• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
06.02.2018

Законопроект "О Конституционном Собрании Российской Федерации" подготовлен в соответствии со статьями 134 и 135 Конституции Российской Федерации. Законопроект определяет порядок внесения предложения о пересмотре положений глав 1. 2 и 9 Конституции Российской Федерации, порядок созыва и деятельности Конституционного Собрания, порядок принятия решений Конституционного Собрания, включая порядок принятия новой Конституции Российской Федерации. Законопроект состоит из шести глав и тридцати четырех статей.

29.01.2018

Законопроектом предлагается дополнить статью 28 Закона о рекламе частью 31 следующего содержания: "Реклама услуг микрофинансовых организаций должна содержать информацию о размере процентной ставки за пользование микрозаймом (в процентах годовых), сумме и сроке возврата микрозайма, перечне всех дополнительных расходов заемщика, связанных с получением, обслуживанием и возвратом микрозайма, штрафных санкциях за нарушение срока возврата микрозайма".

17.01.2018

Законопроект направлен на совершенствование гражданского законодательства. Основной его целью является представление заемщику возможности самостоятельно оценить положительные и отрицательные стороны двух способов погашения долга и сделать собственный выбор, нести ответственность за собственный выбор.

Все статьи > К вопросу о необходимости совершенствования правового регулирования электронной демократии в России (Антонов Я.В.)

К вопросу о необходимости совершенствования правового регулирования электронной демократии в России (Антонов Я.В.)

Дата размещения статьи: 08.02.2018

К вопросу о необходимости совершенствования правового регулирования электронной демократии в России (Антонов Я.В.)

Существуют три понятия, имеющие самое непосредственное влияние на развитие электронной демократии, - информационно-коммуникационные технологии в европейском праве, информационно-телекоммуникационные технологии и информационные технологии в российском праве.
Согласно ст. 2 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" (в ред. от 13.07.2015) информационные технологии - процессы, методы поиска, сбора, хранения, обработки, предоставления, распространения информации и способы осуществления таких процессов и методов.
Определение понятия информационно-телекоммуникационных технологий в российском законодательстве по состоянию на 2016 год отсутствует. Понятие "информационно-телекоммуникационные технологии" употребляется в Федеральном законе от 27.07.2010 N 210-ФЗ "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг", однако в ст. 2 данного Закона, в которой раскрываются основные понятия, необходимого определения не содержится.
Тем не менее в ст. 2 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" содержится понятие "информационно-телекоммуникационная сеть" - технологическая система, предназначенная для передачи по линиям связи информации, доступ к которой осуществляется с использованием средств вычислительной техники.
В постановлениях Правительства, принятых в 2012 - 2013 гг., то есть уже после вступления в силу указанных Законов, можно обнаружить употребление термина "информационно-коммуникационные технологии" <1>.
--------------------------------
<1> См., например: Постановление Правительства РФ от 16.10.2012 N 1050 "О некоторых вопросах координации мероприятий по использованию информационно-коммуникационных технологий в деятельности государственных органов" [Электронный ресурс] // СПС "КонсультантПлюс".

