• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
14.11.2017

Проект Федерального закона № 313283-7 "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в части введения административной ответственности за незаконную реализацию входных билетов на матчи чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года" направлен на обеспечение выполнения правительственных гарантий, а также установления административной ответственности за незаконную реализацию входных билетов на матчи чемпионата мира.

31.10.2017

Проект федерального закона "О внесении изменений в статью 8 Закона Российской Федерации "О трансплантации органов и (или) тканей человека» и статью 47 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" направлен на ликвидацию отсутствия в настоящее время в российском законодательстве максимально понятной процедуры выражения отказа человека на изъятие его  органов после смерти, что в свою очередь,  вызывает обоснованное недоверие населения к самому институту посмертного донорства.

26.10.2017

Проектом федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» в части регулирования использования электронных курительных устройств" вводится ряд новелл, направленных на регулирование правоотношений, связанных с использованием электронных курительных устройств.

Все статьи > Особенности применения инструментального метода в земельно-правовых исследованиях (Нарышева Н.Г.)

Особенности применения инструментального метода в земельно-правовых исследованиях (Нарышева Н.Г.)

Дата размещения статьи: 15.11.2017

Особенности применения инструментального метода в земельно-правовых исследованиях (Нарышева Н.Г.)

Выбор методологии научного исследования определяется целями и задачами, которые ставит перед собой исследователь. Особенность юридической науки заключается в том, что она в значительной степени носит прикладной характер. Основой исследования в рамках такого рода научных дисциплин является не только и не столько выявление первопричин и генезиса явлений, объектов, фактов, сколько поиск средств достижения определенного результата. Применительно к правовой науке общую задачу можно сформулировать следующим образом: какими средствами, используя правовое воздействие, можно достичь определенной общественно необходимой цели? Иными словами, основным преломлением научного правового исследования является изучение комплекса правовых средств с позиций их способности обеспечить получение искомого результата.
Основой для разработки этого метода является предложенное С.С. Алексеевым одно из самых емких определений правового регулирования как целенаправленного, нормативно-организационного результативного воздействия на участников общественных отношений <1>. Из этого определения следует, что в основе правового регулирования всегда находится определенная общественно необходимая цель. В тех случаях, когда законодатель полагает, что наиболее оптимальным способом ее достижения является правовое воздействие, эта цель приобретает характер правовой. Трансформация общественно необходимой цели в правовую предопределяет то, что она должна быть достигнута правовыми средствами.
--------------------------------
<1> См.: Алексеев С.С. Общая теория права: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2009. С. 211.

В самом общем виде содержание инструментального метода применительно к научному правовому исследованию заключается в:
а) установлении общественно необходимой цели, которая достигается или должна достигаться с использованием правовых средств;
б) выявлении задач правового регулирования, которые позволяют раскрыть содержание цели и в общем виде определить пути ее достижения;
в) определении и анализе правового инструментария (комплекса правовых средств), с помощью которого может быть достигнута общественно необходимая цель;
г) сопоставлении правореализационного результата с изначально поставленной целью;
д) моделировании новых правовых средств, направленных на достижение поставленной общественно необходимой цели.
Установление целеполагания правового регулирования является сущностной основой инструментального подхода к исследованию правовых явлений. Как указывает И.А. Игнатьева, цель всегда присутствует в праве и законодательстве - она либо прямо выражена как цель, либо подразумевается (что существенно отражается на сложности и истинности ее выявления) <2>.
--------------------------------
<2> См.: Теория и практика систематизации экологического законодательства России. М.: Изд-во МГК, 2007. С. 316.

