• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
28.03.2018

Законопроектом "О внесении изменений в КоАП РФ в части усиления административной ответственности за совершение противоправных деяний на воздушном транспорте" предлагается усилить административную ответственность за такие деяния, как управление воздушным судном лицом, не имеющим права управления им, управление воздушным судном лицом, находящимся в состоянии опьянения, передача управления воздушным судном лицу, находящемуся в состоянии опьянения, невыполнение лицами, находящимися на борту воздушного судна, законных распоряжений командира воздушного судна и др.

21.03.2018

Целями законопроекта "О цифровых финансовых активах" является законодательное закрепление в российском правовом поле определений наиболее широко распространенных в настоящее время финансовых активов, создаваемых и/или выпускаемых с использованием цифровых финансовых технологий, к которым законопроект относит распределенный реестр цифровых транзакций, а также создание правовых условий для привлечения российскими юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями инвестиций путем выпуска токенов, являющихся одним из видов цифровых финансовых активов.

14.03.2018

Законопроектом предусматривается дополнение пункта 2 статьи 12.4 Федерального закона "Об исключительной экономической зоне Российской Федерации", которая устанавливает права и обязанности лиц, осуществляющих рыболовство в экономической зоне, положением об обязанности для таких лиц проходить контрольные пункты (точки) и соблюдать порядок их прохождения, установленные федеральным органом исполнительной власти в области обеспечения безопасности по согласованию с федеральным органом исполнительной власти в области рыболовства и федеральным органом исполнительной власти по обороне.

Все статьи > Цифровой налог. Существует ли цифровая экономика (Воловик Е.)

Цифровой налог. Существует ли цифровая экономика (Воловик Е.)

Дата размещения статьи: 28.03.2018

Цифровой налог. Существует ли цифровая экономика (Воловик Е.)

В ходе обсуждения подходов к налогообложению цифровой экономики возник один принципиальный вопрос: а существует ли вообще цифровая экономика как таковая? В 2015 году Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) пришла к заключению, что цифровую экономику невозможно выделить в самостоятельную сущность, поскольку информационная технология проникла во все отрасли экономики. Сегодня нельзя утверждать, что после широкого обсуждения проблемы ОЭСР эту позицию сохранит. Вопрос о жизнеспособности режима налогообложения, замкнутого на отдельный обособленный сектор рынка, остается открытым. Эксперты полагают, что он потребует повторного рассмотрения. Что касается Евросоюза, то похоже на то, что Европейская комиссия склоняется к возможности признания существования цифровой экономики. Очевидно, что при отсутствии международного консенсуса по основополагающим понятиям дальнейшие разговоры о принципах проведения скоординированной реформы налогообложения в мировых масштабах будут иметь в лучшем случае лишь теоретический интерес.
Мы продолжаем следить за тенденциями развития теории и практики налогообложения цифровой экономики (см. N 48 за 2017 год).

Где создается стоимость

Практически все участники дискуссии о принципах налогообложения цифровой экономики сходятся во мнении, что обложение налогами должно осуществляться по месту, где создается стоимость. Однако наиболее острому обсуждению подвергается ответ на вопрос: где находится это место? Ведь стоимость - понятие производное, которое определяется рынком. Участники дискуссии обращают внимание, в частности, на ценность "сырых пользовательских данных", которую современные схемы международного налогообложения вообще не учитывают. IT-компании указывают на то, что учет этой категории данных означал бы отход от принципа обложения по месту создания стоимости.
Создание стоимости означает преобразование исходных данных в нечто полезное. Обычно такое преобразование происходит в местонахождении компании. Сами по себе сырые данные обладают небольшой стоимостью либо не имеют ее вовсе. Некоторые эксперты полагают, что любая попытка строить систему налогообложения на основе обращения к процессу сбора данных нанесет значительный макроэкономический ущерб.

