• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
14.11.2017

Проект Федерального закона № 313283-7 "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в части введения административной ответственности за незаконную реализацию входных билетов на матчи чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года" направлен на обеспечение выполнения правительственных гарантий, а также установления административной ответственности за незаконную реализацию входных билетов на матчи чемпионата мира.

31.10.2017

Проект федерального закона "О внесении изменений в статью 8 Закона Российской Федерации "О трансплантации органов и (или) тканей человека» и статью 47 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" направлен на ликвидацию отсутствия в настоящее время в российском законодательстве максимально понятной процедуры выражения отказа человека на изъятие его  органов после смерти, что в свою очередь,  вызывает обоснованное недоверие населения к самому институту посмертного донорства.

26.10.2017

Проектом федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» в части регулирования использования электронных курительных устройств" вводится ряд новелл, направленных на регулирование правоотношений, связанных с использованием электронных курительных устройств.

Все статьи > Проблемы недействительности договора микрозайма и отдельных его условий (Останина Е.А.)

Проблемы недействительности договора микрозайма и отдельных его условий (Останина Е.А.)

Дата размещения статьи: 07.12.2017

Проблемы недействительности договора микрозайма и отдельных его условий (Останина Е.А.)

Идея микрофинансирования

Как отмечается в экономической литературе, "впервые микрофинансовые организации (МФО) появились в 70-х годах прошлого века в странах третьего мира, в частности в Бангладеш. Их изначальной задачей было предоставление доступа к кредитам людям, находящимся за чертой бедности. Все потенциальные заемщики, которые не могли обращаться в банки, получали займы в МФО. В развитых странах рынок МФО представлен всего лишь несколькими организациями, так как практически все граждане имеют доступ к программам кредитования банков" <1>. Микрофинансовые организации практически не проверяют платежеспособность заемщика (что в литературе и в рекламных акциях оценивается как "простота получения микрозайма" <2>), отсюда высокие проценты по договору микрозайма. То есть риски неисполнения договора заемщиками влияют на его стоимость.
--------------------------------
<1> Серова Е.Г., Понкратов И.Н., Ранга О.В. Реалии рынка микрофинансовых организаций в России: тенденции и перспективы // Вестник Белгородского университета кооперации, экономики и права. 2015. N 2. С. 217 - 222.
<2> Кравченко Л.Н., Якшина С.В. Микрофинансовые организации как альтернатива банкам: преимущества и недостатки для заемщика // Фундаментальные и прикладные исследования в современном мире. 2015. N 12 - 2. С. 229 - 233.

Ограничение процентов

Признавая, что стоимость микрозайма явно завышена, законодатель предпринял меры по ограничению платы по договорам микрозайма.
29 марта 2016 г. вступили в силу поправки в Федеральный закон от 02.07.2010 N 151-ФЗ "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях" (далее - Закон о микрофинансовых организациях), внесенные Федеральным законом от 29.12.2015 N 407-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации" (далее - Закон N 407-ФЗ).
Пунктом 9 ч. 1 ст. 12 Закона о микрофинансовых организациях в редакции Закона N 407-ФЗ было установлено, что "микрофинансовая организация не вправе начислять заемщику - физическому лицу проценты и иные платежи по договору потребительского займа, срок возврата потребительского займа по которому не превышает одного года, за исключением неустойки (штрафа, пени) и платежей за услуги, оказываемые заемщику за отдельную плату, в случае, если сумма начисленных по договору процентов и иных платежей достигнет четырехкратного размера суммы займа".
Таким образом, сделана попытка ограничить размер процентов по так называемым микрозаймам до зарплаты (самым распространенным и самим дорогостоящим из микрозаймов).
В июле 2016 г. законодатель постарался ввести еще большее ограничение. Статьей 21 Федерального закона от 03.07.2016 N 230-ФЗ "О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях" (далее - Закон N 230), п. 9 ч. 1 ст. 12 был изложен в следующей редакции: "...микрофинансовая организация не вправе начислять заемщику - физическому лицу проценты и иные платежи по договору потребительского займа, срок возврата потребительского займа по которому не превышает одного года, за исключением неустойки (штрафа, пени) и платежей за услуги, оказываемые заемщику за отдельную плату, в случае, если сумма начисленных по договору процентов и иных платежей достигнет трехкратного (выделено нами. - Е.О.) размера суммы займа". Этот новый запрет действует с 1 января 2017 г.
Ограничение размера процентов по договору займа обычно считается довольно серьезным вмешательством в свободу договора. Еще в начале XX в. И.А. Покровский оценивал его очень скептически <3>, полагая, что законодательное ограничение размера процентов представляет собой очень слабую попытку бороться с обнищанием населения и что в отрыве от многих других юридических и экономических факторов эта мера обречена на провал. Однако применительно к микрофинансовым организациям представляется, что подобное вмешательство в свободу договора нельзя назвать совсем уж неоправданным.
--------------------------------
<3> Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 265.