Следует признать, что во многих земельно-правовых научных исследованиях этот этап исследования фактически опускается. Одной их причин, по которым этот аспект исследования традиционно остается за скобками научных исследований, является то, что цель правового регулирования находится за его рамками, она формируется вне пределов, которые охватывает право. Однако без выявления направленности этой политической воли на достижение определенного общественно необходимого результата исследование права сводится к его пониманию как совокупности правовых норм, направленных на упорядочение однородной группы общественных отношений. При таком подходе базовым объектом анализа являются конкретная норма и практика ее применения с точки зрения установления определенности нормы, соответствия ее требованиям юридической техники и, как максимум, гарантированности реализации. Не следует полностью отрицать целесообразность применения институционального подхода к правовому исследованию, однако необходимо иметь в виду, что его превалирование над иными методами влечет неоправданное ограничение понимания сущности и социального значения права.
Цели, которые детерминируют правовое регулирование земельных отношений, многогранны, неоднородны, а порой и противоречивы. В качестве примеров целей правового регулирования земельных отношений могут быть приведены: создание пространственно-операционного базиса для выполнения государством его функций, обеспечение благоприятной окружающей среды, включая беспрепятственный доступ к природным ресурсам общего пользования, обеспечение продовольственной безопасности, обеспечение граждан доступным жильем и т.д. Фактором правового регулирования земельных отношений являются и межотраслевые цели, такие как противодействие коррупции и снижение административных барьеров.
В ряде случаев цели правового регулирования земельных отношений и правовые средства их достижения могут вступать в противоречие между собой. Например, одним из правовых средств обеспечения продовольственной безопасности является ограничение перевода сельскохозяйственных угодий в земли других категорий. С другой стороны, обеспечение граждан доступным жильем может быть достигнуто лишь посредством освоения незастроенных земель, источником которых в значительной степени и являются сельскохозяйственные угодья. В таких случаях законодательство должно включать нормы-приоритеты, позволяющие определенно выявить превалирующие цели правового регулирования, а правовые средства, направленные на достижение целей, вступающих между собой в противоречие, должны конструироваться с учетом необходимости обеспечения приоритета и (или) баланса разнородных целей.
При анализе и выявлении целей необходимо иметь в виду их тесную связь с задачами правового регулирования. И.А. Игнатьева полагает, что назначение задач заключается в формировании возможности раскрытия единого смысла цели через определение конкретных путей ее достижения <3>. С этих позиций значение задач в механизме правового регулирования общественных отношений заключается не столько в том, что задача конкретизирует цель, сколько в том, что она в самом общем виде определяет пути (способы, направления) ее достижения, являясь связующим звеном между целью правового регулирования и правовыми средствами ее достижения. И.А. Игнатьева указывает, что задачи обозначают конкретные возможности, называют пути для достижения целей и, поскольку цель выражается через задачи посредством указания на ряд направлений деятельности, вводят в известной мере поэтапность в деле достижения цели. Задачи не средства, но именно они позволяют найти средства для достижения цели <4>.
--------------------------------
<3> См.: Там же. С. 334.
<4> См.: Игнатьева И.А. Экологическое законодательство России и проблемы его развития. М., 2001. С. 64.

Например, одной из целей правового регулирования является обеспечение продовольственной безопасности Российской Федерации. Указанная цель применительно к правовому регулированию земельных отношений распадается на ряд задач, к которым, в частности, относится сохранение количественного состава земель сельскохозяйственного назначения. В свою очередь, постановка такой задачи определяет включение в механизм правового регулирования земельных отношений такого правового средства, как установление исчерпывающего перечня оснований, при которых допускается перевод земельных участков из состава земель сельскохозяйственного назначения в земли иных категорий.
Анализ правовых средств имеет центральное значение в рамках рассматриваемого подхода к научному исследованию, однако ни в науке теории права, ни в отраслевой земельно-правовой науке единого подхода к определению содержания правовых средств, их системе и классификации не выработано.
С.С. Алексеев наиболее общим образом определял механизм правового регулирования как взятую в единстве систему правовых средств, при помощи которой обеспечивается результативное правовое воздействие на общественные отношения <5>. В более ранней работе он указывал, что правовые средства не образуют каких-то особых, принципиально отличных от традиционных, зафиксированных в общепринятом понятийном аппарате явлений правовой действительности. Это весь диапазон правовых феноменов различных уровней, с той лишь особенностью, что они вычленяются и рассматриваются не с позиций нужд юридической практики, а с позиций их функционального предназначения, тех черт, которые характеризуют их как инструменты решения экономических и иных социальных задач <6>.
--------------------------------
<5> См.: Алексеев С.С. Общая теория права. С. 227.
<6> См.: Алексеев С.С. Теория права. 2-е изд., перераб. и доп. М.: БЕК, 1995. С. 217.