Модели цифрового бизнеса

Другим направлением поиска подходов к налогообложению цифровой экономики является анализ ее различных бизнес-моделей. В принципиальном плане можно различать четыре таких модели. В так называемой рекламной модели, которую используют поисковики и платформы социальных сетей, выручку дает размещение рекламы (для пользователей). В этой модели сделки осуществляются на уровне "бизнес-бизнес" (B2B). В рекламной модели задача привязки налога к денежному потоку решается относительно несложно.
Иначе обстоят дела с налогообложением по схеме абонентской модели, по которой строятся, например, потоковые сервисы видео и музыки. В этой модели плательщиками, по сути, являются розничные потребители. Считается, что здесь налог собрать будет сложнее, чем с предприятия, использующего B2B-модель.
Относительно несложно ввести налогообложение для агентской модели, в которой операции купли-продажи, аренды и т.д. между пользователями осуществляются посредством некоей цифровой платформы. В определенном смысле эту модель можно назвать экономикой совместного пользования. В такой бизнес-модели налог можно привязать к потоку выручки от продажи продукта или услуги.
Четвертым вариантом является модель бизнеса онлайнового розничного торговца. Налогооблагаемую базу для него установить нетрудно, ею может быть прибыль от продаж. Основная сложность такой бизнес-модели заключается в установлении налогового нексуса (taxing nexus), то есть установлении факта существенного присутствия бизнеса на данной территории. В отличие от нецифрового эквивалента такого бизнеса установить налоговый нексус предприятия без его физического присутствия - далеко не простая задача.
Любое решение проблемы цифрового налога должно строиться с учетом обозначенных выше бизнес-моделей. Это решение должно позволять правильно облагать налогом правильную налоговую базу и быть работоспособным в административном плане. При этом нельзя исключить возможность применения отдельной "налоговой реакции" на каждую бизнес-модель.

Кто создаст стабильный налоговый каркас

Создание Единого цифрового рынка включено Европейской комиссией в перечень 10 политических приоритетов Европейского союза. По оценкам, цифровой рынок позволит увеличить размеры экономики на 415 млрд евро в год, создать новые рабочие места и преобразовать систему оказания госуслуг. В руководстве ЕС считают, что стабильный налоговый каркас имеет для цифровой экономики важнейшее значение. В Европейском союзе пока ориентируются на новую концепцию налогового нексуса, заложив в ее основание продолжительное взаимодействие с экономикой данной страны с применением информационных технологий. Что касается краткосрочных мер, то эксперты отмечают, что позиция Совета министров финансов ЕС в отношении таких мер несколько сместилась в сторону от занятой ранее.
В качестве примера можно привести введение уравнительного сбора с выручки от цифровой деятельности в Европейском союзе (при условии, что этот сбор остается за пределами конвенций стран ЕС об избежании двойного налогообложения). Теперь в Евросоюзе вроде бы считают, что эти меры должны быть предметом его рассмотрения только при условии, если ими не будет заниматься Организация экономического сотрудничества и развития в рамках реализации программы BEPS. Ожидается, что предложения Европейской комиссии по налогообложению цифровой экономики будут сформулированы где-то в марте 2018 года.
Уравнительный сбор - это новый налог со своей налоговой базой, ставкой и кругом плательщиков. Считается, что он может оказать негативное влияние на стартапы, которые в силу своей природы на определенном этапе жизненного цикла компании могут терпеть убытки и тем не менее должны будут нести нагрузку этого карательного налога. Даже для солидного бизнеса налогообложение оборота необязательно имеет отношение к прибыли и, таким образом, к стоимости. В частности, именно поэтому в области косвенных налогов предпочтение традиционно отдается НДС, а не налогу с продаж. Эксперты отмечают, что налогообложение оборота чревато искажениями, которые могут "отвадить" от Евросоюза высокотехнологичные предприятия.
В Европейском союзе считают необходимым более тщательно изучить распространение концепции постоянного представительства (ПП) на виртуальное постоянное представительство. Делать это предполагается вместе с ОЭСР в рамках существующей системы международного налогообложения. Система должна строиться с учетом места создания стоимости для различных бизнес-моделей цифровой экономики.
Общепринятая концепция ПП продолжает оставаться ключевой при рассмотрении подходов к налогообложению цифровой экономики. По крайней мере на словах подчеркивается важность сохранения принципа независимости сторон (arm's length principle). Изменения концепции ПП могут быть реализованы путем внесения поправок в двусторонние соглашения между странами Евросоюза. Это может быть сделано, в частности, посредством единовременного принятия многостороннего акта ЕС. С целью обеспечения единообразия придется также скорректировать на базе концепции ПП правила трансфертного ценообразования и отнесения прибыли.
Пока в документах Европейского союза не фигурируют вопросы налогообложения криптовалют и предприятий, осуществляющих операции с ними. Ясно, что цифровые валюты являются элементом цифровой экономики и рано или поздно придется заняться вопросами их налогообложения и на уровне международных структур. Тем не менее комментаторы отмечают решение Европейского суда, освободившего трейдеров криптовалют от НДС на операции обмена цифровых активов на фиатную валюту.
С точки зрения налогообложения цифровой экономики в Европейском союзе особый интерес представляет позиция Австрии, которая примет президентство в Совете министров финансов ЕС в июле 2018 года. Министр финансов Австрии Йорг Шеллинг (Hans-Joerg Schelling) в прошлом выступал в поддержку корректировки концепции ПП, заявляя, что нынешняя ее трактовка устарела. Позиции других государств ЕС менее прозрачны. Так, не ясна позиция Германии, которая отражает как неопределенность сложившейся политической ситуации в государстве, так и тот факт, что эта страна является одновременно импортером и экспортером цифровых услуг.
Европейская комиссия идет еще дальше. Она ставит задачу подвести под налогообложение предприятия, которые оказывают услуги по цифровым каналам даже без существенного экономического присутствия в стране. В качестве краткосрочной меры предлагается установить налог с платежей резидентных потребителей нерезидентным предприятиям за товар, проданный в онлайне, налог на выручку от цифровой деятельности и услуг, а также налог на цифровые операции по сбору данных или на иные этапы подготовки к созданию стоимости. Причем введение одного из этих налогов не исключает возможности введения других. Примером краткосрочной временной меры может служить уравнительный сбор.
Краткосрочность, промежуточность, переходность предложенных руководящими органами ЕС мер не могут успокоить бизнес, на который эти меры могут реально оказать негативное влияние. В частности, эксперты указывали на случаи, когда Европейский союз принимал в качестве временных меры, например, в области НДС, которые затем оставались действовать на протяжении нескольких десятилетий. Другими словами, ничего нет более постоянного, чем временное.