Интересно, что в названии Управления Президента РФ по применению информационных технологий и развитию электронной демократии используется термин "информационные технологии", которому дано легальное определение в ст. 2 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации".
В силу указанной правовой неопределенности предлагается использовать устоявшееся понятие "информационно-коммуникационные технологии", имея в виду, что оно употребляется практически во всех международных документах, в том числе соглашениях, заключаемых и Российской Федерацией (см., например, Соглашение о сотрудничестве государств - участников Содружества Независимых Государств в области обеспечения информационной безопасности (заключено в г. Санкт-Петербурге 20.11.2013)).
Таким образом, под информационно-коммуникационными технологиями, согласно вышеуказанному Соглашению, следует понимать процессы, методы поиска, сбора, хранения, обработки, предоставления, распространения информации и способы осуществления таких процессов и методов.
Рассматривая пробелы законодательного регулирования в области электронной демократии, нельзя обойти вопрос отсутствия в законодательстве дефиниции электронной демократии. Помимо термина "электронная демократия", существуют понятия интернет-демократии, открытой демократии, информационной демократии, прямой демократии. Опираясь на проведенные исследования по данному вопросу, можно с уверенностью утверждать, что принципиальных разграничений между данными понятиями (терминами) не существует. Более того, наблюдается правовая неопределенность в реализации государственной политики России в сфере электронной демократии. Это подтверждают следующие факты:
- существует и функционирует открытое правительство, внедряющее стандарты открытости информации <2>;
- существует и функционирует электронное правительство - как портал по оказанию государственных услуг, которые также оказываются на открытой основе <3>;
- единственный, по сути действительный, проект электронной демократии, позволяющий выражать гражданам свою позицию в форме инициатив и голосовать за них, - Российская общественная инициатива <4>, - реализован Фондом информационной демократии <5>;
- в структуре Администрации Президента России создано и функционирует Управление Президента по применению информационных технологий и развитию электронной демократии <6>;
- в 2012 году принят проект "Концепция развития в Российской Федерации механизмов электронной демократии до 2020 года" <7>.
--------------------------------
<2> [Электронный ресурс]. URL: http://open.gov.ru/opengov.
<3> [Электронный ресурс]. URL: https://www.gosuslugi.ru.
<4> [Электронный ресурс]. URL: https://www.roi.ru.
<5> [Электронный ресурс]. URL: http://www.f-id.ru.
<6> Указ Президента РФ от 30.06.2012 N 918 "Об Управлении Президента Российской Федерации по применению информационных технологий и развитию электронной демократии" [Электронный ресурс] // СПС "КонсультантПлюс".
<7> Концепция развития в Российской Федерации механизмов электронной демократии до 2020 года [Электронный ресурс] // СПС "КонсультантПлюс".

Впрочем, проблемы внедрения электронной демократии на этом не исчерпываются.
В Российской Федерации не наблюдается однозначно взвешенных решений и развитие электронной демократии идет фрагментарно - отдельными проектами. Так, в 2013 году появляется проект "Российская общественная инициатива", предоставляющий возможность дистанционно голосовать за предложения с использованием системы оказания государственных услуг, в целом отвечающий идеям совещательной демократии, хотя предложения, внесенные таким способом, носят рекомендательный характер и обязательны только к рассмотрению соответствующим государственным органом. При этом система электронного голосования на выборах и система электронного голосования в проекте "Российская общественная инициатива" совершенно разные вещи. Больше того, система ГАС "Выборы" фактически не имеет выраженного развития и продолжения в настоящее время на других уровнях и в других проектах (например, система ГАС "Выборы" не применяется на референдуме), хотя такая возможность предусмотрена ст. 19 Федерального закона о системе ГАС "Выборы", что также подтверждает фрагментарность и бессистемность государственной политики в сфере электронного голосования и электронной демократии <8>.
--------------------------------
<8> Антонов Я.В. Конституционно-правовые перспективы развития электронной демократии в современной России // Конституционное и муниципальное право. 2016. N 9. С. 17 - 20.

