• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
19.04.2019

Законопроектом "О внесении изменения в статью 217 части второй Налогового кодекса Российской Федерации" предлагается установить, что суммы материальной помощи, не превышающие 4 000 рублей в год, выплачиваемые организацией, осуществляющей образовательную деятельность по основным профессиональным образовательным программам, студентам, аспирантам, адъюнктам, ординаторам и ассистентам-стажерам освобождаются от налогообложения.

08.04.2019

Законопроект "О жилищных субсидиях многодетным семьямнаправлен на улучшение демографической структуры современного российского общества и социально-экономического состояния государства. Кроме того, его принятие будет способствовать развитию сельской местности на территории России, что является немаловажным моментом на фоне сегодняшней урбанизации, то есть процесса роста городов, в связи с чем повышения удельного веса городского населения, возрастания роли городов во всех сферах жизни общества и преобладание городского образа жизни над сельским на всей территории страны.

30.03.2019

Законопроект направлен на установление новеллы, которая позволит обеспечить и защитить права и интересы вкладчиков, оказавшихся жертвами недобросовестных кредитных организаций, которые не включили указанных вкладчиков - физических лиц в реестр вкладчиков по различным причинам. Десятки тысяч добросовестных граждан нашей страны, лишившихся зачастую последних средств к существованию, будут иметь дополнительные гарантии защиты своих прав и могут быть уверены, что государство защитит их интересы и сбережения.

Все статьи > Защитник вместе с подсудимым в судебном заседании (Жадяева М.А.)

Защитник вместе с подсудимым в судебном заседании (Жадяева М.А.)

Дата размещения статьи: 02.02.2019

Защитник вместе с подсудимым в судебном заседании (Жадяева М.А.)

На сегодняшний день весьма интересным и актуальным представляется вопрос о нахождении подсудимого в ходе судебного разбирательства по делу: в "клетке" ("аквариуме") или рядом с защитником. Поводом для дискуссии послужил законопроект, поступивший в Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. Им предусматривается запрет на помещение подсудимых в клетку и светопрозрачные модульные кабины во время судебных заседаний.
Практика Европейского суда по правам человека (далее - ЕСПЧ) свидетельствует о том, что помещение подсудимых внутрь таких конструкций унижает их человеческое достоинство. Так, например, по делу А. Свинаренко и В. Сляднева <1> ЕСПЧ признал незаконным помещение их в клетку во время судебных заседаний, длившихся в течение шести лет. По мнению российского суда, подсудимые, которые ранее были осуждены за насильственные преступления, могли оказать влияние на потерпевших и свидетелей преступления. Однако Страсбургский суд постановил невозможность подобного обращения с осужденными и помещения их в течение процесса в ограждающие конструкции, в том числе и для обеспечения безопасности участников уголовного процесса. Нахождение в клетке подрывало их репутацию, а также вызывало у них чувства унижения, беспомощности, страха и неполноценности.
--------------------------------
<1> Дело "Свинаренко и Сляднев против России" от 17 июля 2014 г.: Обзор практики Верховного Суда РФ 1 (2014): решения ЕСПЧ. URL: http://europeancourt.ru/2014/12/25/18784/#more-18784 (дата обращения: 15.09.2018).

Все это привело к нарушению ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) и обязанности России выплатить А. Свинаренко и В. Следневу компенсацию в размере 10 тыс. евро.
В другом случае заявитель Ковязин <2> подал жалобу в ЕСПЧ, где указал на жестокое обращение в связи с его содержанием в клетке. Он обвинялся в том, что построил на дороге барьер, который воспрепятствовал движению сотрудников полиции. После этого он был помещен в следственный изолятор. В последующем его содержание в СИЗО более одного года было признано необоснованным, а еще позже с незаконностью помещения в следственный изолятор согласился и Президиум Верховного Суда РФ.
--------------------------------
<2> Дело "Ковязин и другие против России" от 17 сентября 2015 г. URL: http://europeancourt.ru/tag/kovyazin-protiv-rossii/ (дата обращения: 15.09.2018).