Во-первых, это ограничение мотивирует микрофинансовые организации более внимательно относиться к выбору контрагента, не предоставлять микрозаймы тем заемщикам, которые заведомо неспособны исполнить заемное обязательство.
Во-вторых, оно хотя бы отчасти защищает заемщика от заведомо необоснованной и слишком высокой платы за кредит.

Ограничение размера процентов: действие нормы во времени

Согласно п. 9 ч. 1 ст. 12 Закона о микрофинансовых организациях в редакции Закона N 407-ФЗ микрофинансовая организация не вправе начислять заемщику - физическому лицу проценты и иные платежи по договору потребительского займа, срок возврата потребительского займа по которому не превышает одного года, за исключением неустойки (штрафа, пени) и платежей за услуги, оказываемые заемщику за отдельную плату, в случае, если сумма начисленных по договору процентов и иных платежей достигнет четырехкратного размера суммы займа.
Формулировка этой нормы не совсем типична. Буквально толкуя слово "начислять", можно предположить, что речь идет как об определении полной стоимости займа по вновь заключаемым договорам, так и о действиях по исполнению уже возникшего обязательства.
Эта нетипичная формулировка повлекла также вопросы о действии этого запрета во времени: применяется ли он только к договорам, заключенным после 29 марта 2016 г. (дня вступления Закона N 407-ФЗ в силу), или ограничение следует применять также к договорам, заключенным до этой даты? Такой же вопрос неизбежно возникнет после 1 января 2017 г. в отношении требования не превышать трехкратного размера суммы займа (ст. 12 в редакции Закона N 230).
В некоторых судебных актах предусмотренное п. 9 ч. 1 ст. 12 Закона о микрофинансовых организациях ограничение применяется с обратной силой. Например, в Апелляционном определении Саратовского областного суда от 08.06.2016 N 33-3805/2016 речь идет о пересчете задолженности за период с 2014 по 2016 г., и ограничение п. 9 ч. 1 ст. 12 применено ко всей сумме задолженности.
С таким подходом вряд ли можно согласиться.
Согласно ст. 4 Гражданского кодекса (ГК) РФ нормы гражданского права не имеют обратной силы, если иное не предусмотрено законом. Прямого указания на обратную силу анализируемой нормы в законодательстве нет.
Следовательно, ограничение размера процентов должно применяться только к тем договорам, которые заключаются после введения ограничительных норм в действие.
Таким образом, если после 29 марта 2016 г. договором предусмотрен размер процентов, превышающий четырехкратную сумму основного долга, он подлежит уменьшению до установленного законом предела.
Однако если договор заключался до 29 марта 2016 г., то это ограничение применяться не должно.
Вывод об отсутствии у ст. 12 Закона о микрофинансовых организациях обратной силы был сделан, например, в Определении Ивановского областного суда от 23.05.2016 по делу N 33-1366/2016: "Акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом. Таким образом, ограничение на начисление процентов по договорам потребительского микрозайма (пункт 9 ч. 1 ст. 12 Закона) применяется к договорам микрозайма, заключенным с 29 марта 2016 г." <4>.
--------------------------------
<4> См. также: Определение Ростовского областного суда от 23.06.2016 по делу N 33-10486/2016, Определение Челябинского областного суда от 18.11.2016 по делу N 11-16693/2016.

