• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
28.03.2018

Законопроектом "О внесении изменений в КоАП РФ в части усиления административной ответственности за совершение противоправных деяний на воздушном транспорте" предлагается усилить административную ответственность за такие деяния, как управление воздушным судном лицом, не имеющим права управления им, управление воздушным судном лицом, находящимся в состоянии опьянения, передача управления воздушным судном лицу, находящемуся в состоянии опьянения, невыполнение лицами, находящимися на борту воздушного судна, законных распоряжений командира воздушного судна и др.

21.03.2018

Целями законопроекта "О цифровых финансовых активах" является законодательное закрепление в российском правовом поле определений наиболее широко распространенных в настоящее время финансовых активов, создаваемых и/или выпускаемых с использованием цифровых финансовых технологий, к которым законопроект относит распределенный реестр цифровых транзакций, а также создание правовых условий для привлечения российскими юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями инвестиций путем выпуска токенов, являющихся одним из видов цифровых финансовых активов.

14.03.2018

Законопроектом предусматривается дополнение пункта 2 статьи 12.4 Федерального закона "Об исключительной экономической зоне Российской Федерации", которая устанавливает права и обязанности лиц, осуществляющих рыболовство в экономической зоне, положением об обязанности для таких лиц проходить контрольные пункты (точки) и соблюдать порядок их прохождения, установленные федеральным органом исполнительной власти в области обеспечения безопасности по согласованию с федеральным органом исполнительной власти в области рыболовства и федеральным органом исполнительной власти по обороне.

Все статьи > Проблемы формирования понятий уголовно-процессуального права и их влияние на правоприменительную практику (Фадеев П.В.)

Проблемы формирования понятий уголовно-процессуального права и их влияние на правоприменительную практику (Фадеев П.В.)

Дата размещения статьи: 05.06.2018

Проблемы формирования понятий уголовно-процессуального права и их влияние на правоприменительную практику (Фадеев П.В.)

Реформирование отечественного уголовно-процессуального законодательства предполагает совершенствование основных понятий уголовно-процессуального права. Очень часто от правильного понимания сущности того или иного термина зависит законность принятия процессуального решения или производства следственного действия, реализации прав и свобод участников уголовного судопроизводства.
Следует отметить, что, выражая в сжатом виде знание о предмете, любое понятие позволяет определить не только сущность, но и основные характерные свойства этого правового явления. М.С. Строгович отмечал, что в понятии фиксируются существенные признаки вещей и явлений объективной действительности <1>.
--------------------------------
<1> См.: Строгович М.С. Логика. М., 1949. С. 75.

Как показывает анализ, наибольшее влияние на уголовно-процессуальную деятельность в большей мере оказывают понятия "обеспечение", "охрана", "защита", "помощь". Все указанные понятия имеют некоторую лексическую и смысловую близость, составляя основу конституционных прав человека и гражданина. В то же время, признавая личность, ее права и свободы в качестве основного объекта, они качественно различаются между собой по своей цели и содержанию, так как представляют собой различные аспекты осуществления прав человека и гражданина.
В уголовно-процессуальном законодательстве указанные термины широко применяются для обозначения или разъяснения соответствующих принципов, целей и задач того или иного вида деятельности, обязанностей и ответственности различных субъектов правоотношений. Вместе с тем разграничить эти понятия до сих пор представляется проблематичным.
Так, в ст. 6 УПК РФ в качестве назначения уголовного судопроизводства определяются: 1) защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; 2) защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. То есть защита прав и законных интересов, во-первых, является основной целью деятельности всех участников уголовного процесса, независимо от того, какие уголовно-процессуальные функции они выполняют. Во-вторых, связана с деятельностью по восстановлению прав, возмещению вреда как у лиц, пострадавших в результате преступления, так и у лиц, подвергшихся незаконному и необоснованному ограничению прав и свобод, обвинению, осуждению. Как отмечается в юридической литературе, такой подход свидетельствует об узаконенном праве на ошибку со стороны органа дознания, дознавателя, следователя, суда в отношении лиц, подвергнувшихся уголовному преследованию <2>.
--------------------------------
<2> См.: Химичева О.В. Концептуальные основы процессуального контроля и надзора на досудебных стадиях уголовного судопроизводства: Монография. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2004. С. 38 - 39.