В целом же представляется, что электронное голосование, как составная часть электронной демократии, должно способствовать укреплению демократических процессов на начальном этапе, впоследствии же формировать принципиально отличный от современной демократической системы, по существу практически не ориентированной на учет мнения населения при принятии решений, обладающей издержками в вопросах легитимности, базис для реформирования существующих форм народовластия и формирования новых. Современная демократия в настоящее время, по сути, начинается и заканчивается выборами, что постепенно перестает быть приемлемым.
Выборы, как основная демократическая процедура, как представляется, требуют качественных изменений, в том числе в рамках системы подсчета голосов для минимизации известных издержек, связанных как с явкой избирателей, так и распределением депутатских мандатов, с тем чтобы представительные органы были легитимными не только в формальном (процедурном) смысле, но и в смысле материальном или реальном.
Электронное голосование в широком понимании можно определить как комплексное, информационно обусловленное направление развития электронной демократии, отражающее ее подлинное содержание в том смысле, в каком демократия зависит от мнения граждан. Электронное голосование по мере технологического и концептуального развития приобретает контекст не только формы реализации электронной демократии, но и основного способа ее осуществления. Очевидно, что демократия не может ограничиваться дискуссией и обсуждением, демократия в исходном смысле этого понятия есть власть народа, а власть осуществляется посредством выбора того или иного варианта поведения, одобренного большинством населения. В таком срезе перед электронным голосованием открываются перспективы выражения материального (действительного), а не формального мнения населения, путем использования значительно более сложных смешанных избирательных систем, применение которых в рамках "традиционного" голосования экономически и технически невыгодно и неэффективно.
Следующий комплекс общественных отношений, требующий адекватного правового реагирования, - информационный, то есть связанный с поиском, получением, передачей, производством и распространением информации.
Думается, что, поскольку в демократических государствах признается и гарантируется свобода информации и свобода слова (в РФ свобода информации и свобода слова закреплена в ч. 5 ст. 29 Конституции РФ), а следовательно, количество и качество мнений практически не поддается прогнозированию, повышается риск дестабилизации социальной обстановки в результате воздействия деструктивной информации, зачастую либо не отвечающей требованиям действующего законодательства, либо хотя и формально не нарушающей требования законодательства, но, по сути, представляющей собой проявление злоупотребления свободой информации. В силу того что правовая оценка данной информации занимает значительное время, а факт злоупотребления правом доказать в силу вполне понятных причин представляется затруднительным, от законодателя требуется предельно продуманный системный подход в данной сфере. Основные проблемы заключаются не только в необходимости создания корректных и понятных законодательных норм, но и в правовом механизме исполнения установленных норм, в частности, в круге субъектов, которые уполномочены реализовывать требования закона. Вполне понятно, что участия только государственных органов в этом процессе недостаточно, поэтому необходимо привлечение заинтересованных граждан и организаций. Вопрос о поиске оптимального сочетания участия частных лиц и государственных органов остается на усмотрение законодателя. В основу решения по данному вопросу должны быть положены принципы субсидиарности (принцип наилучшего управления) и пропорциональности, поскольку они необходимы для достижения эффективного управления в правовом демократическом государстве.
Соблюдение конституционных принципов выборов создает большие технические трудности для реализации интернет-голосования <9>. Уязвимости, связанные с текущей фундаментальной проблемой безопасности в Интернете, должны быть восприняты всерьез <10>.
--------------------------------
<9> Антонов Я.В. Электронное голосование в системе электронной демократии: конституционно-правовое исследование: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук / Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации. Москва, 2015. С. 17.
<10> Hanssmann A. Moglichkeiten und Grenzen von Internetwahlen. Baden-Baden, 2004. P. 66.

Исследователь М. Макгали утверждает, что такова природа компьютеров, что внутренние процессы являются тайной, поскольку операции и расчеты происходят на электронном уровне и физически невозможно для человека действительно наблюдать за тем, что компьютер делает <11>. И это не говоря о требованиях к техническим знаниям наблюдателей, уровень которых должен быть значительно выше "среднего" пользователя персонального компьютера.
--------------------------------
<11> McGaley M., McCarthy J. Transparency and e-voting - Democratic vs. commercial interests // Prosser A., Krimmer R. (Hrsg): Electronic Voting in Europe - Technology, Law, Politics and Society, 2004. Vol. P-47, pp. 153 - 163 [Electronic resource]. Available at: http://www.e-voting.cc/files/E-Voting-in-Europe-Proceedings.

Помимо технического обеспечения прозрачности, думается, субъективное отношение к системе электронного голосования среди избирателей должно значительно измениться. В противном случае система дистанционного электронного голосования будет признана нелегитимной.
В любом случае для реализации системы дистанционного электронного голосования в масштабах государства необходимы фундаментальные конституционные изменения для уточнения содержания основных конституционных принципов выборов, возможно, даже вплоть до их коренного пересмотра и принятия впоследствии принципиально новых правовых актов.
Считаем, что разрешением фундаментальной проблемы безопасности в Интернете может являться введение индивидуальной идентификации каждого пользователя в сети или в части сети. Обоснованием целесообразности данного решения может стать тот факт, что участие в демократических процессах не может быть основано на анонимном участии, тем более что в нормальном демократическом государстве все или по крайней мере большинство граждан должны быть заинтересованы в участии в демократических процессах и не должны бояться выражать свое мнение, если оно не является противоправным, аморальным или порочащим честь и достоинство других граждан. Анонимное участие в демократических процессах может быть признано безответственным, поскольку гражданин, оставаясь неидентифицированным, не чувствует меру ответственности, как моральной, так и правовой, за свое мнение в виртуальном пространстве. Тайное голосование тоже не во всех случаях является оптимальным. Общеизвестно, что на родине прямой демократии - в древнегреческом городе-государстве, полисе Афины голосование было практически всегда общественным и никто не стремился сделать его тайным, для того чтобы уменьшить степень ответственности или скрыть свои взгляды от других <12>. С исторической точки зрения вызывает интерес тот факт, что введение тайного голосования не привело к более высокому уровню участия. Исследователь А. Тойбер указывает, что "в XIX веке, до введения тайного голосования, сам день выборов был праздничным, шумным, свирепым, фанатичным, пробивным и, так же как на торжествах, всегда было очень хорошее участие... В 1890-х годах явка избирателей в Америке начала резко падать с введением тайного голосования. Единственным объяснением этой тенденции является то, что голосование перестало быть общественным событием, но стало "решением для одного человека" <13>.
--------------------------------
<12> Jimenez J.M., Polasek W. E-Democracy and Knowledge: A Multicriteria Framework for the New Democratic Era. Institute for Advanced Studies, Vienna, 2003, pp. 2 - 3.
<13> Teuber A. Exit, Voice and the Secret Ballot. Annual Public Choice Meetings, San Francisco, California, 1980.

