• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
14.11.2017

Проект Федерального закона № 313283-7 "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в части введения административной ответственности за незаконную реализацию входных билетов на матчи чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года" направлен на обеспечение выполнения правительственных гарантий, а также установления административной ответственности за незаконную реализацию входных билетов на матчи чемпионата мира.

31.10.2017

Проект федерального закона "О внесении изменений в статью 8 Закона Российской Федерации "О трансплантации органов и (или) тканей человека» и статью 47 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" направлен на ликвидацию отсутствия в настоящее время в российском законодательстве максимально понятной процедуры выражения отказа человека на изъятие его  органов после смерти, что в свою очередь,  вызывает обоснованное недоверие населения к самому институту посмертного донорства.

26.10.2017

Проектом федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» в части регулирования использования электронных курительных устройств" вводится ряд новелл, направленных на регулирование правоотношений, связанных с использованием электронных курительных устройств.

Все статьи > О контроле за осуществлением переданных полномочий в сфере здравоохранения (Шишов М.А.)

О контроле за осуществлением переданных полномочий в сфере здравоохранения (Шишов М.А.)

Дата размещения статьи: 23.11.2017

О контроле за осуществлением переданных полномочий в сфере здравоохранения (Шишов М.А.)

Одной из особенностей законодательства в сфере здравоохранения является наличие блока переданных полномочий как органам государственной власти субъектов РФ, так и органам местного самоуправления. В частности, в соответствии с ч. 1 ст. 15 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (далее - Федеральный закон N 323-ФЗ) органам государственной власти субъектов РФ передано лицензирование медицинской деятельности. В свою очередь, субъект Российской Федерации в силу ч. 2 ст. 16 Федерального закона N 323-ФЗ вправе передать органам местного самоуправления свои полномочия по организации оказания медицинской помощи. Одним из подобных примеров является Областной закон от 7 сентября 2011 г. N 660-ЗС "О наделении органов местного самоуправления государственными полномочиями Ростовской области по организации оказания медицинской помощи". В то же время для предотвращения возможного произвола, ущемления прав граждан или недопустимо широкого усмотрения в рамках реализации переданных полномочий необходимо наличие эффективного контроля за их осуществлением. О необходимости совершенствования правовой и методической базы для осуществления данного контроля указано в государственной программе Российской Федерации "Региональная политика и федеративные отношения", утвержденной Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. N 307.
С учетом вышеизложенного целью данной статьи является рассмотрение отдельных аспектов законодательства, потенциально отрицательно влияющих на эффективность контроля за осуществлением переданных полномочий в сфере охраны здоровья органам государственной власти субъектов РФ и органам местного самоуправления.
С одной стороны, контроль за соблюдением органами местного самоуправления прав граждан в сфере охраны здоровья регулируется Положением о государственном контроле качества и безопасности медицинской деятельности, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 12 ноября 2012 г. N 1152. С другой стороны, к осуществлению переданных полномочий по организации оказания медицинской помощи согласно ст. 17 Федерального закона N 323-ФЗ должны применяться положения Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" (далее - Федеральный закон N 131-ФЗ). Как следствие, данный вид контроля может рассматриваться как государственный контроль за осуществлением органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий, предусмотренный ст. ст. 21, 77 Федерального закона N 131-ФЗ. Особенностью Федерального закона N 131-ФЗ является то, что он уполномочивает административный орган выдавать предписания по устранению выявленных нарушений, но не предусматривает права проводить проверки по контролю за исполнением предписаний. Не предусмотрено данного права и в перечне полномочий органов, осуществляющих государственный контроль в сфере охраны здоровья, установленном ст. 86 Федерального закона N 323-ФЗ. В результате возникает коллизия: обязанность выдать предписание не сопровождается соответствующими полномочиями проверить его исполнение. Формально проверить исполнение предписания возможно в рамках административного расследования, предусмотренного ст. 28.7 КоАП РФ, однако для этого необходимо предварительное поступление сведений о неисполнении предписания, свидетельствующего о выявлении административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.5 КоАП РФ. В комплексе вышеизложенное не может не отражаться на эффективности соответствующего контроля.
Следующая коллизия связана с непосредственной возможностью органов местного самоуправления реализовать переданные полномочия по организации оказания медицинской помощи на уровне муниципальных медицинских организаций. Например, в соответствии со ст. 1 Областного закона Ростовской области от 7 сентября 2011 г. N 660-ЗС "О наделении органов местного самоуправления государственными полномочиями Ростовской области по организации оказания медицинской помощи" исполнительно-распорядительным органам муниципальных районов и городских округов в Ростовской области передаются на неограниченный срок государственные полномочия Ростовской области по организации оказания жителям Ростовской области первичной медико-санитарной помощи, специализированной, в том числе высокотехнологичной, медицинской помощи, скорой, в том числе скорой специализированной, медицинской помощи и паллиативной медицинской помощи, проведения медицинских экспертиз, медицинских осмотров и медицинских освидетельствований в рамках реализации территориальной программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи (за исключением медицинской помощи, оказываемой в медицинских организациях, подведомственных органу исполнительной власти Ростовской области в сфере охраны здоровья). В то же время согласно письму Минздрава России от 21 декабря 2015 г. N 11-9/10/2-7796 [1] в целях обеспечения преемственности, доступности и качества медицинской помощи, а также эффективной реализации территориальных программ государственных гарантий рекомендуется предусматривать медицинские организации