Действительно, защита прав лиц, пострадавших в результате преступления или злоупотребления властью, связанная с возмещением причиненного противоправным деянием вреда, является основной целью уголовного судопроизводства. Совершение общественно опасного, противоправного, виновного и наказуемого деяния является основанием для возбуждения уголовного дела, инициирования уголовного преследования и судебного разбирательства. В то же время следует согласиться, что деятельность органов уголовного процесса и иных уполномоченных лиц, направленная на недопущение и предупреждение незаконного и необоснованного ограничения прав и свобод участников уголовного судопроизводства, их обвинения или осуждения, также должна охватываться основной целью уголовного судопроизводства.
Следует отметить, что должностные лица органов уголовного судопроизводства считают, что основной целью их деятельности являются: обеспечение прав и законных интересов участников уголовного процесса (54%); расследование преступлений, разрешение уголовных дел, реализация приговоров и иных решений (41%); защита прав и законных интересов участников уголовного процесса (39%); охрана прав и законных интересов участников уголовного процесса (16%); правовое (юридическое) содействие (помощь) участникам уголовного процесса в целях защиты и охраны их прав и законных интересов (14%) <3>.
--------------------------------
<3> Указанные в настоящей статье данные получены в результате проведенного в 2014 - 2016 гг. на факультетах повышения квалификации в Санкт-Петербургском университете МВД России, Краснодарском университете МВД России, Волгоградской академии МВД России, Омской академии МВД России, Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации анкетирования 301 дознавателя, следователя, начальника подразделений дознания, руководителя следственных органов и прокурора.

Анализ ст. 11 УПК РФ "Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве" показывает, что охрана охватывает деятельность, связанную с разъяснением прав, обязанностей и ответственности участников уголовного судопроизводства и их обеспечением (ч. 1), предупреждением лиц, обладающих свидетельским иммунитетом (ч. 2), а также принятием мер безопасности (ч. 1) и возмещением вреда реабилитированному (ч. 4). То есть охрана прав и законных интересов участников уголовного процесса включает в себя меры, направленные не только на предупреждение нарушений закона, но и на восстановление нарушенных прав и их обеспечение.
Исследование ст. 16 УПК РФ "Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту" свидетельствует, что в ее содержание входит деятельность по обеспечению подозреваемому и обвиняемому права на защиту, которую они могут осуществлять лично, с помощью защитника и (или) законного представителя (ч. 1), по охране, осуществляемой в виде разъяснения их прав и обязанностей со стороны суда, следователя и дознавателя (ч. 2), по обеспечению им возможности защищаться всеми не запрещенными законом способами и средствами (ч. 2), а также воспользоваться помощью защитника и (или) законного представителя (ч. 3).
На наш взгляд, в данной статье понятие "обеспечение" использовано в очень узком смысле слова <4> и в основном связано с правовым содействием (помощью) <5> в реализации прав только подозреваемого и обвиняемого. Например, результаты анкетирования должностных лиц органов уголовного судопроизводства показывают, что содержанием обеспечения прав и законных интересов являются: создание условий защищаться всеми не запрещенными законом способами (38,5%); разъяснение прав участникам уголовного процесса (37,8%); право осуществлять защиту с помощью профессионального юриста (33%); пресечение преступлений, восстановление прав в случае их нарушения (в том числе возмещение вреда, реабилитация и др.) (27%); профилактика и недопущение нарушений прав (в том числе процессуальный контроль, прокурорский надзор) (26%); оказание юридической помощи (20%); право осуществлять защиту с помощью законного представителя (19%); оказание международной правовой помощи (12%).
--------------------------------
<4> Более подробно см.: Фадеев П.В. Признаки и понятие обеспечения прав личности в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2014. N 3. С. 32 - 34.
<5> В русском языке "помощь" определяется как "содействие кому-нибудь в чем-нибудь, приносящее облегчение кому-нибудь". См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 57 000 слов / Под ред. чл.-кор. АН СССР Н.Ю. Шведовой. 20-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1988. С. 454.