В ожидании предложений Еврокомиссии

На глобальной международной арене происходит следующее. ОЭСР готовит к весне 2018 года промежуточный отчет Рабочей группы по цифровой экономике, на базе которого будет формироваться заключение о ходе выполнения программы BEPS, в частности Мероприятия 1 этой программы, и будут определяться дальнейшие шаги. Со своей стороны Организация Объединенных Наций одобрила создание нового Подкомитета по налоговым вопросам в связи с цифровизацией экономики. Все это свидетельствует о серьезности, с которой международные организации подходят к обозначенной проблеме.
Достижение истинного международного консенсуса в отношении принципов международного налогообложения цифровой экономики уже весной этого года в условиях больших расхождений в подходах к решению проблемы в различных государствах представляется экспертам маловероятным. Большое значение имеют различия в подходах Европейского союза и США. Во многом они обусловлены тем, что большинство гигантов информационных технологий - это транснациональные структуры со штаб-квартирами в Америке. В Европейском союзе подчеркивают свою приверженность поиску глобального решения, одновременно ожидая предложений Европейской комиссии.

Первые отклики бизнеса на новые предложения

Мы уже приводили (см. N 48 за 2017 год) высказывания некоторых экспертов о необходимости не спешить с выработкой подходов к налогообложению цифровой экономики. Большинство комментаторов понимают важность поиска эффективного решения проблемы, однако полагают преждевременным делать какие-то заключения об успехе реформ в рамках программы ОЭСР BEPS. Некоторые комментаторы с порога отвергают понятие цифровая экономика, тем самым отрицая саму необходимость обсуждения проблем налогообложения цифровых компаний. Они считают, что, следуя по этому пути, можно нарушить принцип нейтральности и поставить определенные компании в дискриминационное положение. Такова позиция, в частности, Центра налогообложения бизнеса Оксфордского университета (Oxford University Centre for Business Taxation). Эту точку зрения разделяет и Группа цифровой экономики (Digital Economy Group), членами которой являются ведущие информационно-технологические компании, в том числе предприятия онлайновой розничной торговли, информационно-поисковые системы, платформы социальных сетей.
Некоторых игроков рынка тревожат односторонние действия отдельных государств. Нельзя отрицать, что некоординированные действия лишь усугубляют запутанность и неопределенность ситуации. В частности, эксперты указывают на процессы, происходящие в Европейском союзе, где, по мнению некоторых, возрастают риски фрагментирования единого рынка. Другие комментаторы полагают, что решение проблемы налогообложения цифровой экономики следует искать в структурах государственно-частного партнерства. При этом надежда возлагается на ОЭСР, однако достижение такого консенсуса потребует времени, что может не устроить политиков.
Ряд наблюдателей поддерживают новую концепцию нексуса на основе виртуального ПП, реализация которой может положить конец использованию международными группами имеющихся пробелов в правилах международного налогообложения. Другие комментаторы, не раздумывая, отвергают эту концепцию из-за ее неконкретного характера. Как и в случае Евросоюза, эксперты скептически относятся к промежуточным мерам глобальных международных организаций в области налогообложения, обоснованно подвергая сомнению их временный статус, который может оказаться весьма продолжительным. Продуманный пересмотр международной налоговой системы с целью ее адаптации к цифровизации может занять годы. Зарубежные аналитики отмечают многообразие имеющихся предложений, множество макроэкономических проблем, которыми они чреваты, значительные сложности на пути внедрения нового порядка. Тем не менее они говорят о неизбежности перемен, которые могут наступить в самом недалеком будущем. Мощный нажим со стороны политических кругов, негосударственных организаций и медиакругов при поддержке международных организаций демонстрирует намерение общественности всеми возможными способами добиться того, чтобы высокотехнологичные транснациональные компании платили больше налогов.

