констатирующие законность вышеуказанных распоряжений.
Определением Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2016 г. заявителю отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения по существу в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации со ссылкой на то обстоятельство, что "оспариваемое распоряжение опубликовано; решения об изъятии, в том числе путем выкупа, земельных участков для государственных нужд Нижегородской области принимает Правительство области (подпункт "е" пункта 1 статьи 3 и статья 7 Закона Нижегородской области от 13.12.2005 N 192-З "О регулировании земельных отношений в Нижегородской области" (в редакции, действовавшей на момент рассматриваемых правоотношений); Министерство является органом, уполномоченным на реализацию оспариваемого распоряжения Правительства области; требования Закона N 108 по осуществлению установленной процедуры изъятия спорных земельных участков (опубликование распоряжения, уведомление об этом собственника участка, вручение последнему проекта соглашения о выкупе данного участка) Министерство выполнило; строительство базы команд включено в Программу подготовки к проведению в 2018 г. в Российской Федерации чемпионата мира по футболу, утвержденную Постановлением Правительства Российской Федерации от 20.06.2013 N 518; Нижегородская область утвердила региональную программу, состоящую как из объектов и мероприятий, финансируемых полностью или частично из средств федерального бюджета (и включенных в федеральную Программу), так и из объектов и мероприятий, финансируемых полностью за счет средств регионального бюджета; каждый субъект Российской Федерации самостоятельно определяет, какие именно объекты инфраструктуры регионального значения будут возведены субъектом за счет регионального бюджета исходя из финансовой возможности региона; строительство базы команд на левой стороне автодороги (подъезд к г. Бор от автодороги Новгород - Шахунья - Киров, севернее микрорайона Красногорка) будет осуществлено исключительно за счет средств бюджета Нижегородской области" <6>.
--------------------------------
<6> Определение Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2016 г. N 301-КГ15-19264 по делу N А43-32450/2014 // СПС "КонсультантПлюс".

На наш взгляд, ни Верховный Суд Российской Федерации, ни нижестоящие суды не учли двух юридически значимых обстоятельств.
Во-первых, положения п. п. 25 и 26 ст. 2 Закона FIFA, которые гласят, что перечень объектов инфраструктуры является закрытым и предусматривается только Программой, исключений из данного правила законодатель не делает.
Во-вторых, согласно п. 11 Программы Правительство России рекомендовало органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, являющихся исполнителями мероприятий Программы, до 1 ноября 2013 г. разработать и утвердить по согласованию с Министерством спорта Российской Федерации и заинтересованными федеральными органами исполнительной власти региональные программы подготовки к проведению в 2018 г. чемпионата мира, предусмотрев в них объекты и мероприятия Программы. Соответственно, указанные положения закрепляют обязанность органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации изымать земельные участки и (или) расположенные на них объекты недвижимости, прямо предусмотренные Программой, иных полномочий законодатель за ними не закрепил, а Правительство Нижегородской области, таким образом, неправильно толковало нормы законодательства, вышло за пределы своих полномочий, нарушило права частных лиц, и эту ситуацию суды не исправили.
Для устранения указанного противоречия правильно было бы уточнить формулировку ст. 30 Закона FIFA, дополнив часть первую указанной статьи словами ", включенных в федеральную Программу подготовки к проведению в 2018 г. в Российской Федерации чемпионата мира по футболу" после слов "для размещения объектов инфраструктуры". Это позволило бы избежать завуалированного расширения оснований изъятия земельных участков для нужд проведения чемпионата мира и защитило бы, таким образом, права частных лиц, исключив появление процитированных выше судебных актов.
Наконец, проблемным для юридических лиц стало применение судами ст. 27 Закона FIFA, которая предусматривает особенности утверждения документации по планировке территории.
Согласно ч. 9 ст. 27 указанного нормативного акта документация по планировке территории для размещения объектов инфраструктуры утверждается без проведения публичных слушаний. Закрепление этой нормы привело к печальным последствиям.
Компаниям "Балтик Экспо" и "Чехословак Энержи Оил анд Гэз" Апелляционным определением Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 2015 г. N АПЛ15-442 было отказано в удовлетворении апелляционных жалоб, а решение Верховного Суда Российской Федерации от 24 июля 2015 г. N АКПИ15-735 об отказе в удовлетворении заявления общества об оспаривании распоряжения Правительства Российской Федерации от 5 сентября 2014 г. оставлено без изменения <7>.
--------------------------------
<7> См.: Апелляционное определение Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 2015 г. N АПЛ15-442 // СПС "КонсультантПлюс".