В Московском городском суде при рассмотрении уголовного дела Ковязин и другие подсудимые были помещены в прозрачные стеклянные кабины в зале судебного заседания. Затем разбирательство дела продолжилось в районном суде, в заседаниях которого обвиняемый находился в металлической клетке. В дальнейшем судом уголовное дело в отношении Леонида Ковязина было прекращено в связи с принятием закона об амнистии, приуроченной к 20-летию Конституции РФ, и он был освобожден из-под стражи.
В российской практике встречались случаи обращения в суд с требованием о компенсации морального вреда за содержание в залах судебных заседаний в клетке. Так, например, Ш. в обоснование иска указал, что нахождение в ограниченном пространстве, где он был один, причиняло ему нравственные страдания. Он чувствовал себя "зверем" в клетке, испытывал стресс, психическое и моральное воздействие, что негативно сказывалось на его здоровье в целом. Однако суд, отказав в удовлетворении требований, посчитал, что помещение Ш. за "защитное ограждение" не было чрезмерной мерой и не могло расцениваться как унижающие честь и достоинство по смыслу ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, поскольку позволяло ему сидеть, стоять, не ограничивало попадание кислорода, света и не препятствовало участию в судебном заседании <3>.
--------------------------------
<3> См. подр.: решение Рубцовского городского суда Алтайского края от 21 апреля 2016 г. по делу N 2-1545/2016. URL: http://sudact.ru/regular/doc/AjjuM5dw7E68/ (дата обращения: 15.09.2018).

Обращаясь к национальному законодательству, стоит отметить, что норм, которые бы обязали суд помещать подсудимых в клетки, нет. Не установлена и обязанность оснащать суды каким-либо оборудованием. Эти меры могут быть прописаны в ведомственных нормативных актах, которые официально не опубликованы.
Представляется, что нахождение подсудимого в клетке затрудняет его общение с защитником, следовательно, подсудимый не может в полной мере общаться с адвокатом и, соответственно, реализовывать свое право на получение квалифицированной юридической помощи. Кроме того, такая изоляция подсудимого отделяет его и от других участников процесса, что ставит в неравное положение с ними. Имеет место и психологический момент, который состоит в том, что использование клеток заранее настраивает участников уголовного процесса против подсудимого - "раз в клетке", значит он преступник. Содержание подсудимых в клетке формирует у судей мнение о том, что обвиняемые представляют опасность. И наконец, считаем, что содержание подсудимых в клетке влияет на его психологическое состояние. Получается, что еще не огласили приговор, не пройдена апелляционная инстанция, а он уже в ограниченном пространстве за решеткой, унижающем его человеческое достоинство. Так, например, в судах Ростовской области при рассмотрении дел несовершеннолетних предусмотрен "особый режим" судебного заседания, при котором учитываются возраст, условия жизни и воспитания, уровень психического развития и иные особенности личности. В этих процессах участники не надевают мантии, форму. Лица со стороны защиты и со стороны обвинения сидят за одним столом. В зале судебного заседания отсутствуют клетки, конвой. Несовершеннолетние правонарушители сидят за невысокой деревянной перегородкой, а прокурор и адвокат - за одним столом. Также есть место для выступлений потерпевших и свидетелей. Обращение к несовершеннолетним происходит только по имени, без акцента на его статус "подсудимый" <4>.
--------------------------------
<4> Международно-правовые стандарты в уголовной юстиции Российской Федерации: Научно-практическое пособие / Отв. ред. В.П. Кашепов. М.: ИЗиСП при Правительстве РФ, 2012.

Нахождение подсудимого в клетке, а не рядом с защитником противоречит международным нормам о достоинстве личности, презумпции невиновности. Презумпция невиновности, имеющая основополагающее значение для защиты прав человека, гарантирует, что никакая вина не может быть презюмирована до тех пор, пока виновность не будет доказана вне всяких разумных сомнений; подсудимые в ходе судебных заседаний не должны быть в наручниках, содержаться в клетках или иным образом представать в суде в обличии, указывающем на то, что они могут быть опасными преступниками и что средствам массовой информации следует воздерживаться от подачи новостей таким образом, чтобы это подрывало презумпцию невиновности <5>.
--------------------------------
<5> Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2013 г. (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.06.2014) // СПС "Гарант" (дата обращения: 15.09.2018).

Что касается конституционных принципов состязательности процесса и равенства сторон, то они были бы (хотя бы внешне) соблюдены в том случае, если в точно такую же клетку, как подсудимый, в процессе слушания и решения дела был бы помещен государственный обвинитель <6>.
--------------------------------
<6> Лейст О.Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права / Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 2008.

Кроме того, практика свидетельствует, что в так называемых светопрозрачных модульных кабинах ("аквариумах") могут возникать проблемы со слышимостью. И ЕСПЧ уже давно высказался по этому вопросу, отметив, что недостатки слышимости в случае нахождения подсудимого в зале суда за стеклянной перегородкой, "несомненно", ставят вопросы с точки зрения соблюдения ст. 6 Конвенции <7>.
--------------------------------
<7> Постановление от 23 февраля 1994 г. по делу "Стэнфорд против Великобритании". URL: http://antipytki.ru/2013/11/26/novye-resheniya-espch-po-delam-protiv-rossii/ (дата обращения: 15.09.2018).