М.Н. Марченко рассматривает правовые средства как правовые явления, выражающиеся в инструментах (установлениях) и деяниях (технологии), с помощью которых удовлетворяются интересы субъектов права, обеспечивается достижение социально полезных целей <7>. В.Б. Исаков относит к правовым средствам норму права, юридический факт, акт применения права, правоотношения, акты реализации прав и обязанностей <8>. Б.И. Минц под правовыми средствами понимает способы и приемы действий, выработанные юридической практикой и выражающие оптимальные варианты поведения субъектов отношений на стадии осуществления прав <9>. Н.А. Баринов предлагает рассматривать правовые средства как юридические возможности, заложенные в нормах права и его отдельных институтах, которые используются в процессе их реализации в целях обеспечения потребностей граждан и организаций <10>.
--------------------------------
<7> См.: Общая теория государства и права. Академический курс: В 3 т. 2-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. проф. М.Н. Марченко. М., 2001. Т. 3. С. 292.
<8> См.: Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового регулирования / Науч. ред. С.С. Алексеев. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1980. С. 14.
<9> См.: Минц Б.И. Понятие и роль правовых средств в хозяйственных отношениях // Правоведение. 1983. N 2. С. 71.
<10> См.: Баринов Н.А. Имущественные потребности и гражданское право. Саратов, 1987. С. 64.

Как видим, научные представления о содержании понятия "правовые средства" чрезвычайно разнятся: от юридических возможностей до практически всего спектра правовых явлений, исключая разве что правовую доктрину. В связи с этим С.С. Алексеев отмечал, что вопрос правовых средств видится не в обособлении их в отдельный фрагмент правовой действительности, а в их функциональном предназначении в качестве инструментов по достижению конкретных правовых целей <11>. Однако в интересах системного анализа правовых средств как основы достижения целей, которые поставлены перед правовым регулированием отраслевой группы общественных отношений, следует определиться с содержанием этого понятия.
--------------------------------
<11> См.: Алексеев С.С. Правовые средства: постановка проблемы, понятие, классификация // Советское государство и право. 1987. N 6. С. 14.

А.К. Голиченков рассматривает механизм реализации экологического права <12> как систему правовых инструментов, применяемых для регулирования общественных отношений, связанных с экологической деятельностью, которая включает: а) нормы права (специальные - эколого-правовые, экологизированные, нормы-гарантии); б) экологические правовые отношения; в) акты применения экологического права; г) реальное поведение субъектов в соответствии с требованиями норм экологического права <13>. Предложенное А.К. Голиченковым определение отражает внутреннюю и внешнюю структуру механизма правового регулирования общественных отношений (механизма реализации права). Внутреннюю структуру составляют правовые средства (инструменты), внешнюю - динамика реализации права от правовой нормы к реальному поведению субъектов правоотношения. Представляется, что внутренние элементы механизма правового регулирования - правовые средства - имеют такую же структуру, как и механизм в целом. С этих позиций содержание правового средства может быть раскрыто через следующие элементы, составляющие его динамическую структуру.
--------------------------------
<12> Автором рассматривается экологическое право в широком смысле, т.е. в качестве самостоятельной, комплексной отрасли права - системы правовых норм по охране окружающей природной среды, использованию природных ресурсов, обеспечению экологической безопасности человека и других объектов (общества, государства) и соответствующих правовых отношений. См.: Голиченков А.К. Экологическое право России: словарь юридических терминов: Учеб. пособие для вузов. М.: Городец, 2008. С. Х.
<13> См.: Там же. С. 206.