Новый нексус для цифровой экономики

Соединенные Штаты в ходе налоговой реформы вводят новую концепцию нексуса в цифровой экономике. На какой бы основе нексус ни строился - на источнике рекламной выручки, на абонентской плате или на розничных продажах - облагаться будут прибыли от операций с нематериальными активами. Налогом будет облагаться доход от нематериальных активов независимо от того, где они находятся и где формируется выручка. Эксперты отмечают, что в результате реформы налогообложения в США американские транснациональные корпорации, владеющие дорогостоящими нематериальными активами либо получающие прибыль от реализации за пределами страны, могут оказаться в ситуации двойного налогообложения. Это произойдет в случае реализации некоторых предложений о налогообложении цифровой экономики, которые в настоящее время находятся на рассмотрении в Европейском союзе.
Великобритания твердит свое: налоговое законодательство должно быть приложимо к любой форме создания стоимости. В этих целях она планирует:
- ввести налог на роялти, выплаченные аффилированной стороне в связи с реализацией услуг британским клиентам в Великобритании;
- поддержать реформу международного налогообложения;
- заодно с другими государствами принять временные промежуточные меры в случае необходимости.
Обсуждается также вариант обложения оборота и пропорциональное распределение по формуле согласно идеям ОЭСР.
На обсуждении в Джорджтаунском университете в конце 2017 года Франция выступила в поддержку уравнительного сбора с цифровых компаний с позиций ОЭСР. Таким налогом мог бы облагаться цифровой оборот компании в каждой стране, где она реализует свои услуги. Условием является значительный уровень присутствия нерезидентного предприятия в стране. В минфине Франции предлагают облагать налогом только крупные транснациональные корпорации с оборотом более 750 млн евро (это требование в настоящее время применяется в отношении страновой отчетности). Некоторые государства рассматривают возможность взаимозачета налога на доходы корпораций и уравнительного сбора, что позволит исключить двойное налогообложение компании в отношении одной и той же деятельности, осуществляемой в конкретной стране. После достижения долгосрочного международного соглашения о принципах налогообложения компаний цифровой экономики от уравнительного сбора можно будет отказаться.
Во Франции подтвердили допустимость принятия Европейским союзом односторонних мер в плане налогообложения цифровой экономики в случае отсутствия прогресса в этой области на глобальном уровне, ибо бездействие в этой сфере означает ограничение конкуренции и ведет к потере доходов бюджета.
Профессор Джорджтаунского университета Итай Гринберг высказался категорически против уравнительного сбора. Он утверждает, что сбор направлен исключительно против американских высокотехнологичных фирм. Гринберг заявил, что специальный налог на крупные компании означает налог на американские компании цифровой отрасли. Если Франция или Евросоюз введут уравнительный сбор, Соединенные Штаты могут принять ответные меры.
Другой профессор Джорджтаунского университета, Чарльз Густафсон, заявил, что, если французская инициатива в отношении налогообложения цифровых компаний не получит международной поддержки, отдельные страны могут принять решение в одностороннем порядке занять агрессивную позицию по этому вопросу. Если окажется, что такая позиция позволяет государству получать дополнительные доходы бюджета, этому примеру могут последовать другие страны, что парадоксальным образом может привести к созданию "согласованной международной системы налогообложения".
Доцент Джорджтаунского университета Лилиан Фолхабер полагает, что, хотя односторонние меры стран в отношении налогообложения цифровой экономики чреваты хаосом, они дадут возможность странам увидеть, какие подходы работают, а какие нет, и использовать эту информацию для совершенствования национальной системы налогообложения.
Налог на цифровые операции вводится в Италии законом о бюджете на 2018 год. Налогом будут облагаться цифровые операции доставки услуг с помощью электронных средств физическим и юридическим лицам. Размер ставки налога составит 3%, налоговой базой будет размер операции. Размером операции является сумма платежа за оказанную услугу за минусом НДС независимо от места заключения сделки. Неважно, является ли поставщиком услуги резидент или нерезидент, существенно, чтобы за год он оказал услуги более 3 тыс. раз, тогда он становится плательщиком налога.
Минфин Италии должен определиться с перечнем облагаемых услуг не позднее 30 апреля 2018 года.