Данная тенденция показывает, что само по себе обеспечение тайны голосования не гарантирует высокой явки избирателей, не способствует повышению доверия избирателей и в то же время не благоприятствует осознанию своей ответственности за принятое решение, тем более мнение о том, что "один голос ничего не значит, а результат известен заранее", является сейчас значительно распространенным. Думается, что разрешение данной проблемы лежит в плоскости образования и знаний. Вполне обоснованным в этом смысле выглядят мнения ряда авторов, которые утверждают, что "нет демократии без свободы; нет свободы без знаний" <14>.
--------------------------------
<14> Jimenez J.M., Polasek W. Op. cit. P. 1.

Вполне очевидно, что для открытого голосования необходимо обеспечить в обществе достаточно высокий уровень правовой и демократической культуры, чтобы общество состояло в абсолютном большинстве из сознательных и активных граждан, способных принимать ответственные решения, определяющие судьбу государства и общества. Не претендуя на истинность, полагаем, что в большинстве "развитых демократий" уровень правовой и демократической культуры недостаточно высок, отсюда возникает необходимость в обеспечении тайны голосования.
При этом думается, что если мы говорим о перспективах создания открытой и понятной системы электронной демократии, об обеспечении прозрачности выборов, то необходимо говорить в перспективе и о прозрачности осуществления демократии, об адекватном и открытом выражении своих мыслей и предпочтений, в том числе и о постепенном переходе к ответственному общественному голосованию, с тем чтобы каждый мог видеть, как проголосовал его сосед и родственник, и был способен уважать чужой выбор, чтобы каждый гражданин был способен доверять применяемой системе голосования, а главное - принимать и выполнять решение, принятое большинством голосов <15>.
--------------------------------
<15> См.: Антонов Я.В. Электронное голосование в системе электронной демократии: конституционно-правовое исследование: Дис. ... канд. юрид. наук / Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. М., 2015. С. 198.

Литература

1. Антонов Я.В. Конституционно-правовые основы свободы слова в контексте развития системы электронного демократического управления в современной России / Я.В. Антонов // Российская юстиция. 2015. N 11. С. 52 - 55.
2. Антонов Я.В. Электронное голосование в системе электронной демократии: конституционно-правовое исследование: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук / Я.В. Антонов; Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации. М., 2015. 27 с.
3. Антонов Я.В. Электронное голосование в системе электронной демократии: конституционно-правовое исследование: Дис. ... канд. юрид. наук / Я.В. Антонов; Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. М., 2015. 213 с.
4. Овчинников В.А., Антонов Я.В. Некоторые аспекты обеспечения требования конституционности электронного голосования / В.А. Овчинников, Я.В. Антонов // Конституционное и муниципальное право. 2012. N 10. С. 45 - 47.
5. Hanssmann A. Moglichkeiten und Grenzen von Internetwahlen / A. Hanssmann. Baden-Baden, 2004. P. 66.
6. Jimenez J.M., Polasek W. E-Democracy and Knowledge: A Multicriteria Framework for the New Democratic Era / J.M. Jimenez, W. Polasek. Institute for Advanced Studies, Vienna, 2003, pp. 2 - 3.
7. Teuber A. Exit, Voice and the Secret Ballot / A. Teuber. Annual Public Choice Meetings, San Francisco, California, 1980.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