Первым элементом правового средства, создающим его нормативную правовую базу, является правовая конструкция. В самом общем виде под правовой конструкцией понимается совокупность правовых норм, направленных на достижение определенной цели, характеризующаяся заложенной в них основой для механизма реализации соответствующих норм посредством придания базовым предписаниям, дозволениям и запретам обеспеченности и гарантированности. Последнее осуществляется путем включения в соответствующую правовую конструкцию норм-стимулов и норм-гарантий, а также четко сформулированных гипотез правовых норм (условий, при которых субъект правоотношения должен или вправе следовать определенной правовой модели поведения). Фактором нормативной обеспеченности правовой конструкции следует признать также наличие норм-определений и урегулированной процедуры, результатом которой является осуществление права или выполнение предписания.
Выбор термина "правовая конструкция" является условным и не носит общепринятого в научной литературе характера. Так, С.С. Алексеев рассматривал правовую конструкцию как специфическое построение нормативного материала, соответствующее определенному типу или виду сложившихся правоотношений, юридических фактов, их связи между собой <14>. А.Л. Бажайкин понимает под правовой конструкцией инструмент экологического права и средство познания правовых явлений в нем <15>. Е.В. Матвеева предлагает определять близкое по смыслу явление - правовые установления, представляющие собой нормативную базу, в которой заложены способы достижения конкретной цели, - как правовой инструмент <16>.
--------------------------------
<14> См.: Алексеев С.С. Общая теория права. С. 489.
<15> См.: Бажайкин Л.А. Правовая конструкция как инструмент экологического права // Экологическое право. 2006. N 4. С. 5 - 6.
<16> См.: Матвеева Е.В. Правовой механизм реализации экологических прав граждан в России и Германии: вопросы терминологии // Экологическое право. 2010. N 2. С. 27.

Следует признать, что базовые правовые конструкции (договор, налог, разрешение уполномоченного органа государства на осуществление определенного вида действий и т.д.) вырабатывались и совершенствовались в течение всего периода существования права как специального регулятора общественных отношений. С.Ю. Филиппова в связи с этим полагает, что разные виды договоров (она анализирует, в частности, соотношение гражданско-правового договора и соглашения об уплате алиментов) являются единым по своей сущности правовым средством: они направлены на достижение целей участвующих в нем лиц, они представляют собой соглашения о правах и обязанностях их участников, условия которых в обоих случаях определяются сторонами произвольно, исходя из принципов законности и свободы договора <17>. Представляется, что такой подход к группировке правовых средств в рамках научного анализа не позволяет обеспечить решение задач, которые стоят перед правовой наукой в свете усложнения и дифференциации общественных отношений. В основе подхода, предлагаемого С.Ю. Филипповой, лежит представление о целеполагании как заключения договора, так и нормативного правового регулирования соответствующих общественных отношений. Определение прав и обязанностей посредством заключения соглашения (договора) является лишь внешней правовой формой достижения как общественно необходимой цели, трансформированной в правовую цель в результате нормативного урегулирования соответствующих общественных отношений, так и конкретной правореализационной цели, которая стоит перед участниками правоотношения. Имеются ли основания полагать, что законодатель преследует общие цели, регулируя договор купли-продажи земельного участка и договор комплексного освоения территорий? Можно ли исходить из того, что стороны соответствующих договоров в конкретном правоотношении имеют общие цели?
--------------------------------
<17> См.: Филиппова С.Ю. Инструментальный подход в науке частного права. М.: Статут, 2013.

Представляется, что основой для выделения самостоятельных правовых конструкций являются как правовая цель, которая должна быть реализована в результате применения правового средства в целом (всех его элементов), так и специфичность юридических приемов воздействия и их сочетания. Указанный вывод не отрицает необходимости продолжения научного осмысления базовых правовых конструкций, являющихся системной основой для разработки большинства прочих конструкций, вырабатываемых наукой и правотворческой практикой. Однако основное внимание следует уделять их новому наполнению в интересах выработки таких правовых конструкций, которые будут направлены на достижение усложняющихся задач, стоящих перед обществом.
Кроме того, необходимо иметь в виду, что, помимо правовых конструкций, являющихся творческим развитием базовых правовых конструкций, не исключается появление принципиально новых правовых конструкций, знаменующих собой изменение системных подходов к правовому регулированию отдельных групп общественных отношений, а также появление новых видов общественных отношений.
Ярким примером в этом смысле является правовое регулирование земельных отношений. Стимулом для формирования новых правовых конструкций стало представление о том, что режим использования земельных участков должен определяться государством, причем на основе системных подходов. Еще И.И. Евтихиев в 20-е годы прошлого столетия указывал на то, что при общем правовом основании - государственной собственности на землю существуют разные и не совпадающие по объему земельные режимы для отдельных разрядов земель <18>. Как следствие, была разработана правовая конструкция деления земель на категории по целевому назначению, которая до сих пор определяет сущность и систему земельного права.
--------------------------------
<18> См.: Евтихиев И.И. Регулирование земельных отношений в городах. Горки, 1929. С. 1.