Теперь рассмотрим договоры микрозайма, заключенные после 29 марта 2016 г., сумма процентов по которым превышает четырехкратный размер основного долга. Является ли в таком случае условие о процентах недействительным полностью или только в части превышения установленного Законом о микрофинансовых организациях максимума?
В Законе о микрофинансовых организациях никакого указания на этот счет не содержится. Применение ст. 180 ГК, устанавливающей, что "недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части", тоже не создает окончательной ясности применительно к рассматриваемому вопросу.
При этом у суда есть обязанность вынести на обсуждение вопрос о сохранении договора микрозайма, поскольку согласно п. 100 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 25), признавая сделку недействительной в части, суд в решении приводит мотивы, исходя из которых им был сделан вывод о том, что сделка была бы совершена сторонами и без включения ее недействительной части (ст. 180 ГК РФ). При этом в силу п. п. 1 и 4 ст. 421 ГК РФ признание судом недействительной части сделки не должно привести к тому, что сторонам будет навязан договор, который они не намеревались заключать. В связи с этим при решении вопроса о признании недействительной части сделки или сделки в целом суду следует вынести указанный вопрос на обсуждение сторон.
Предположим, что договором микрозайма установлен такой процент, что в результате общая плата за кредит превысит четырехкратный (после 1 января 2017 г. - трехкратный) размер основного долга.
Следует ли признать условие о размере процентов недействительным или нужно пойти еще дальше, признав договор микрозайма, противоречащий ст. 12 Закона о микрофинансовых организациях, недействительным полностью? В последнем случае сумма займа будет подлежать возврату с процентами, начисленными по правилам ст. ст. 395 и 1107 ГК.
Проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами, как известно, до 1 августа 2016 г. определялись средними ставками банковского процента по вкладам физических лиц, а с 1 августа - ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды. С 19 сентября 2016 г. ключевая ставка Банка России составляет 10% годовых (информация Банка России от 16.09.2016) <5>.
--------------------------------
<5> Вестник Банка России. 21.09.2016. N 85.

Такой процент существенно отличается от обычных ставок микрофинансовых организаций, и в случае признания договора займа недействительным полностью придется признать, что заемщик получил от микрофинансовой организации кредит на небывало выгодных условиях.
Какой же вариант выберет судебная практика?
Подобный вопрос уже возникал в 2014 г. в связи с установленным ч. 21 ст. 5 Федерального закона от 21.12.2013 N 353-ФЗ "О потребительском кредите (займе)" предельным размером неустойки.
Согласно названной норме размер неустойки за неисполнение или ненадлежащее исполнение заемщиком обязательств по возврату потребительского кредита не может превышать 20% годовых в случае, если по условиям договора потребительского кредита (займа) на сумму потребительского кредита (займа) проценты за соответствующий период нарушения обязательств начисляются, или в случае, если по условиям договора потребительского кредита (займа) проценты на сумму потребительского кредита (займа) за соответствующий период нарушения обязательств не начисляются, 0,1% от суммы просроченной задолженности за каждый день нарушения обязательств.
По материалам одного из судебных дел <6> договором микрозайма было предусмотрено, что в случае просрочки исполнения обязательства в части возврата суммы займа на нее подлежит начислению и уплате неустойка в размере 2% в день со дня просрочки обязательства.
--------------------------------
<6> См.: Обобщение судебной практики Челябинского областного суда за первый квартал 2016 г. (утв. постановлением президиума Челябинского областного суда от 11.05.2016). URL: http://chel-oblsud.ru/upload/file/reviews/general/reviews_2016_01.pdf (дата обращения: 13.12.2016).