Как показывает анализ, конституционное понятие "помощь" не входит в число уголовно-процессуальных принципов, а находит свое отражение в различных статьях, определяющих уголовно-процессуальные отношения по оказанию юридической помощи со стороны адвоката (защитника, представителя) или порядок взаимодействия судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими компетентными органами и должностными лицами иностранных государств, международными организациями (ст. ст. 49 - 53 гл. 7 УПК РФ).
Следует обратить внимание, что термин "помощь" в УПК РФ используется только для обозначения правовых отношений, связанных с международным сотрудничеством различных государств по уголовным делам или оказанием квалифицированной юридической помощи профессиональными юристами (адвокатами, юрисконсультами). В то же время распространенность понятия "помощь" в юридической литературе и правовых актах международного и национального уровней говорит о том, что явление, отражаемое им, является реальным феноменом государственно-правовой жизни общества, связано с правовым содействием (помощью, услугой, поддержкой) <6> физическим и юридическим лицам, отдельным государствам и обществу в целом <7> со стороны государственных органов и общественных объединений. Об этом свидетельствуют и результаты анкетирования должностных лиц органов уголовного судопроизводства. По их мнению, содержанием правовой помощи является правовое (юридическое) содействие участникам уголовного процесса со стороны государственных органов уголовного судопроизводства, профессиональных юристов - адвокатов (защитников, представителей потерпевшего) и иных уполномоченных лиц в целях защиты, охраны и реализации их прав и законных интересов (69%); международное сотрудничество отдельных государств по уголовным делам (30%), оказание юридической помощи участникам уголовного процесса со стороны адвоката, защитника, представителя (16%).
--------------------------------
<6> В русском языке помощь, содействие, услуга, поддержка являются синонимами. См.: Ожегов С.И. Указ. соч. С. 454, 606, 433, 686.
<7> Более подробно см.: Фадеев П.В. Правовая помощь как понятие и научная категория уголовно-процессуального права // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 6. С. 101 - 104.

Как показывает анализ, разграничение этих понятий представляет некоторую сложность, связанную, во-первых, с их активным, но произвольным использованием в нормативных правовых актах, в том числе международно-правового характера. В законодательстве до сих пор нет устоявшихся понятий "обеспечение", "защита", "охрана", "помощь". Нередко законодатель использует данные категории без учета их сущности и особенностей. Указанную проблему не решает и ст. 5 УПК РФ, в которой сформулированы основные понятия уголовного судопроизводства. Более того, некоторые понятия, содержащиеся в данной статье, отличаются по смыслу от схожих терминов, отраженных в иных статьях УПК РФ.
Как справедливо отмечается в литературе, такой результат является в одних случаях своего рода приемом законодательной техники, когда в какой-то юридической формуле применяется весь порядок родственных терминов - "обеспечение", "защита", "охрана", "помощь", чтобы не было повторений, тавтологии и т.д.; в других - в правовом акте указывается конкретный термин как способ редактирования, в котором логичнее читать и зрительно воспринимать какое-то устоявшееся в литературных источниках словосочетание <8>.
--------------------------------
<8> См.: Терехин В.А. Суд в государственно-правовом механизме обеспечения прав и свобод человека: теория и практика: Монография. М.: Юрлитинформ, 2013. С. 19.

Результатом такого подхода законодателя является то, что должностные лица органов уголовного судопроизводства испытывают затруднения при определении содержания деятельности, связанной с обеспечением, защитой, охраной прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, оказанием им правовой помощи. Например, в содержание защиты прав и законных интересов участников уголовного процесса они включают деятельность по пресечению преступлений и восстановлению прав в случае их нарушения (60,5%), профилактике и недопущению нарушений прав (46,8%). В то же время охрана прав и законных интересов является деятельностью по профилактике и недопущению нарушений прав (44,5%), пресечению преступлений и восстановлению прав в случае их нарушений (40,5%).
Во-вторых, с наличием множества точек зрения по их определению в юридической литературе, отсутствием убедительной научной аргументации по их содержанию и соотношению друг с другом и иными понятиями. Надо отметить, что вопрос о соотношении указанных терминов превратился в достаточно сложную научную проблему, так как они трактуются и используются произвольно, без должной научной интерпретации <9>.
--------------------------------
<9> См.: Анисимов П.В. Теоретические проблемы правового регулирования защиты прав человека: Дис. ... докт. юрид. наук. Н. Новгород, 2005. С. 127.

Анализ юридической литературы показывает, что существует несколько подходов к определению понятий "защита" и "охрана". По мнению первой группы авторов, охрана по своему содержанию шире защиты и соотносится с ней как целое и часть <10>. Как полагает Н.И. Матузов, "права личности охраняются постоянно, а защищаются только тогда, когда нарушаются. Защита есть момент охраны, одна из ее форм, но понятия эти не являются тождественными" <11>.
--------------------------------
<10> См.: Багаутдинов Ф.Н. Обеспечение публичных и личных интересов при расследовании преступлений. М.: Юрлитинформ, 2004. С. 38.
<11> Матузов Н.И. Правовая система и личность. Саратов, 1987. С. 130 - 131.