Включение земельных участков в гражданский оборот обусловило необходимость формирования правовых конструкций, которые позволили бы определять конкретный вид использования земельного участка не в связи с его предоставлением. В настоящее время законодатель идет по пути проб и ошибок (правовое зонирование, зонирование территорий, градостроительное зонирование, территориальное зонирование), пытаясь создать конструкцию, которая позволила бы на системной основе решить указанную задачу.
Вторым элементом правового средства являются организационно-правовые условия реализации норм, составляющих правовую конструкцию, под которыми понимаются создание органов государственной власти и органов местного самоуправления и наделение их конкретными властными полномочиями в определенной сфере общественных отношений. Организационными эти условия являются по той причине, что речь идет о фактическом обеспечении возникновения и деятельности субъектов, которые в определенном отраслевом правоотношении становятся его субъектом. Правовой характер этих условий обусловлен тем, что создание таких органов, а также круг их полномочий определяются нормативными правовыми актами.
Рассматриваемый элемент правового средства является необходимым условием существования самого правового средства не во всех случаях. Как правило, он отсутствует в структуре правового средства, основой для применения которого являются имущественные отношения, основанные на равенстве сторон. Иными словами, гражданско-правовой договор как базовая правовая конструкция не требует создания организационно-правовой структуры, необходимой для достижения правовой цели, которая находится в истоке правового средства. Однако в случае заключения договора в отношении объекта недвижимого имущества становится необходимой потребность в наличии организационно-правовой составляющей в виде функционирования единого государственного реестра прав на недвижимое имущество. Если рассматривать способы защиты гражданских прав как правовые средства, то необходимость такого элемента становится очевидной: без создания суда, наделения судей полномочиями в установленном порядке защита нарушенных прав практически недостижима.
Для земельно-правовых средств наличие этого элемента является обязательным в силу того, что подавляющая часть земельно-правовых средств направлена на достижение целей, которые формируются на основе публичных интересов. Кроме того, значительная часть земель находится в государственной и муниципальной собственности. В земельном законодательстве заложен разрешительный тип правового регулирования земельных, природоресурсных отношений, а также создания объектов капитального строительства, неразрывно связанного с использованием земли как пространственного операционного базиса. Самое очевидное обоснование обязательности наличия этого элемента заключается в том, что одним из субъектов земельного правоотношения (в сфере использования и охраны земель, в сфере установления и изменения режима использования земельных участков) за редким исключением является орган государственной власти или орган местного самоуправления.
Третий элемент в структуре правового средства представляют собой действия субъектов правоотношения. Наличие этого элемента является необходимым, если исходить из того, что правовое средство является способом достижения цели. Сами по себе правовые нормы до того, как их приводят в действие механизмы реализации права, абстрактны. Они устанавливают правила поведения для неограниченного круга лиц, а их совокупность создает модель возможного или должного поведения (в зависимости от того, какой способ правового воздействия - дозволение, позитивное обязывание или запрет - положен в основу правовой нормы). Однако сами по себе нормы, какие бы механистические начала ни были в них заложены, не позволяют получить тот результат, на который рассчитывают участники правоотношений. Такой результат достигается только тогда, когда субъекты права совершают юридически значимые действия. Отсутствие правореализационного результата означает недостижение той общественно необходимой цели, которая находится в основе правового регулирования общественных отношений.
Представляется, что третий элемент правового средства включает в себя не только акты реализации и акты применения права, но и весь спектр действий, которые совершают субъекты в реальном правоотношении. Применительно к земельным отношениям этот довод может быть обоснован следующим образом. Актами органов государственной власти и органов местного самоуправления (в ряде случаев - договором) устанавливается режим использования земельного участка. Однако само по себе установление такого режима не свидетельствует о достижении цели, которую ставил перед собой законодатель, регулируя общественные отношения в сфере использования и охраны земель. Установление режима использования является лишь промежуточным правовым средством, которое создает предпосылки для достижения правовой цели. Последняя достигается тогда, когда субъект земельных правоотношений совершает активные действия, комплекс которых и составляет использование земель. В отношении земельного участка, режим использования которого, к примеру, предполагает застройку, правореализационная цель будет относительно достигнута лишь тогда, когда будет завершено создание объекта капитального строительства. Относительность достижения указанной цели связана с тем, что использование застроенного земельного участка также представляет собой земельное правоотношение, однако его содержание отлично от того правоотношения, которое существует на стадии создания объекта капитального строительства.
Что касается юридических возможностей как одного из элементов понимания содержания правовых средств, то они закладываются первыми двумя элементами структуры правового средства. Юридические возможности следует рассматривать как совокупность прав граждан и юридических лиц (правообладателей земельных участков), а также полномочий органов государственной власти, реализация которых может позволить достичь определенного правореализационного результата при наличии интереса к нему. Так, например, правообладатель земельного участка из состава земель, в отношении которых осуществляется градостроительное зонирование, вправе обратиться за получением разрешения на условно-разрешенный вид использования земельного участка. В целом юридические возможности участников земельных правоотношений (правообладателей земельных участков) проявляются главным образом в праве инициировать изменение правового режима земельных участков посредством обращения в установленном порядке в органы государственной власти и органы местного самоуправления. В этом случае юридические возможности определяются тем правовым режимом земельного участка, который установлен на дату соответствующего обращения. Кроме того, правообладатель вправе самостоятельно определять вид использования земельного участка в той мере, в которой разрешенное использование (конкретное целевое назначение, цель предоставления земельного участка) является родовым определением по отношению к однородным видам использования земельного участка.
В науке земельного права не сложилось единообразных подходов к пониманию земельно-правовых средств, их системе и иерархии, а также к определению соотношения правового средства с такими правовыми явлениями, как правовой инструмент, правовой способ и правовая конструкция.
О.И. Крассов полагает, что содержание права собственности определяется с помощью особых правовых способов и инструментов, применяемых в земельном праве: отнесения земель или земельного участка к соответствующей категории земель, установления особого правового режима территорий и определения разрешенного использования земельного участка и его конкретного целевого назначения <19>.
--------------------------------
<19> См.: Крассов О.И. Право собственности на землю в странах Европы: Монография. М.: Норма; Инфра-М, 2014.