Поскольку предусмотренный договором микрозайма размер неустойки в результате превысил 20% годовых, то в силу п. 2 ст. 168 ГК данное условие договора было признано ничтожным.
Обосновывая ничтожность договора условия о неустойке, превышающей предел, установленный законом, суд сослался на разъяснение, изложенное в п. 76 Постановления N 25, и указал, что "ничтожными являются условия сделки, заключенной с потребителем, не соответствующие актам, содержащим нормы гражданского права, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров, а также условия сделки, при совершении которой был нарушен явно выраженный законодательный запрет ограничения прав потребителей". При этом судом была взыскана неустойка в размере 20% годовых.
Таким образом, разрешая вопрос о неустойке, превышающей максимальный размер, установленный законом, суды взыскали неустойку в максимальном разрешенном законом размере.
Таким же, вероятно, будет и исчисление размера процентов по договорам микрозайма, заключенным после 29 марта 2016 г. и нарушающим запрет, предусмотренный ст. 12 Закона о микрофинансовых организациях.
Если процент по договорам микрозайма будет превышать четырехкратный размер (после 1 января 2017 г. - трехкратный размер) основного долга, условие о размере процентов будет признано не соответствующим Закону в части превышения предусмотренного законом предела, а размер процентов будет определяться судом в соответствии со ст. 12 Закона о микрофинансовых организациях.
Нужно сказать, что, по сведениям Банка России, среднерыночный размер процентов по краткосрочным займам до 30 дней включительно, суммой до 30 тыс. руб. включительно за период с 1 июля по 30 сентября 2016 г. составлял 596,364% годовых, а по займам без обеспечения сроком от 181 дня до 365 дней суммой до 30 тыс. руб. - 141,176% годовых <7>.
--------------------------------
<7> См.: Среднерыночные значения полной стоимости потребительских кредитов (займов) за период с 1 июля по 30 сентября 2016 г. (применяются для договоров потребительского кредита (займа), заключаемых в I квартале 2017 г. микрофинансовыми организациями с физическими лицами). URL: http://cbr.ru/analytics/consumer_lending/table/16082016_mfo.pdf (дата обращения: 13.12.2016).

Простое исчисление позволяет сделать вывод, что при своевременном возврате общая сумма процентов не превысит трехкратной суммы основного долга, но если сумма займа не будет возвращена заемщиком вовремя, предел, установленный п. 9 ч. 1 ст. 12 Закона о микрофинансовых организациях, может оказаться нарушен.
Получается, что рассматриваемый предел установлен, скорее, на случай нарушения договора микрозайма, чем на случай его добросовестного заключения и исполнения.
Насколько целесообразно такое ограничение, покажет практика применения данной нормы, пока еще не слишком обширная.

Ограничен ли размер процентов по микрозаймам сроком более одного года?

Интересно, что предельный размер процентов и сейчас, и с 1 января 2017 г. ограничен не для всех договоров микрозайма, где заемщиком является потребитель. Ограничение установлено только в отношении краткосрочных займов, срок возврата по которым не превышает одного года.
Возникает вопрос о том, применяется ли п. 9 ч. 1 ст. 12 Закона о микрофинансовых организациях к долгосрочным займам.
Иными словами, толкуется ли данная норма расширительно? Представляется, что для этого нет причин, хотя бы просто потому, что она существенно ограничивает свободу договора.
Рассматривая перспективы развития микрозайма, можно предположить, что законодательство не сможет и дальше развиваться путем использования все новых и новых запретов.
Это невозможно как минимум потому, что, когда число запретов превысит критический уровень, предприниматели перестанут регистрировать микрофинансовые организации и будут предоставлять займы с нарушением законодательства вне рамок как банковской, так и микрофинансовой деятельности.
Деятельность лиц, не входящих в реестр микрофинансовых организаций, но, по сути, осуществляющих микрофинансирование, и сегодня составляет существенную проблему.
Например, в одном из дел рассматривался договор займа, по которому индивидуальный предприниматель предоставлял сумму займа потребителю. По своим условиям и оформлению этот договор займа был похож на договор микрозайма, заключенный с микрофинансовой организацией, но в силу ст. 2 Закона о микрофинансовых организациях индивидуальный предприниматель не вправе осуществлять микрофинансовую деятельность. Договор займа был признан недействительным (ничтожным) на основании ст. 168 ГК и ст. 2 Закона о микрофинансовых организациях <8>.
--------------------------------
<8> См.: Определение Ульяновского областного суда от 15.03.2016 по делу N 33-1123/2016.