Ряд авторов, придерживающихся этой точки зрения, полагают, что понятия "защита" и "обеспечение" - разные средства более широкой правовой категории "охрана прав и свобод человека" <12>. В качестве аргументов такого объединения указывают: 1) направленность их функционального предназначения; 2) их содержание, которое составляют правовые средства осуществления их функционального предназначения <13>.
--------------------------------
<12> См.: Насонова И.А. Теоретическая модель уголовно-процессуальной защиты: Монография / Под ред. О.А. Зайцева. М.: Юрлитинформ, 2011. С. 192.
<13> См.: Кондрат И.Н. Охрана прав участников уголовного процесса в досудебном производстве: международные стандарты и механизм реализации в Российской Федерации. М.: Юстицинформ, 2013. С. 51.

Вторая группа авторов считает, что защита по своему содержанию шире охраны <14>. Как полагает В.Ю. Мельников, под защитой прав личности в уголовном судопроизводстве понимается "совокупность преимущественно охранительных норм права, направленных на восстановление прав, реализацию субъективных прав участников в случае их нарушения или ограничения, осуществление комплекса мер, направленных на устранение обстоятельств, препятствующих осуществлению прав, а также деятельность государственных органов и должностных лиц по реализации указанных норм права" <15>.
--------------------------------
<14> См.: Зайцев О.А. Государственная защита участников уголовного процесса. М.: Экзамен, 2001. С. 13.
<15> Мельников В.Ю. Права личности в уголовном процессе Российской Федерации: Монография. М.: Юрлитинформ, 2012. С. 82.

Некоторый интерес представляет точка зрения авторов этой группы по вопросам совершенствования ст. 11 УПК РФ. По мнению В.Ю. Мельникова, понятие "защита" включает в себя понятия "охрана", "обеспечение безопасности", "оборона" прав и свобод человека и гражданина. В связи с этим целесообразно: 1) внести изменения в ст. 11 УПК РФ, определив положения данной нормы как "защита прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве"; 2) трактовать данную норму именно как принцип, а не институт или функцию уголовного судопроизводства <16>.
--------------------------------
<16> См.: Там же. С. 83.

Наиболее предпочтительной, на наш взгляд, является подход третьей группы юристов, которые, во-первых, считают, что охрана и защита прав представляются самостоятельными правовыми категориями, наделенными различным содержанием, хотя и соприкасающимися друг с другом по многим параметрам. Так, по мнению В.С. Шадрина, охрана прав личности заключается в предупреждении любого возможного нарушения, контроле за их соблюдением и готовности реагировать на возможное нарушение, иными словами, - в поддержании состояния беспрепятственного осуществления; защита, в широком смысле, является деятельностью, осуществляемой при посягательстве на права, их ограничении или возникновении реальной угрозы их нарушения <17>. Как отмечается в литературе, "отличительным признаком охраны и защиты прав является степень их связи с нарушением прав. Охрана есть тогда, когда нет нарушения права, а защита должна наступать тогда, когда есть правонарушение" <18>.
--------------------------------
<17> См.: Шадрин В.С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений: М.: Юрлитинформ, 2000. С. 45.
<18> См.: Стремоухов А.В. Правовая защита человека. СПб.: Изд-во СПбГУП, 2007. С. 165 - 166.

В связи с этим нельзя согласиться с З.В. Макаровой, предлагающей наряду с функцией защиты подозреваемого и обвиняемого ввести функцию охраны прав и законных интересов потерпевшего, чтобы не путать эти две функции <19>. По нашему мнению, в данном случае говорится не об охране, а о защите прав потерпевшего, так как преступление уже совершено, его права нарушены и возникает необходимость в ходе уголовного судопроизводства восстановления нарушенных прав потерпевшего, возмещения физического, имущественного и морального вреда.
--------------------------------
<19> См.: Макарова З.В. Профессиональная защита подозреваемых, обвиняемых. СПб.: Юридический центр "Пресс", 2008. С. 25.

Во-вторых, термин "обеспечение" признается родовым по отношению к понятиям "охрана", "защита", "помощь" и затрагивает интересы всех участников уголовного судопроизводства. Так, В.С. Шадрин в качестве основной формы обеспечения, наряду с созданием необходимых условий для полноценной реализации, охраны и защиты прав, указывал информирование лица об обладании правами и их разъяснение, являющиеся важными и необходимыми видами правовой помощи в уголовном судопроизводстве <20>.
--------------------------------
<20> См.: Шадрин В.С. Указ. соч. С. 43.