Плательщиком налога является покупатель услуги. Покупатель будет обязан начислить налог на лиц, оказывающих услуги, и уплатить его не позднее чем на 16-й день месяца, следующего за месяцем, в котором услуга была оказана.
Вьетнам предпринимает конкретные шаги по решению проблемы налогообложения услуг в Интернете. На сайте минфина вывешен законопроект о поправках в Закон о налоговом администрировании. В пояснении к законопроекту минфин, в частности, отмечает, что в настоящее время налоговый режим в стране не в состоянии надлежащим образом администрировать операции электронной торговли по ряду причин, а именно, потому что:
- виртуальные характеристики операций трудно проверить и легко изменить. Из-за этого налоговые органы оказываются не в состоянии установить конкретного налогоплательщика, объем его выручки и т.д.;
- офшорные операторы оказывают услуги по Интернету из-за рубежа, у них нет представительств во Вьетнаме.
Законопроект различает две бизнес-модели онлайновых рекламных услуг во Вьетнаме:
- услуги оказываются через агентство, которое является зарегистрированным налогоплательщиком и обязано исполнять налоговое законодательство страны;
- операции осуществляются в режиме онлайн, и вьетнамские покупатели оплачивают услуги международными кредитными картами или перечислениями из электронных кошельков. В этой бизнес-модели операторы услуг не выставляют счета-фактуры, а покупатели могут использовать для обмана налоговых органов счета-фактуры других провайдеров услуг. Налоговики наталкиваются на трудности при попытке установить размер выручки за рекламу, поскольку требуется проверка платежных операций в банках покупателя и оператора услуг в условиях, когда банк офшорного оператора, как правило, находится за границей.
Вьетнамский минфин предлагает решать проблемы следующим образом:
- министерство промышленности и торговли совместно с министерством информации и связи будет передавать в минфин сведения о предприятиях, занимающихся электронной торговлей, обязанных представлять установленную отчетность;
- государственный банк Вьетнама в координации с минфином потребует, чтобы платежи за трансграничные услуги осуществлялись через национальные платежные шлюзы (например, портал NAPAS);
- операторы трансграничных IT-услуг будут обязаны открыть представительства во Вьетнаме;
- операторы трансграничных IT-услуг будут обязаны подавать отчетность и платить установленный в стране налог с иностранных контрагентов на доходы за оказание услуг физическим и юридическим лицам во Вьетнаме. Налоговые органы Вьетнама будут передавать информацию зарубежным операторам услуг и налоговым органам государств, в которых эти операторы услуг зарегистрированы;
- власти Вьетнама будут вести информационный обмен с интернет-провайдерами и с налоговыми органами других стран в целях получения данных об объеме и стоимости трансграничных операций, суммах платежей, осуществленных через банки, и т.д.;
- власти будут взаимодействовать с газетами и радиостанциями в целях получения информации об организациях и частных лицах, занимающихся электронной коммерцией и уклоняющихся от уплаты налогов;
- власти будут пропагандировать новое законодательство о налогообложении частных лиц, продающих товары в Интернете.
По завершении обсуждения законопроекта минфин планирует представить поправки в действующее налоговое законодательство в Национальную ассамблею ближе к концу 2018 года. Поправки могут быть приняты Национальной ассамблеей в начале 2019 года и вступить в действие с 1 января или с 1 июля 2020 года.

Бизнес идет навстречу

Тем временем американский интернет-гигант, социальная сеть Facebook, в декабре прошлого года объявила о прекращении практики учета в Ирландии всей выручки от рекламы в государствах за пределами США. Компания будет платить налог с корпораций в странах, где она продает рекламу и в которых она открыла офисы продаж. Решение принято на фоне международных усилий по пересмотру правил налогообложения. Этот шаг позволит повысить прозрачность операций компании в странах мира. Еще в марте 2016 года Facebook приняла решение прекратить учет в Ирландии продаж рекламы в Великобритании и начала платить налог с этих продаж именно в этой стране. Отдельные комментаторы отмечают, что инициатива компании, скорее всего, не приведет к заметному росту сборов налога с корпораций в других странах. Утверждают, что большая доля выручки компании имеет отношение к интеллектуальной собственности, создаваемой в США. Поговаривают, что компания держит права на эту интеллектуальную собственность на Бермудских островах или в другой низконалоговой юрисдикции, которая и получает роялти.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