Г.А. Волков рассматривает нормы-принципы земельного права как специализированные правовые нормы, выступающие носителями целей и задач земельного права и являющиеся необходимыми правовыми средствами их достижения и решения <20>. Вместе с тем проекты внутрихозяйственного землеустройства, по его мнению, могут служить правовым инструментом обеспечения сохранения природных экологических систем на землях сельскохозяйственного назначения при условии включения в число работ по проведению внутрихозяйственного землеустройства мероприятия по сохранению природных экологических систем на отдельных видах сельскохозяйственных угодий <21>.
--------------------------------
<20> См.: Волков Г.А. Принципы земельного права: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2005. С. 6.
<21> См.: Там же. С. 240.

Л.Е. Бандорин определяет разрешенное использование земельных участков как правовую конструкцию <22>. Е.В. Лунева к числу правовых инструментов относит правовые стимулы и правовые ограничения <23>. В Комментарии к Градостроительному кодексу Российской Федерации градостроительное зонирование рассматривается как универсальный способ установления для застройщиков пределов, определяемых с позиций соблюдения общественных интересов <24>. В Комментарии к Земельному кодексу Российской Федерации изъятие, в том числе путем выкупа, земельных участков для государственных или муниципальных нужд определяется как один из правовых способов обеспечения публичных интересов при использовании земельных участков <25>.
--------------------------------
<22> См.: Бандорин Л.Е. Разрешенное использование земельных участков: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011. С. 25.
<23> См.: Лунева Е.В. Правовые стимулы и ограничения в регулировании имущественных отношений, объектами которых являются земельные участки на особо охраняемых природных территориях // Российский юридический журнал. 2014. N 3.
<24> См.: Трутнев Э.К., Бандорин Л.Е. Комментарий к Градостроительному кодексу Российской Федерации. М.: Проспект, 2010.
<25> См.: Комментарий к Земельному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. С.А. Боголюбова. Питер Пресс, 2009.

