• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
03.09.2019

Законопроект "О внесении изменения в статью 1 Федерального закона "О противодействии коррупции" призван устранить сложившуюся правовую неопределенность в сфере бюджетного законодательства, предусматривающего зачисление конфискованных денежных средств, полученных в результате совершения коррупционных правонарушений. Между тем, само понятие "коррупционное правонарушение" в настоящее время отсутствует в законодательстве.

21.08.2019

Принятие законопроект "О внесении изменений в статью 2.6.1 КоАП РФ" позволит владельцу автомобиля своевременно получить информацию о совершенном правонарушении водителем его транспортного средства, освободиться от ответственности согласно ч. 2 ст. 2.6.1 КоАП РФ, воспользоваться возможностью уплаты административного штрафа со скидкой предусмотренной ст. 32.2 КоАП РФ, своевременно выявлять несанкционированное использование регистрационного знака своего автомобиля другим транспортным средством.

14.08.2019

Целью законопроекта является устранение правовой коллизии между Федеральным законом "О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами" и бюджетным законодательством. Его реализация позволит избежать споров о необходимости использования специального банковского счета в соответствии с Федеральным законом.

Все статьи > Поддержание военными прокурорами государственного обвинения по уголовным делам, рассматриваемым гарнизонными военными судами с участием присяжных заседателей (Шестак В.А.)

Поддержание военными прокурорами государственного обвинения по уголовным делам, рассматриваемым гарнизонными военными судами с участием присяжных заседателей (Шестак В.А.)

Дата размещения статьи: 29.01.2018

Поддержание военными прокурорами государственного обвинения по уголовным делам, рассматриваемым гарнизонными военными судами с участием присяжных заседателей (Шестак В.А.)