В подобных же обстоятельствах другой суд, напротив, признал договор займа действительным. Так, сторонами (индивидуальный предприниматель в качестве заимодавца, гражданин-потребитель в качестве заемщика) был заключен договор займа. Заемщик обратился в суд с иском о признании договора займа недействительным, указывая, что ответчик осуществляет профессиональную деятельность по предоставлению потребительских займов на постоянной основе.
В удовлетворении требования отказано. Суд указал на то, что у ответчика отсутствовала обязанность получить лицензию на осуществление банковских операций при выдаче истцу денежных средств, так же как и отсутствовала обязанность по созданию микрофинансовой организации.
Поскольку истец подписал договор добровольно, получил от ответчика сумму займа, то договор займа, по мнению суда, не является недействительным <9>.
--------------------------------
<9> См.: Определение Иркутского областного суда от 15.02.2016 по делу N 33-1569/2016.

В иных судебных актах делается аналогичный вывод о действительности займа, несмотря на то что он предоставлен организацией, не имеющей статуса микрофинансовой. В частности, суды указывают, что:
- отсутствие статуса микрофинансовой организации не влияет на условия и правовые последствия заключенного договора займа, который содержит все существенные условия <10>;
--------------------------------
<10> См.: Определение Краснодарского краевого суда от 28.05.2015 по делу N 33-11867/2015.

- основными целями принятия Закона о микрофинансовых организациях являются регулирование деятельности микрофинансовых организаций и осуществление государственного контроля над ними. Запрета на осуществление деятельности по выдаче займа юридическими лицами, не внесенными в реестр микрофинансовых организаций либо не имеющими лицензии на осуществление банковской деятельности, нормы права не содержат <11>;
--------------------------------
<11> См.: Определение Верховного суда Республики Башкортостан от 07.04.2015 по делу N 33-4925/2015.

- Закон о микрофинансовых организациях не запрещает деятельность по выдаче займа юридическими лицами, не внесенными в реестр микрофинансовых организаций либо не имеющими лицензии на осуществление банковской деятельности <12>.
--------------------------------
<12> См.: Определение Верховного суда Республики Башкортостан от 03.03.2015 по делу N 33-3222/2015.

Однократное предоставление займа, возможно, не нарушает требований законодательства, но во многих из перечисленных дел доводы потребителей состояли в том, что организации-заимодавцы предоставляли займы систематически. Даже и сами названия организаций (например, "Центр финансирования") говорят сами за себя. Таким образом, коммерческие организации или индивидуальные предприниматели, не имея статуса микрофинансовой организации, действовали как микрофинансовые организации, причем систематически.
Вряд ли такую деятельность можно признать добросовестной.
Во-первых, такие теневые ростовщики не выполняют публично-правовых обязанностей (к числу которых относится и отчетность перед Банком России). Во-вторых, под угрозой оказывается применение всех подробно установленных Законом о микрофинансовых организациях запретов: ведь какой смысл запрещать микрокредитным компаниям предоставлять гражданину заем суммой более 500 тыс. руб., если та же организация, не имея статуса микрокредитной компании, может предоставить сколь угодно большую сумму?
Есть ли смысл ограничивать размер процентов и неустойки, если теневой ростовщик такими ограничениями не связан?
Распространение займов, предоставляемых теневыми ростовщиками на постоянной основе, уничтожает саму идею правового регулирования микрофинансовой деятельности.
Определив, что с теневыми ростовщиками, систематически предоставляющими займы, но не имеющими статуса микрофинансовой организации, можно и нужно бороться, рассмотрим теперь вопрос о том, как повлияло изменение гражданского законодательства на квалификацию микрофинансовых займов.
До 1 сентября 2013 г. ст. 173 ГК предусматривала возможность признания сделки, совершенной юридическим лицом, не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью, недействительной. После 1 сентября 2013 г. Федеральным законом от 07.05.2013 N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" эта возможность была исключена. Окончательно судьбу такой сделки решило появление ст. 450.1 ГК, введенной Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ: теперь она находится в руках добросовестного участника сделки, наделенного правом отказаться от договора и потребовать от другой стороны, действующей без лицензии, возмещения убытков <13>.
--------------------------------
<13> См.: Витрянский В.В. Реформа российского гражданского законодательства: промежуточные итоги. М., 2016; СПС "КонсультантПлюс".