Заслуживает внимания понятие "обеспечение", данное А.В. Стремоуховым. По его мнению, под обеспечением прав человека понимается деятельность органов государственной власти и местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц по созданию благоприятных условий (гарантий) - для правомерной и неуклонной их реализации и правовой защиты <21>.
--------------------------------
<21> См.: Стремоухов А.В. Указ. соч. С. 16.

Положительным моментом в данном определении, на наш взгляд, является, во-первых, представление обеспечения как деятельности уполномоченных на то субъектов права, во-вторых, указание цели, направленной на реализацию прав личности и их правовую защиту. При этом под правовой защитой понимаются не только охрана и защита прав, но и юридическая помощь, оказываемая адвокатурой, нотариатом, общественными объединениями, правительственными организациями и учреждениями <22>.
--------------------------------
<22> См.: Стремоухов А.В. Указ. соч. С. 13.

Представляется, что такой подход к соотношению понятий "защита", "охрана" и "обеспечение", "помощь" позволит не только признать их в качестве самостоятельных правовых категорий для обозначения уголовно-процессуальной деятельности, но и определить их сущность, основные свойства, цель и содержание, а также совершенствовать уголовно-процессуальное законодательство.
Необходимость осмысления и комплексного исследования основных понятий уголовного судопроизводства, с одной стороны, способствует пониманию основных механизмов обеспечения, защиты, охраны, реализации прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, оказания им международной правовой и квалифицированной юридической помощи. С другой стороны, позволяет учесть интересы как жертвы преступления, так и интересы государственных органов уголовного судопроизводства, профессиональных юристов, а также иных лиц.
По нашему мнению, с учетом вышеизложенного представляется целесообразным ч. 1 ст. 6 УПК РФ изложить в следующей редакции:
"1. Уголовное судопроизводство имеет своим назначением:
1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений и злоупотреблений власти;
2) охрану личности от незаконного и необоснованного ограничения ее прав и свобод, обвинения, осуждения;
3) помощь (содействие) личности со стороны государственных органов уголовного судопроизводства, профессиональных юристов (адвокатов, защитников, представителей) и иных уполномоченных лиц".
Таким образом, основным назначением уголовного судопроизводства должна стать деятельность должностных лиц органов уголовного судопроизводства, профессиональных юристов, принимающих участие в уголовном деле в качестве адвокатов, защитников, представителей, юрисконсультов, а также иных уполномоченных лиц, направленная на восстановление прав, свобод и законных интересов лиц, пострадавших в результате преступления или злоупотребления властью, предупреждение любых нарушений прав и свобод личности, а также содействие ей в реализации, охране и защите прав и законных интересов.

Библиографический список

1. Анисимов П.В. Теоретические проблемы правового регулирования защиты прав человека: Дис. ... докт. юрид. наук. Н. Новгород, 2005.
2. Багаутдинов Ф.Н. Обеспечение публичных и личных интересов при расследовании преступлений. М.: Юрлитинформ, 2004.
3. Зайцев О.А. Государственная защита участников уголовного процесса. М.: Экзамен, 2001.
4. Кондрат И.Н. Охрана прав участников уголовного процесса в досудебном производстве: международные стандарты и механизм реализации в Российской Федерации. М.: Юстицинформ, 2013.
5. Макарова З.В. Профессиональная защита подозреваемых, обвиняемых. СПб.: Юридический центр "Пресс", 2008.
6. Матузов Н.И. Правовая система и личность. Саратов, 1987.
7. Мельников В.Ю. Права личности в уголовном процессе Российской Федерации: Монография. М.: Юрлитинформ, 2012.
8. Насонова И.А. Теоретическая модель уголовно-процессуальной защиты: Монография / Под ред. О.А. Зайцева. М.: Юрлитинформ, 2011.
9. Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 57 000 слов / Под ред. чл.-кор. АН СССР Н.Ю. Шведовой. 20-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1988.
10. Стремоухов А.В. Правовая защита человека. СПб.: Изд-во СПбГУП, 2007.
11. Строгович М.С. Логика. М., 1949.
12. Терехин В.А. Суд в государственно-правовом механизме обеспечения прав и свобод человека: теория и практика: Монография. М.: Юрлитинформ, 2013.
13. Фадеев П.В. Правовая помощь как понятие и научная категория уголовно-процессуального права // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 6.
14. Фадеев П.В. Признаки и понятие обеспечения прав личности в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2014. N 3.
15. Химичева О.В. Концептуальные основы процессуального контроля и надзора на досудебных стадиях уголовного судопроизводства: Монография. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2004.
16. Шадрин В.С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений: М.: Юрлитинформ, 2000.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