В соответствии с Федеральным законом от 23 июня 2016 г. N 190-ФЗ с 1 июня 2018 г. районные, гарнизонные военные суды с участием коллегии из шести присяжных заседателей начнут рассматривать уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 2 ст. 105, ст. ст. 277, 295, 317 и 357 УК РФ, по которым в соответствии с положениями Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве наиболее строгого вида наказания не могут быть назначены пожизненное лишение свободы или смертная казнь, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 105 и ч. 4 ст. 111 УК РФ.
Военные прокуроры при поддержании государственного обвинения по таким уголовным делам должны руководствоваться требованиями уголовно-процессуального закона, определяющими, что судопроизводство с участием присяжных заседателей ведется в общем порядке (ст. 324 УПК РФ), но с учетом особенностей, предусмотренных гл. 42 УПК РФ.
Особенностью судебного следствия с участием присяжных заседателей является исследование только тех фактических обстоятельств уголовного дела, которые ограничены их полномочиями по вынесению вердикта в пределах трех основных вопросов: доказано ли, что деяние имело место; доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; виновен ли подсудимый в совершении этого деяния (ч. 1 ст. 339 УПК РФ).
Данные о личности изучаются лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется. Запрещается исследовать факты прежней судимости, заболеваний хроническим алкоголизмом или наркоманией, а также иные данные, способные вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого. Доведение данных о прежней судимости подсудимого может быть расценено как незаконное воздействие на присяжных заседателей, которое может повлиять на их ответы на поставленные вопросы и, соответственно, повлечь за собой отмену приговора.
Поскольку разрешение вопросов о доказанности события преступления и виновности подсудимого отнесено к исключительной компетенции присяжных заседателей, государственному обвинителю следует помнить, что доказательства представляются не суду, а присяжным.
Судебное следствие начинается со вступительного заявления государственного обвинителя, в котором он излагает существо предъявленного обвинения и предлагает порядок исследования представленных доказательств. Государственному обвинителю при исследовании доказательств необходимо вызвать живой интерес у присяжных заседателей к происходящему в зале судебного заседания. Он должен раскрывать доказательства в такой логической последовательности, чтобы в процессе их исследования у коллегии сложилась четкая картина преступления и твердая убежденность в виновности подсудимого. Если из материалов дела видно, что показания того или иного лица противоречивы, необходимо выяснить, что явилось причиной этого, добиться представления в суде четких, конкретных показаний по исследуемым обстоятельствам.
Государственному обвинителю следует задавать допрашиваемым вопросы в краткой и понятной всем присутствующим в зале форме. В ходе допросов рекомендуется использовать наглядные планы, схемы, таблицы, иллюстрировать наиболее важные обстоятельства дела. Применять наглядные материалы государственный обвинитель может не только в ходе судебного следствия, но и при произнесении обвинительной речи.
При допросе подсудимого, потерпевшего, свидетеля, эксперта присяжные заседатели вправе задавать им вопросы после того, как их допросили стороны по делу. Вопросы излагаются в письменном виде и подаются председательствующему через старшину. Такие вопросы формулируются председательствующим и могут быть им отведены как не относящиеся к предъявленному обвинению.
Поставленные присяжными заседателями вопросы могут свидетельствовать о том, что они ощущают неполноту дела, что требует от государственного обвинителя при допросах уделять больше внимания дополняющим, уточняющим и контрольным вопросам.
Большой объем информации, содержащейся в заключениях судебных экспертиз, может негативно сказаться на восприятии выводов экспертов присяжными заседателями, поскольку многие из них не имеют достаточного уровня образования. Для разъяснения выводов доступным присяжным языком следует вызвать в судебное заседание экспертов, проводивших исследования.
Прежде чем приступить к осмотру вещественного доказательства, необходимо, чтобы присяжные уяснили, когда и где был изъят этот предмет (документ), в связи с чем он приобщен к делу. Для этого надлежит исследовать соответствующие процессуальные документы или допросить лицо, представившее доказательство. Вещественные доказательства должны быть продемонстрированы достаточно наглядно, чтобы их значение было понятно присяжным заседателям. Предъявление присяжным для обозрения вещей потерпевших со следами крови, орудий преступлений оказывает на них нужное государственному обвинителю эмоциональное воздействие. Государственному обвинителю при предъявлении вещественных доказательств для осмотра присяжным заседателям следует обращать внимание участников судебного процесса на важные для стороны обвинения обстоятельства. Вместе с тем государственный обвинитель не вправе до выступления в судебных прениях давать оценку тем или иным доказательствам.
При исследовании документов следует оглашать лишь те их фрагменты, которые действительно нужны для правильного разрешения дела, иначе изложенные в них важные обстоятельства могут ускользнуть от внимания присяжных. Оглашение протоколов осмотра, обыска, следственного эксперимента станет более доходчивым, если это сопровождается демонстрацией планов и схем, а также фотографий, приложенных к протоколам.
В ходе судебного следствия государственный обвинитель должен внимательно наблюдать за реакцией присяжных заседателей. Если какое-либо доказательство им непонятно, необходимо вернуться к его исследованию повторно, акцентируя внимание на вызывающих непонимание моментах.