Недобросовестные действия по предоставлению займа в отсутствие статуса микрофинансовой организации, действительно, имеют сходство с деятельностью без лицензии. Последствия совершения сделки без лицензии в случае, когда деятельность подлежит лицензированию, определены законодательством и судебной практикой.
Так, в случае отсутствия у одной из сторон договора лицензии на осуществление деятельности или членства в саморегулируемой организации, необходимых для исполнения обязательства по договору, другая сторона вправе отказаться от договора (исполнения договора) и потребовать возмещения убытков (п. 3 ст. 450.1 ГК).
Следовательно, при отсутствии лицензии сделка не является недействительной, но добросовестная сторона вправе отказаться от договора.
Применительно к договору микрозайма добросовестной стороне отказываться от договора уже несколько поздно, поскольку договор займа считается заключенным с момента получения займа, а право заявить о досрочном возврате займа потребитель имеет в любом случае.
Что же касается требования о возмещении убытков, то доказать причинно-следственную связь между отсутствием у заимодавца специального статуса микрофинансовой организации и какими-либо потерями должника весьма затруднительно.
Таким образом, в случае заключения договора займа лицом, не включенным в реестр микрофинансовых организаций, формальных оснований для признания сделки недействительной, кажется, нет. Но это приводит к тому, что организация, систематически предоставляющая займы без получения статуса микрофинансовой организации, оказывается в лучшем положении, чем добросовестная микрофинансовая организация: она не несет расходов по предоставлению информации, отчетности Банку России, но получает те же предусмотренные договором проценты.
Вряд ли замысел законодателя состоял в том, чтобы так снисходительно относиться к организациям, действующим как микрофинансовые организации, но без включения в реестр микрофинансовых организаций.
Возможно, предполагалось, что административной ответственности за незаконное осуществление микрофинансовой деятельности окажется достаточно. Однако вряд ли это так, когда речь идет о содержании гражданско-правового договора.
Разумеется, нельзя оспаривать действительность займа, выданного коммерческой организацией в разовом порядке.
Однако если займы предоставляются систематически, причем предоставляются потребителям, то из общего правила о действительности сделки, совершенной без специального разрешения, следовало бы сделать исключение, поскольку само по себе изменение ст. 173 ГК было вызвано именно стремлением защитить интересы добросовестной стороны сделки.
Доказательством систематичности предоставления займа может быть заключение договора посредством присоединения потребителя к типовой форме, разработанной организацией, название организации, иные обстоятельства дела. Общие правила о распределении обязанности доказывания в гражданском процессе позволяют сделать вывод о том, что систематичность деятельности по предоставлению займа придется доказывать потребителю, т.е. истцу по иску о признании договора займа недействительным, и само по себе возложение обязанности доказывания на неосторожного потребителя уже будет для него определенным бременем.
Проблема имеет и еще один аспект: если потребитель-заемщик заключил договор займа с организацией, не имеющей статуса микрофинансовой организации, распространяются ли на этот договор ограничения размера процентов и размера неустойки? Тот же вопрос можно задать и применительно к ситуации, когда договор займа заключается с гражданином, фактически действующим как ростовщик.
Дело о займе, заключенном между гражданами, но с процентами, соответствующими уровню микрофинансовых организаций, в марте 2016 г. рассматривал Верховный Суд РФ <14>. Спор возник из договора займа, заключенного между гражданами с условием о 547,5% годовых за пользование займом. Заемщик ссылался на недобросовестность заимодавца при определении размера процентов, однако не заявлял требования о признании сделки недействительной в качестве кабальной (и не представлял доказательств кабальности), а равно не пытался доказать заблуждение при совершении сделки.
--------------------------------
<14> Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 29.03.2016 по делу N 83-КГ16-2.

