• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
14.11.2017

Проект Федерального закона № 313283-7 "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в части введения административной ответственности за незаконную реализацию входных билетов на матчи чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года" направлен на обеспечение выполнения правительственных гарантий, а также установления административной ответственности за незаконную реализацию входных билетов на матчи чемпионата мира.

31.10.2017

Проект федерального закона "О внесении изменений в статью 8 Закона Российской Федерации "О трансплантации органов и (или) тканей человека» и статью 47 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" направлен на ликвидацию отсутствия в настоящее время в российском законодательстве максимально понятной процедуры выражения отказа человека на изъятие его  органов после смерти, что в свою очередь,  вызывает обоснованное недоверие населения к самому институту посмертного донорства.

26.10.2017

Проектом федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» в части регулирования использования электронных курительных устройств" вводится ряд новелл, направленных на регулирование правоотношений, связанных с использованием электронных курительных устройств.

Все статьи > Применение насилия в отношении представителя власти: проблемы квалификации и правоприменительной практики (Сулейманова И.Е.)

Применение насилия в отношении представителя власти: проблемы квалификации и правоприменительной практики (Сулейманова И.Е.)

Дата размещения статьи: 14.11.2017

Применение насилия в отношении представителя власти: проблемы квалификации и правоприменительной практики (Сулейманова И.Е.)

Норма об ответственности за применение насилия в отношении представителя власти предусмотрена ст. 318 УК РФ. Данная статья претерпела последние изменения в редакции Федеральных законов от 8 декабря 2003 г. и 7 декабря 2011 г. Как видим, изменения, которые были внесены в Уголовный кодекс РФ за последние пять лет, не коснулись нормы об ответственности за применение насилия в отношении представителя власти. Вместе с тем анализ следственно-судебной практики по ст. 318 УК РФ позволяет констатировать, что исследуемая норма нуждается в совершенствовании, поскольку на практике нередко допускаются ошибки при квалификации по данному составу преступления.
Определенные сложности возникают при установлении степени опасности применяемого насилия в отношении представителя власти, что ставит под вопрос разграничение ч. ч. 1 и 2 ст. 318 УК РФ. В ч. 1 данной статьи преступным в отношении представителей власти или их близких признается применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия. Ответственность за применение насилия, опасного для жизни или здоровья, указана в ч. 2 ст. 318 УК РФ.
Согласно п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" под насилием, не опасным для жизни или здоровья, следует понимать побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.).
Под насилием, опасным для жизни или здоровья, Пленум предлагает понимать насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности <1>.
--------------------------------
<1> Рос. газ. 2003. 18 янв.

Однако следственные органы, а затем и суды, несмотря на указанные разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, допускают ошибки при определении опасности насильственных действий, что соответственно влечет неверную квалификацию рассматриваемых преступлений.
Например, сотрудник полиции К., находясь при исполнении своих должностных обязанностей, сделал замечание гражданину П., который приставал к гражданам. Заведомо зная о том, что К. является сотрудником полиции, П. нанес ему удар кулаком в лицо, от которого К. упал, ударившись головой о бордюр. В результате падения ему было причинено сотрясение мозга легкой степени и повреждены мягкие ткани скуловой области. В медицинском заключении было указано, что К. причинен легкий вред здоровью с кратковременным расстройством здоровья. Однако П. вопреки указаниям Пленума Верховного Суда РФ был осужден по ч. 1 ст. 318 УК РФ как за применение насилия, не опасного для жизни или здоровья <2>.
--------------------------------
<2> Архив Советского районного суда г. Тамбова. Дело N 1-97/2013.

В другом аналогичном случае решение этого же суда было верным. Ж. и Ч. были осуждены по ч. 2 ст. 318 УК РФ за причинение сотруднику органов внутренних дел Ю. тупой травмы левого голеностопного сустава, квалифицирующейся как причинение легкого вреда здоровью с кратковременным расстройством здоровья по признаку лечения сроком не свыше трех недель <3>.
--------------------------------
<3> Архив Советского районного суда г. Тамбова. Дело N 1-8(11).

Данные примеры говорят о невнимательности работников следствия и судов к указаниям Пленума Верховного Суда, что влечет нарушение принципов законности и справедливости при применении уголовного закона.
Объективная сторона исследуемого состава преступления выражается не только в применении насилия, но и в угрозе его применения (психическое насилие). При этом следует обратить внимание на то, что угроза применения насилия в ч. 1 ст. 318 УК РФ не дифференцирована. То есть действие охватывает угрозу не только причинением вреда здоровью любой тяжести, но и убийством. Однако при попытке реализации угрозы, если будет установлено, что умысел виновного направлен на убийство, содеянное необходимо квалифицировать по ст. 317 УК РФ. Если намерение убить не доказано, преступление должно квалифицироваться по ст. 318 УК РФ.
Например, гр-н Т., держа в руке нож и угрожая участковому инспектору В. убийством, пытался приблизиться к нему. Однако В. выбил нож из рук Т., не дав ему возможности замахнуться.
Подсудимый Т. на следствии и в суде утверждал, что умысла на убийство участкового инспектора не имел, а только угрожал ему. Квалифицируя содеянное по ст. 317 УК РФ, суд в приговоре не обосновал свой вывод о наличии в действиях Т. прямого умысла на убийство В.
Президиум Верховного Суда РФ, удовлетворив протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, переквалифицировал действия осужденного Т. со ст. 317 УК РФ на ч. 1 ст. 318 УК РФ.
Президиум Верховного Суда РФ согласился с доводами протеста о том, что поскольку вид угрозы в законе не конкретизирован, то это может быть как угроза нанесения побоев, так и угроза убийством, а равно угроза насилия неопределенного характера, что и имело место в данном конкретном случае.
При таких обстоятельствах действия Т. в отношении В. охватываются диспозицией ч. 1 ст. 318 УК РФ как угроза применения насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих служебных обязанностей <4>.
--------------------------------
<4> Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 86п2000 по делу Толкачева // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 9.