Следует отметить, что в присутствии присяжных заседателей не подлежат исследованию процессуальные решения, например постановления о возбуждении уголовного дела, о привлечении в качестве обвиняемого. Также не подлежат обсуждению и разрешению вопросы и ходатайства, направленные на обеспечение условий судебного разбирательства, такие как принудительный привод потерпевших, свидетелей, отводы участникам процесса, вопросы, касающиеся меры пресечения, и другие вопросы права, не входящие в компетенцию присяжных заседателей и способные вызвать их предубеждение в отношении подсудимого и других участников процесса (п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2005 г. N 23 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей", далее - Постановление Пленума N 23).
При разрешении в ходе судебного следствия вопросов процессуального характера их обсуждение происходит в отсутствие присяжных заседателей, для чего необходимо их удаление из зала судебного заседания. Чтобы избежать многократного удаления присяжных из зала судебного заседания и, в свою очередь, их раздражения и негативного отношения к происходящему, такие вопросы следует заранее разрешать в начале или в конце очередного дня судебного заседания.
Во время судебного следствия государственному обвинителю необходимо быть готовым к негативным для обвинения ситуациям (изменение показаний потерпевшими, свидетелями; предъявление стороной защиты новых заключений специалистов, опровергающих выводы экспертных исследований, и т.д.). Сторона защиты, как правило, пытается опорочить доказательства, которые прямо указывают на подсудимого как на лицо, совершившее преступление. При этом любые недостатки и упущения, имевшие место на предварительном следствии, могут сформировать у присяжных заседателей отрицательную реакцию на весь комплекс доказательств по уголовному делу.
Государственный обвинитель должен реагировать на любые нарушения уголовно-процессуального закона, ограничивающие права стороны обвинения на представление доказательств, путем подачи возражений против действий председательствующего (ч. 3 ст. 243 УПК РФ).
Участие в прениях сторон требует от военного прокурора не меньшего внимания и качественной подготовки. Особенностью этого процессуального этапа в судебном заседании с участием присяжных заседателей является то, что в силу ч. 2 ст. 336 УПК РФ они проводятся лишь в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями. Стороны не вправе касаться обстоятельств, которые рассматриваются после вынесения вердикта без участия присяжных заседателей.
Выступление государственного обвинителя перед присяжными должно быть облачено в простую, доступную и убедительную форму доведения до них фактических обстоятельств содеянного подсудимым. Позиция государственного обвинения излагается в логичном и понятном для простого человека виде, с объяснением причин, почему события развернулись именно так, как на этом настаивает обвинение. Основные доводы следует привести в самом начале, пока внимание слушателей не притупилось. Выраженная в прениях позиция государственного обвинителя основывается на конкретных доказательствах, исследованных в судебном заседании. Нельзя ссылаться на какие-либо факты и обстоятельства, не подтвержденные исследованными в суде доказательствами.
В речи следует упомянуть не только изобличающие, но и оправдывающие подсудимого доказательства, объясняя, почему следует доверять первым и отвергать последние. Государственному обвинителю рекомендуется начать речь с простых, понятных слов, фраз, привлекающих внимание слушателей. Присяжным заседателям необходимо указать на общественную значимость судебного процесса, изложить характерные особенности дела, кратко описать обстоятельства совершенного преступления. В основной части судебной речи военного прокурора должны быть изложены логическая аргументация его позиции по фактическим обстоятельствам дела, анализ и оценка доказательств, обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. В заключительной части выступления стоит повторить ключевые моменты, подтверждающие позицию обвинения. Здесь необходимо расставить наиболее важные акценты и подвести итог.
Выступление государственного обвинителя должно быть достаточно эмоциональным, убедительным и запоминающимся для присяжных заседателей, чтобы склонить их на свою сторону. Монотонное зачитывание государственным обвинителем текста выступления недопустимо и может быть воспринято как проявление им формализма в работе.
Если стороной защиты неверно изложены фактические обстоятельства дела, искажена позиция государственного обвинения, без достаточных оснований осуществлена попытка скомпрометировать доказательства обвинения, допущены нетактичные высказывания в отношении участников судебного разбирательства либо сделана ссылка на неисследованные в судебном заседании доказательства, государственному обвинителю всегда следует реализовать свое право на реплику. Отказ от реплики в таких случаях означает согласие с доводами стороны защиты и создаст у присяжных заседателей впечатление пассивности государственного обвинителя, дискредитирует обоснованность его позиции. Выступление государственного обвинителя с репликой должно быть кратким, но емким, с приведением мотивов несогласия с выступлением процессуальных оппонентов.
После окончания прений сторон судья удаляет из зала судебного заседания присяжных заседателей, формулирует в письменном виде вопросы, подлежащие разрешению коллегией присяжных, и передает их сторонам.
Государственный обвинитель обязан активно участвовать в этой важной для рассматриваемого уголовного дела процедуре. Получив перечень вопросов, он должен внимательно изучить их содержание и формулировку, при наличии оснований подготовить письменные замечания и возражения, а также внести предложения о постановке новых вопросов (например, если имеется необходимость зафиксировать внимание присяжных заседателей на решении ими вопросов факта, от которых впоследствии будет зависеть разрешение по существу вопросов права). При этом важно помнить, что в соответствии с ч. 3 ст. 15 УПК РФ председательствующий не вправе отказать сторонам в предоставлении времени для ознакомления с поставленными им вопросами, подготовки замечаний и внесения предложений о постановке новых вопросов.