В целях инициирования научной дискуссии по вопросу понятия и видов правовых средств представляется возможным предложить следующую классификацию земельно-правовых средств.
В основе предлагаемой системы правовых средств земельного права находится представление о том, что правовое обеспечение публичных интересов как основополагающая цель правового регулирования земельных отношений достигается главным образом посредством установления правового режима земельных участков. В связи с этим базовым правовым средством земельного права является правовой режим земельного участка, который определяет содержание земельного правоотношения, в том числе юридические возможности, а также содержание и направленность действий субъектов правоотношений в сфере использования и охраны земель.
Ниже по иерархии находятся две группы земельно-правовых средств: правовые средства, определяющие содержание правового режима земельных участков, и правовые средства, направленные на установление или изменение правового режима земельных участков.
В юридической литературе <26> правовые средства первой группы также именуют элементами правового режима земель (земельного участка). Их, в свою очередь, следует подразделить на основные, дополнительные и уникальные.
--------------------------------
<26> См.: Голиченков А.К. Указ. соч. С. 324; Бандорин Л.Е. Разрешенное использование земельных участков: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011. С. 6.

К основным правовым средствам первой группы следует отнести принадлежность земельного участка к категории земель и разрешенное использование земельного участка (цель предоставления, конкретное целевое назначение земельного участка). Особенность этой подгруппы правовых средств заключается в том, что они являются обязательными элементами правового режима каждого земельного участка.
Дополнительные правовые средства появляются в содержании правового режима земельного участка в случае принадлежности последнего к специальным видам территорий (зонам с особыми условиями использования территорий, территориям общего пользования, особым экономическим зонам и т.д.), а также в случае резервирования земельного участка.
Уникальные правовые средства определения содержания правового режима земельного участка представляют собой права и обязанности, которые возникают у субъектов земельного правоотношения (как правило, у лица, использующего земельный участок) на основании акта органа государственной власти (органа местного самоуправления), изданного в отношении конкретного земельного участка. Так, например, право на вырубку зеленых насаждений возникает у правообладателя земельного участка при наличии соответствующего разрешения, выданного органом местного самоуправления. Проект внутрихозяйственного землеустройства, утвержденный в установленном порядке, определяет содержание обязанностей по охране земельного участка из состава земель сельскохозяйственного назначения. Разрешение на строительство дает основания для совершения действий, непосредственно связанных с осуществлением застройки земельного участка. С определенной долей условности к этой группе правовых средств можно отнести обременения, которые возникают в связи с установлением сервитута, в том числе публичного.
Значение правовых средств этой группы заключается в следующем. Во-первых, в каждом из них заложено определенное сочетание средств правового воздействия в отношении субъектов земельного правоотношения - позитивного обязывания, дозволения и запретов, сочетание которых отражает функциональную составляющую механизма правового регулирования собственно земельных отношений (отношений по использованию и охране земель). Во-вторых, эти правовые средства определяют содержание и направленность действий, совокупным результатом которых должно стать обеспечение использования и охраны земель как основы жизни и деятельности народов Российской Федерации. В-третьих, основополагающий характер этих правовых средств проявляется в том, что они определяют не только содержание земельного правоотношения в его узком понимании (режим использования земельного участка), но и отдельные элементы земельного имущественного правоотношения, а также административных правоотношений в сфере использования и охраны земель.
Вторая группа правовых средств земельного права представляет собой способы установления и изменения правового режима земельных участков. Эта группа характеризуется наличием организационно-правовой составляющей, поскольку юридически значимые действия, связанные с установлением или изменением правового режима земельного участка, совершают органы государственной власти и органы местного самоуправления. К таким правовым средствам следует отнести перевод земельных участков из одной категории в другую, градостроительное зонирование, создание зон с особыми условиями использования и территорий, в отношении которых действуют специальные земельно-правовые нормы, и т.д. Предоставление земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, также можно рассматривать в качестве правового средства данной группы в тех случаях, когда договором или актом органа государственной власти (органа местного самоуправления) устанавливается цель предоставления земельного участка, которая определяет конкретный вид использования земельного участка.
Отдельную группу правовых средств составляют способы обеспечения использования и охраны земельных участков в соответствии с установленным правовым режимом. Особенность этих правовых средств заключается в том, что они являются земельно-правовыми с точки зрения целеполагания, заложенного в них, а именно обеспечения использования и охраны земельного участка в соответствии с установленным правовым режимом. Однако правовые конструкции, составляющие их основу, как правило, сформированы в рамках иных отраслей права.
Правовые средства данной группы можно разделить на средства, направленные на выявление ненадлежащего использования и охраны земельных участков (проверки федерального земельного надзора и муниципального земельного контроля, административное обследование объектов земельных отношений), и средства, которые направлены на пресечение ненадлежащих использования и (или) охраны земельных участков (предписания органов земельного надзора и контроля, привлечение к юридической ответственности за земельные правонарушения, принудительное изъятие земельного участка вследствие его ненадлежащего использования, расторжение договора аренды земельного участка по основаниям, предусмотренным земельным и лесным законодательством).
В определенном смысле к правовым средствам данной группы можно отнести ограничение оборотоспособности отдельных видов земельных участков (например, расположенных в первом и втором поясах зон санитарной охраны водных объектов, используемых для целей питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения). Представляется, что одной из целей ограничений в обороте является установление возможности прекращения права на земельный участок в случае его ненадлежащего использования посредством расторжения договора аренды, а не принудительного изъятия земельного участка у собственника, что является значительно более длительной и сложной процедурой.
Помимо вышеперечисленных правовых средств земельного права, можно выделить правовые средства, направленные на достижение иных целей и задач правового регулирования земельных отношений. Так, следует выделять в отдельные группы правовые средства, направленные на учет общественных интересов при изменении правового режима земельных участков, информационное обеспечение в сфере использования и охраны земель и т.д.
В заключение необходимо отметить, что инструментальный метод научного правового исследования позволяет расширить предмет научных исследований по сравнению с широко применяемым институциональным подходом, в рамках которого анализируется совокупность правовых норм, регулирующих однородную группу общественных отношений. Инструментальный подход, используя своего рода вертикальный взгляд на правовые явления - от целеполагания к результату, позволяет рассматривать право как комплексное социальное явление, призванное решать широкий спектр задач. Именно такой подход позволяет в наибольшей степени обеспечить, с одной стороны, комплексный характер научного исследования, с другой стороны, прикладное значение для целей правотворческой деятельности.