Верховный Суд РФ посчитал, что такой высокий размер процентов представляет собой злоупотребление правом (ст. 10 ГК), аргументировав свой вывод достаточно скупо: "Встречное предоставление не должно приводить к неосновательному обогащению одной из сторон либо иным образом нарушать основополагающие принципы разумности и добросовестности, что предполагает соблюдение баланса прав и обязанностей сторон договора. Условия договора не могут противоречить деловым обыкновениям и не могут быть явно обременительными для заемщика. Таким образом, встречное предоставление не может быть основано на несправедливых договорных условиях, наличие которых следует квалифицировать как недобросовестное поведение".
Судебная коллегия направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. Суду апелляционной инстанции предстояло выяснить, какие проценты по данному договору займа будут разумными и добросовестными.
С еще более кратким обоснованием суд апелляционной инстанции взыскал с ответчика долг с процентами за пользование займом в размере 100% <15>. Почему именно 100%, а не 20, не 200, не еще какая-то сумма, в Определении апелляционной инстанции не объясняется. Содержится ссылка на п. 3 ст. 1 и п. 1 ст. 10 ГК, но мотивы, по которым добросовестными признаны именно 100% годовых, в судебном акте не приводятся.
--------------------------------
<15> См.: Определение Брянского областного суда от 14.06.2016 N 33-2174/2016 по делу N 2-1315/2015. URL: https://oblsud--brj.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=487674&delo_id=5&new=5&text_number=1&case_id=174065 (дата обращения: 13.12.2016).

При рассмотрении споров, подобных данному, высокий процент, сопоставимый с тем, что устанавливают микрофинансовые организации, сам по себе свидетельствует о систематичности предоставления займов, поскольку экономическое значение высокого процента состоит именно в том, что в плату по каждому договору займа включается риск невозврата займа по договорам, заключенным с другими заемщиками.
Представляется, что есть все основания распространять на договоры займа, заключенные заимодавцем, не включенным в реестр микрофинансовых организаций, но осуществляющим деятельность по предоставлению займов систематически, и заемщиком-потребителем, ограничения, предусмотренные Законом о микрофинансовых организациях.
Потребитель не должен страдать от того, что заимодавец не исполняет свои публично-правовые обязанности, а предприниматель, в свою очередь, не должен получать выгоды от собственного недобросовестного поведения.
Следовательно, все ограничения, предусмотренные Законом о микрофинансовых организациях, можно применять и к займам, выданным лицом, систематически предоставляющим займы, но не имеющим статуса микрофинансовой организации или кредитной организации.
С одной стороны, это защитит частный интерес заемщика и позволит сделать условия договора займа более разумными.
С другой стороны, такой подход может способствовать тому, чтобы мотивировать заимодавцев-предпринимателей, предоставляющих займы в качестве основного вида коммерческой деятельности, получать необходимый статус микрофинансовой организации. И это, соответственно, может служить защите публичного интереса, состоящего в том, чтобы сделать деятельность по предоставлению займов достаточно прозрачной.

References

Kravchenko L.N., Yakshina S.V. Microfinance organisations as an Alternative to Banks: Benefits and Disadvantages for a Borrower (Mikrofinansovye organizatsii kak al'ternativa bankam: preimushchestva i nedostatki dlya zaemshchika) // Fundamental and Practical Research in the Modern World (Fundamental'nye i prikladnye issledovaniya v sovremennom mire). 2015. N 12-2. P. 229 - 233.
Pokrovskiy I.A. Main Problems of Civil Law (Osnovnye problemy grazhdanskogo prava). Moscow: Statut, 1998. 512 p.
Serova E.G., Ponkratov I.N., Ranga O.V. Realia of Microfinance Sector in Russia: Trends and Prospects (Realii rynka mikrofinansovykh organizatsiy v Rossii: tendentsii i perspektivy) // Herald of Belgorod University of Cooperation, Economics & Law (Vestnik Belgorodskogo universiteta kooperatsii, ekonomiki i prava). 2015. N 2. P. 217 - 222.
Vitryanskiy V.V. The Reform of Russian Civil Legislation: Interim Results (Reforma rossiyskogo grazhdanskogo zakonodatel'stva: promezhutochnye itogi). Moscow: Statut, 2016. 431 p.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