Таким образом, поскольку умысел виновного на убийство не был доказан, суд обоснованно переквалифицировал его действия со ст. 317 УК РФ на ч. 1 ст. 318 УК РФ.
Кроме того, применение насилия в отношении представителя власти следует отграничивать от сопротивления и от неповиновения законному распоряжению представителя власти, которое является административным правонарушением (ст. 19.3 КоАП РФ).
Исследования показывают, что в следственно-судебной практике нередко возникают сложности при отграничении насилия против представителя власти от различного рода сопротивлений представителям власти (дергание за шевроны, погоны, скидывание фуражки).
Полагаем, что уголовно наказуемое сопротивление должно представлять собой не любое воспрепятствование представителям власти при исполнении ими должностных обязанностей, а активное противодействие осуществлению этими лицами своих полномочий. Речь идет о физическом воздействии на указанных лиц, но которое не связано с физическим насилием (например, когда преступник хватается за форму, вырывается, толкается при его задержании). Таким образом, применение насилия от сопротивления отличается характером и степенью интенсивности физического противодействия законной деятельности представителей власти.
Согласно ст. 19.3 КоАП РФ под неповиновением следует понимать отказ от выполнения законного распоряжения или требования сотрудника полиции, военнослужащего либо сотрудника органа или учреждения уголовно-исполнительной системы либо сотрудника войск национальной гвардии Российской Федерации в связи с исполнением ими обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а также воспрепятствование исполнению ими служебных обязанностей <5>. Например, нарушитель правил дорожного движения не выполняет законные требования сотрудника ГИБДД и уезжает от него либо преступник прячется от сотрудников полиции, которые пытаются его задержать.
--------------------------------
<5> СЗ РФ. 2002. N 1 (ч. I). Ст. 1.

Сложности в квалификации применения насилия в отношении представителя власти вызывают также случаи, когда сотрудники органов внутренних дел исполняют служебные обязанности в неофициальном порядке. Например, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отклонила протест прокурора, считавшего, что действия Д. по ст. 318 УК РФ квалифицированы необоснованно в связи с тем, что сотрудник милиции В. при исполнении служебных обязанностей не находился.
Судебная коллегия в определении указала, что для юридической оценки деяния не имеет значения, находился ли работник милиции на дежурстве или же по своей инициативе принял меры к пресечению преступления <6>. Следовательно, понятие "в связи с исполнением служебных обязанностей" включает в себя не только непосредственное исполнение представителем власти служебных обязанностей, но и их исполнение в неофициальном порядке или даже в прошлом.
--------------------------------
<6> Определение Верховного Суда РФ от 4 февраля 1998 г. URL: http://zakon.law7.ru/index.htm.

Существуют также случаи, когда сотрудники полиции выходят за пределы своих должностных полномочий при задержании правонарушителей <7>. В связи с чем при квалификации преступления, предусмотренного ст. 318 УК РФ, необходимо учитывать законность применения силы самим представителем власти. В случае нарушения сотрудником полиции должностного регламента, в котором предписывается применение силы, его действия могут признаваться насилием, несовместимым с правилами задержания правонарушителя, а следовательно, не влекут уголовно-правовую защиту.
--------------------------------
<7> Архив Котельниковского районного суда Волгоградской области. Дело N 2674.

Учитывая вышеизложенное, в целях усиления уголовной ответственности за применение насилия в отношении представителя власти считаем целесообразным расширить понятие насильственных действий в ч. 1 ст. 318 УК РФ и дифференцировать угрозу насилием по степени опасности в зависимости от ее содержания, изложив ст. 318 УК РФ в следующей редакции:
"1. Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения такого насилия в отношении представителя власти или его близких, либо активное сопротивление представителю власти в связи с исполнением им должностных обязанностей -
наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.
2. Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения такого насилия в отношении лиц, указанных в части первой настоящей статьи, -
наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок от пяти до десяти лет".

Литература

1. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ (в ред. от 28.12.2016) // СЗ РФ. 2002. N 1 (ч. I). Ст. 1.
2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" // Рос. газ. 2003. 18 января.
3. Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 86п2000 по делу Толкачева // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 9.
4. Определение Верховного Суда РФ от 4 февраля 1998 г. URL: http://zakon.law7.ru/index.htm.
5. Архив Советского районного суда г. Тамбова. Дело N 1-97/2013.
6. Архив Советского районного суда г. Тамбова. Дело N 1-8(11).
7. Архив Котельниковского районного суда Волгоградской области. Дело N 2674.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