второго уровня, имеющие в своей структуре специализированные межмуниципальные (межрайонные) отделения. Как следствие, возникает коллизия: с одной стороны, в муниципальной медицинской организации рекомендовано организовать межрайонное отделение, с другой стороны, данные действия будут выходить за пределы полномочий, установленных Федеральным законом N 131-ФЗ. В результате может "пострадать" право пациента на получение медицинской помощи в муниципальных медицинских организациях второго уровня в рамках территориальных программ государственных гарантий. В свою очередь, эффективность федерального государственного контроля за реализацией переданных полномочий зависит от наличия соответствующих правовых норм, не допускающих произвольного толкования, ясно устанавливать перечень обязанностей и пределы полномочий как органов государственной власти субъектов РФ, так и органов местного самоуправления. Сфера здравоохранения является социально значимой, как следствие, представляется целесообразным, чтобы обязанности по организации оказания медицинской помощи были конкретизированы на уровне федерального законодательства, например, в части нормирования количества, структуры и оснащенности медицинских организаций, с учетом допустимых отклонений, обусловленных региональными особенностями. В противном случае контроль за организацией медицинской помощи в регионе подменяется контролем за ее организацией на уровне отдельной взятой медицинской организации.
Далее перейдем к вопросу о контроле за переданными полномочиями в сфере лицензирования, установленном Приказом Минздравсоцразвития России от 12 августа 2008 г. N 418н "Об утверждении Порядка организации работы по контролю и надзору за полнотой и качеством осуществления органами государственной власти субъектов Российской Федерации переданных полномочий Российской Федерации в сфере здравоохранения" (далее - Порядок контроля переданных полномочий). Например, рассмотрим ситуацию, при которой административный орган в рамках проверки переданных полномочий выявляет факт неправомерного предоставления лицензии. Особенностью Федерального закона от 4 мая 2011 г. N 99-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" (далее - Федеральный закон N 99-ФЗ) является то, что для недобровольного приостановления, прекращения действия или аннулирования лицензии на осуществление медицинской деятельности необходимо наличие соответствующего судебного решения. При этом до вынесения соответствующего судебного решения необходимо проведение проверки в рамках лицензионного контроля, выявившей грубое нарушение лицензионных требований. В то же время положения ч. 10 ст. 19 Федерального закона N 99-ФЗ не предусматривают возможность проведения внеплановой выездной проверки в отношении лицензиата на основании установленных фактов о допущенных лицензирующим органом нарушений при предоставлении соответствующей лицензии. В свою очередь, право направления предписаний об устранении выявленных нарушений при осуществлении переданных полномочий по лицензированию не имеет коррелирующих с ним положений Федерального закона N 99-ФЗ. Иными словами, лицензирующий орган не вправе "пересмотреть" свое решение или каким-либо иным образом "отозвать" уже выданную лицензию. Сходная ситуация возникает и в рамках контроля за внесением лицензирующими органами (органами государственной власти субъектов РФ) сведений в единый реестр лицензий. С одной стороны, контроль за внесением данных сведений предусмотрен соответствующим Порядком контроля переданных полномочий. С другой стороны, положения ст. 29.2 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" предусматривают право проводить плановые проверки не чаще одного раза в два года. В свою очередь, проверить достоверность внесенных сведений в единый реестр лицензий без рассмотрения соответствующего лицензионного дела в рамках плановой проверки не представляется возможным. В то же время обязанность лицензирующим органом вносить сведения в реестр лицензий не подкреплена соответствующей административной ответственностью за внесение недостоверных данных. Вышеизложенные факты в комплексе создают предпосылки для злоупотреблений со стороны лицензирующих органов.
В научной юридической литературе высказывалось мнение о том, что процесс наделения органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями должен быть построен на отношениях сотрудничества, а не создавать почву для непонимания и конфликтов [2]. Представляется целесообразным, что данный тезис применим и к федеральному государственному контролю за осуществлением переданных полномочий в сфере охраны здоровья. Наличие функции контроля у соответствующих административных органов в отсутствие конкретизированного сбалансированного перечня прав, обязанностей и источников финансирования у "органов-получателей" переданных полномочий не может рассматриваться как "панацея" эффективного осуществления данных полномочий. Как следствие, необходима смена концепции осуществления федерального государственного контроля в сфере здравоохранения. В рассматриваемом случае он должен в том числе играть роль обратной связи в системе: норма правового акта - подпадающая под ее регулирование медицинская организация - уполномоченный орган власти. Как результат, реализация контролирующих функций должна приводить к выявлению и устранению правовых коллизий и способствовать обеспечению конституционных прав граждан. Однако для эффективной реализации подобной обратной связи административный орган контроля должен быть отделен от органа исполнительной власти, осуществляющего выработку и реализацию государственной политики и нормативно-правовому регулированию в соответствующей сфере. В настоящее время в сфере здравоохранения орган государственного контроля - Росздравнадзор - подведомственен органу, регулирующему сферу здравоохранения, - Минздраву России. Кроме того, необходимо, чтобы профилактическая составляющая контроля за переданными данными была не формальностью, но кропотливой и постоянной работой по оптимизации нормативно-правового регулирования в соответствующей сфере деятельности, с учетом результатов мероприятий по контролю на уровне отдельных регионов Российской Федерации.

Литература

1. Письмо Минздрава России от 21 декабря 2015 г. N 1 1-9/10/2-7796 "О формировании и экономическом обосновании территориальной программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2016 год".
2. Волкова Л.П. Проблемы правового регулирования полномочий исполнительных органов местного самоуправления // Конституционное и муниципальное право. 2008. N 8. С. 27 - 29.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