При изучении перечня вопросов государственный обвинитель должен учитывать, что по каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, ставятся три основных вопроса: доказано ли, что деяние имело место; доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; виновен ли подсудимый в совершении этого деяния (ч. 1 ст. 339 УПК РФ).
В случае признания подсудимого виновным ставится вопрос о том, заслуживает ли он снисхождения. Если же подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, образующих реальную совокупность, вопрос о снисхождении должен ставиться применительно к каждому деянию. При идеальной совокупности ставится один вопрос о снисхождении. Сделанный присяжными заседателями вывод о том, что подсудимый заслуживает снисхождения, обязателен для председательствующего при назначении наказания (ч. 1 ст. 349 УПК РФ).
Формулировки вопросов не должны допускать при каком-либо ответе на них признание подсудимого виновным в совершении деяния, по которому государственный обвинитель не предъявлял ему обвинение либо не поддерживает обвинение к моменту постановки вопросов (ч. 6 ст. 339 УПК РФ). Вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, ставятся в отношении каждого подсудимого отдельно (ч. 7 ст. 339 УПК РФ).
Вопросы о доказанности должны формулироваться в сжатой форме и в то же время так, чтобы в них нашли отражение все подлежащие доказыванию обстоятельства (время, место, способ совершения преступления и др.). В первом вопросе о доказанности должны быть указаны существенные обстоятельства, как они изложены в обвинении. В последующих вопросах формулировки фактических обстоятельств могут не повторяться либо формулироваться короче со ссылкой на то, что присяжные заседатели уже дали ответ на вопрос о доказанности деяния, например: "Если на первый вопрос дан утвердительный ответ, то доказано ли, что это деяние совершил подсудимый К.?".
Чтобы не моделировать сложный вопрос, возможно поставить сначала первый основной вопрос, в котором фактические обстоятельства преступления будут изложены без квалифицирующих признаков, затем задать дополнительные вопросы по каждому из квалифицирующих признаков. После основного вопроса о виновности подсудимого могут ставиться частные вопросы о таких обстоятельствах, которые влияют на степень виновности либо изменяют ее характер, влекут за собой освобождение подсудимого от ответственности.
С учетом того что в соответствии с п. 5 ч. 3 ст. 340 УПК РФ выводы присяжных заседателей не могут основываться на предположениях перед ними не должны ставиться вопросы о вероятности доказанности и виновности подсудимого в совершении деяния (п. 29 Постановления Пленума N 23). На поставленные вопросы присяжные заседатели должны дать лишь утвердительные или отрицательные ответы (ч. 7 ст. 343 УПК РФ) с обязательным пояснительным словом или словосочетанием, раскрывающим или уточняющим смысл ответа ("Да, виновен", "Нет, не виновен" и т.п.).
Нельзя перед присяжными ставить вопросы, требующие юридической квалификации статуса подсудимого (о его судимости), а также другие вопросы, требующие собственно юридической оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта (ч. 5 ст. 339 УПК РФ). То есть в вопросах не должны использоваться непонятные присяжным юридические термины ("крайняя необходимость", "особая жестокость", "предвидя или сознательно допуская те или иные последствия" и т.д.).
При обвинении подсудимого в совершении неоконченного преступления (покушения) перед присяжными в понятной формулировке ставятся вопросы, предусмотренные ст. 339 УПК РФ, в т.ч. о доказанности причин, в силу которых деяние не было доведено до конца. При этом в вопросах необходимо указать фактические причины, лишившие подсудимого возможности осуществить свои намерения (сломалось лезвие ножа при нанесении удара, потерпевшему удалось выбить из рук подсудимого оружие, потерпевшему была своевременно оказана квалифицированная медицинская помощь и т.д.).
С учетом замечаний и предложений сторон судья в совещательной комнате окончательно формулирует вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, вносит их в вопросный лист, который оглашает в присутствии присяжных заседателей и передает его старшине присяжных.
Перед удалением коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения вердикта председательствующий обращается к присяжным заседателям с напутственным словом, содержание которого регламентировано положениями ст. 340 УПК РФ.
После выслушивания напутственного слова и ознакомления с поставленными вопросами присяжные заседатели вправе получить от председательствующего дополнительные разъяснения.
Государственному обвинителю надлежит внимательно выслушивать напутственное слово и в случае нарушения при его произнесении председательствующим судьей принципа объективности и беспристрастности следует незамедлительно заявить в связи с этим возражения в соответствии с ч. 6 ст. 340 УПК РФ.
Под нарушением председательствующим принципа объективности и беспристрастности при произнесении напутственного слова следует понимать, в частности, напоминание присяжным заседателям только уличающих или только оправдывающих подсудимого доказательств, исследованных в суде, их оценку, выражение в какой-либо форме своего мнения по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей, и т.п.
Теперь разберем порядок участия военного прокурора в обсуждении последствий вердикта присяжных. Старшина присяжных заседателей провозглашает вердикт, зачитывая поставленные судом вопросы и ответы присяжных заседателей на них, после чего передает его председательствующему для приобщения к материалам уголовного дела. Все находящиеся в зале суда выслушивают вердикт стоя. При вынесении присяжными оправдательного вердикта подсудимый, находившийся под стражей, немедленно освобождается из-под стражи в зале судебного заседания, дальнейшее судебное разбирательство проводится без участия присяжных заседателей.