Оспариваемым распоряжением утверждена основная часть проекта планировки территории Московского и Ленинградского районов г. Калининграда, предназначенной для размещения стадиона на 45 000 зрительских мест, финансирование строительства которого предусмотрено за счет средств федерального бюджета.
На основании указанного проекта планировки территория попала в зону изъятия земельных участков для государственных нужд. И, хотя формально и в первой, и во второй инстанции суды сослались на пропуск заявителями срока на обжалование спорного нормативного акта, на самом деле к пропуску срока привело отсутствие общественных слушаний по проекту планировки территорий.
Указанное судебное дело и вся правоприменительная практика, рассмотренная в статье, на наш взгляд, являются прекрасной иллюстрацией того факта, что законодателю надлежит крайне осторожно и весьма избирательно подходить к случаям, в которых допустимы исключения из общего порядка изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд. В каждой отдельно взятой ситуации необходимо оценить те выгоды, к которым ведет упрощенный порядок изъятия земли, вместе с тем соотнеся его с теми негативными для гражданского оборота последствиями, которые повлечет применение исключительной процедуры изъятия имущества для государственных и муниципальных нужд. Необходимо исходить из принципа максимальной стабильности права собственности и принципа разумности при его ограничении.
Следует согласиться со словами О.А. Золотовой: "Наблюдается тенденция к расширению перечня земельных участков, изымаемых в особом упрощенном порядке. Со временем это может привести к тому, что особый способ изъятия земель для государственных нужд останется единственно возможным" <8>.
--------------------------------
<8> Золотова О.А. Особый порядок изъятия земель для государственных нужд // Журнал российского права. 2012. N 12. С. 118.

Такое положение вещей представляется контрпродуктивным, поскольку фактически абсолютно нивелирует те правовые гарантии, которые законодатель закрепил в интересах частных лиц и которые должны реализовываться в рамках процедуры изъятия земельных участков, предусмотренной гл. VII.1 Земельного кодекса Российской Федерации <9>.
--------------------------------
<9> См.: Земельный кодекс Российской Федерации от 25 октября 2001 г. N 136-ФЗ // СЗ РФ. 2001. N 44. Ст. 4147.

Складывается парадоксальная ситуация, в которой законодатель устанавливает общий порядок, который, по идее, призван защищать права частных лиц при столкновении их интересов с интересами государства, однако в каждом конкретном случае изъятия, практически в связи с любым более или менее массовым потенциальным применением процедуры изъятия, а значит, фактически при каждом потенциально множественном ущемлении прав частных лиц государство придумывает особый порядок действий, изменяя правила игры под удобные для себя. Представляется, что такое положение вещей не соответствует духу и букве Конституции Российской Федерации <10> (ст. ст. 9, 35, 36 и 55). Оно, по нашему мнению, должно быть в кратчайшие сроки изменено, пока же остается надеяться на более взвешенный подход чиновников, правоприменительных органов, судебной системы при решении спорных ситуаций.
--------------------------------
<10> См.: Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Росс. газ. 1993. 25 дек. N 237.

Представляется правильным законодательно ограничить возможность изъятия части земельного участка при отсутствии согласия на то собственника; и, напротив, необходимо запретить государственным органам изымать земельный участок целиком при возникновении необходимости изъятия лишь его части и возможности раздела земельного участка.
Предлагается законодательно запретить расширение перечня случаев изъятия земельных участков на уровне субъекта Российской Федерации, уточнив соответствующие нормы, и, хотя формально такой запрет установлен, как показала правоприменительная практика, необходимо ужесточить его формулировку, как предлагает автор по тексту статьи.
Наконец, разумно будет (возможно, не в тексте рассматриваемого Закона, но в основах экологической политики либо в ином рамочном документе, определяющем основные направления развития земельного законодательства) указать на недопустимость расширения случаев изъятия земель по специальной процедуре либо, по крайней мере, на необходимость подробного научного обоснования в исключительном случае расширения такого перечня.

Литература

1. Землякова Г.Л. Идентификационная функция кадастрового учета в аспекте изъятия земельных участков для государственных или муниципальных нужд // Закон. 2014. N 2. С. 78.
2. Золотова О.А. Особый порядок изъятия земель для государственных нужд // Журнал российского права. 2012. N 12. С. 118.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