Литература

1. Алексеев С.С. Общая теория права: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2009.
2. Алексеев С.С. Правовые средства: постановка проблемы, понятие, классификация // Советское государство и право. 1987. N 6. С. 14.
3. Алексеев С.С. Теория права. 2-е изд., перераб. и доп. М.: БЕК, 1995.
4. Бажайкин Л.А. Правовая конструкция как инструмент экологического права // Экологическое право. 2006. N 4. С. 5 - 6.
5. Бандорин Л.Е. Разрешенное использование земельных участков: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011.
6. Бандорин Л.Е. Разрешенное использование земельных участков: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011.
7. Баринов Н.А. Имущественные потребности и гражданское право. Саратов, 1987.
8. Волков Г.А. Принципы земельного права: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2005.
9. Голиченков А.К. Экологическое право России: Словарь юридических терминов: Учеб. пособие для вузов. М.: Городец, 2008. С. Х.
10. Евтихиев И.И. Регулирование земельных отношений в городах. Горки, 1929.
11. Игнатьева И.А. Экологическое законодательство России и проблемы его развития. М., 2001.
12. Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового регулирования / Науч. ред. С.С. Алексеев. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1980.
13. Комментарий к Земельному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. С.А. Боголюбова. Питер Пресс, 2009.
14. Крассов О.И. Право собственности на землю в странах Европы: Монография. М.: Норма; Инфра-М, 2014.
15. Лунева Е.В. Правовые стимулы и ограничения в регулировании имущественных отношений, объектами которых являются земельные участки на особо охраняемых природных территориях // Российский юридический журнал. 2014. N 3.
16. Матвеева Е.В. Правовой механизм реализации экологических прав граждан в России и Германии: вопросы терминологии // Экологическое право. 2010. N 2. С. 27.
17. Минц Б.И. Понятие и роль правовых средств в хозяйственных отношениях // Правоведение. 1983. N 2. С. 71.
18. Общая теория государства и права. Академический курс: В 3 т. 2-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. проф. М.Н. Марченко. М., 2001. Т. 3.
19. Теория и практика систематизации экологического законодательства России. М.: Изд-во МГК, 2007.
20. Трутнев Э.К., Бандорин Л.Е. Комментарий к Градостроительному кодексу Российской Федерации. М.: Проспект, 2010.
21. Филиппова С.Ю. Инструментальный подход в науке частного права. М.: Статут, 2013.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