В своем выступлении в прениях государственный обвинитель должен высказать свою позицию по вопросам, необходимым для принятия решения по гражданскому иску, распределению судебных издержек, вещественным доказательствам. При этом ему запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.
При обвинительном вердикте дальнейшее судебное разбирательство также проводится без участия присяжных заседателей. О вынесенном присяжными вердикте государственный обвинитель докладывает руководителю прокуратуры с изложением своей позиции по окончательной квалификации содеянного подсудимым с учетом провозглашенного вердикта и мере наказания и согласовывает ее с ним. Следует иметь в виду, что согласно ч. 8 ст. 246 УПК РФ при обсуждении последствий обвинительного вердикта государственный обвинитель не вправе отказаться от обвинения либо изменить его, поскольку таким правом он может воспользоваться лишь до удаления коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату.
В прениях сторон государственный обвинитель анализирует только объем обвинения, признанный доказанным присяжными заседателями в постановленном обвинительном вердикте, а также высказывает позицию по мере наказания, гражданскому иску и другим вопросам, разрешаемым судом при постановлении обвинительного приговора.
При определении меры наказания следует руководствоваться требованиями закона о его соразмерности и справедливости, учитывать характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, а также смягчающие и отягчающие вину обстоятельства. Кроме того, при формировании позиции о мере наказания подсудимому, признанному присяжными заслуживающим снисхождения, государственным обвинителем обязательно учитываются ограничения, установленные ст. 65 УК РФ и ст. 349 УПК РФ.
Особенности правовой природы суда присяжных и механизма принятия им процессуальных решений обусловливают особые правила установления оснований, пределов и порядка пересмотра судебных решений, основанных на вердикте присяжных заседателей.
В частности, эта форма судопроизводства предполагает такое разграничение функций между профессиональным судьей и коллегией присяжных, при котором разрешение вопросов факта (доказанности деяния, совершения его подсудимым, виновности подсудимого в его совершении) относится к компетенции присяжных заседателей. При этом особенности их вердикта, который представляет собой лаконичные ответы на поставленные вопросы, содержащие лишь выводы коллегии присяжных без приведения доводов, подтверждающих их позицию, исключают возможность его проверки по фактическим основаниям и, как следствие, возможность отмены или изменения вынесенного на основе такого вердикта приговора ввиду несоответствия изложенных в приговоре выводов фактическим обстоятельствам уголовного дела.
Поэтому законодатель ограничил круг оснований, по которым возможны отмена или изменение постановленного на основе вердикта присяжных заседателей приговора. Уголовно-процессуальный закон предусматривает возможность обжалования в апелляционном порядке судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, лишь с точки зрения правильности применения норм права (существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона или несправедливость приговора), но не установления фактических обстоятельств уголовного дела (ст. 389.27 УПК РФ).
Основаниями отмены или изменения судебного решения в любом случае являются вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей (п. 2 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ), нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта (п. 8 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ).
В соответствии с ч. 1.1 ст. 389.22 УПК РФ обвинительный приговор, постановленный на основании вердикта присяжных заседателей и противоречащий ему, в случае нарушений уголовно-процессуального и (или) уголовного законов, неустранимых в суде апелляционной инстанции, подлежит отмене с передачей уголовного дела на новое рассмотрение в суд, постановивший приговор, но иным составом суда с момента, следующего за провозглашением вердикта присяжных заседателей.
Основаниями к отмене оправдательного приговора, постановленного на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов. Помимо этого, оправдательный приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, подлежит отмене, если при неясном и противоречивом вердикте председательствующий не указал присяжным заседателям на неясность и противоречивость вердикта и не предложил им вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист (ч. ч. 1, 2 ст. 389.25 УПК РФ). При соблюдении требований, предусмотренных ст. 389.25 УПК РФ, суд апелляционной инстанции вправе привести в соответствие с вердиктом коллегии присяжных заседателей приговор, противоречащий вердикту.

Литература

1. Мельник В.В., Решетова Н.Ю. Речь прокурора в суде с участием присяжных заседателей: Научно-методическое пособие. М.: НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 2010. 115 с.
2. Решетова Н.Ю., Ситковская О.Д., Ратинова Н.А. Участие государственного обвинителя в формировании коллегии присяжных заседателей: Методические рекомендации. М.: Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 2014.
3. Шестак В.А. Отдельные криминологические характеристики правосознания военнослужащих // Военно-юридический журнал. 2008. N 8. С. 17 - 18.
4. Шестак В.А. Воинский правопорядок как основной элемент системы предупреждения преступности в войсках // Юридический мир. 2013. N 5. С. 48 - 49.
5. Шестак В.А. Зарубежный опыт противодействия правонарушениям военнослужащих // Военно-юридический журнал. 2013. N 6. С. 12 - 13.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