Принимая во внимание практику ЕСПЧ, согласно которой при разрешении вопроса о том, является ли содержание подсудимого в металлической клетке необходимой мерой безопасности или в нарушение ст. 3 Конвенции направлено лишь на унижение его человеческого достоинства, национальные суды отмечают, что необходимо исходить из конкретных обстоятельств дела. Так, например, Ч. обвинялся в ряде преступлений, совершенных организованной группой, был ранее судим за тяжкое преступление. В связи с указанным суд посчитал, что отсутствуют достаточные и бесспорные доказательства, что условия нахождения подсудимого в металлической клетке представляли собой обращение, выходящее за пределы минимального уровня суровости для целей применения ст. 3 Конвенции, и что принимаемые меры по обеспечению безопасности в зале судебных заседаний являлись чрезмерными и могли обоснованно восприниматься Ч. как унижающие достоинство <8>.
--------------------------------
<8> Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Мордовия от 29 октября 2015 г. по делу N 22-1722/2015; Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 октября 2014 г. N 81-АПУ14-34СП // СПС "Гарант" (дата обращения: 15.09.2018).

Считаем, что более правильным было бы нахождение подсудимого во время судебного заседания вместе с адвокатом. По этому пути складывается и европейская практика. Находясь рядом с защитником в ходе судебного заседания, они могут обсудить любой вопрос, а не ходатайствовать перед судом о необходимости предоставить время для обсуждения. Вместе с тем верным было бы предусмотреть и исключения нахождения подсудимого вместе с адвокатом. Они бы могли касаться безопасности участников уголовного процесса, применения альтернативных мер, нежели чем содержание в клетке. Возможно было бы предусмотреть перечень преступлений, обозначенных в УК РФ (тяжкие и особо тяжкие категории преступлений), по которым необходимо принять дополнительные меры защиты как подсудимого, так и иных участников процесса. К ним могли бы быть отнесены составы, предусматривающие уголовную ответственность за квалифицированные виды убийств, преступления против половой свободы и неприкосновенности, отдельные составы преступлений против здоровья населения, общественной безопасности.
Интересным видится вопрос и о нахождении защитника рядом с подзащитным при применении системы видеоконференц-связи в судах вышестоящих инстанций. О положительных моментах применения данной системы не раз высказывались в литературе <9>, да и практика ЕСПЧ свидетельствует об отсутствии нарушения п. 1 ст. 6 Конвенции в этом случае. Применение видеоконференц-связи экономит время участников процесса, сокращает расходы, связанные с проездом, проживанием. Кроме того, отсутствуют риски, связанные с побегом осужденных, в целом реализуется право на доступ к правосудию всех субъектов уголовного процесса.
--------------------------------
<9> Жегулина М.А. Использование систем видеоконференц-связи в судебном заседании // Центральный научный вестник. 2018. Т. 3. N S10 (S51). С. 7 - 9; Жадяева М.А. Участие адвоката-защитника при кассационном рассмотрении уголовного дела // Адвокатская практика. 2010. N 2. С. 38 - 42; Курочкина Ю. Проблемы проведения судебных действий следственного характера с использованием видеоконференц-связи // Вестник Костромского государственного университета. 2018. Т. 24. N 2. С. 305 - 308.

Вместе с тем по-прежнему осужденный, подавший, предположим, апелляционную жалобу, формально реализует свое право на защиту путем участия защитника в зале судебного заседания, но фактически не получает весь объем юридической помощи, которую мог бы оказать адвокат, находясь рядом с ним. Это проявляется и в возможности проконсультироваться до начала судебного заседания в части, например, дополнения своего выступления новыми данными, представления дополнительных материалов и др.
УПК РФ ответа на вопрос о том, где должен находиться защитник при рассмотрении дела с использованием видеоконференц-связи, не дает. Большинство ученых и практических работников рассматривают вариант, когда осужденный и защитник находятся на одной стороне применения системы, а судья и остальные участники - на другой. Это обеспечивает постоянный контакт с подзащитным и исключает случаи давления на него. Верховный Суд РФ пояснил в своем Постановлении <10>, что подсудимому разъясняется и обеспечивается право общаться с защитником, который находится не рядом с ним, а в судебном заседании. При этом, каким образом это право обеспечивается, не вполне ясно. В деле "Дзагария против Италии" этот вопрос был решен посредством предоставления подсудимому возможности связаться со своим адвокатом, находящимся в зале судебного заседания посредством телефонной линии, обеспечивающей конфиденциальность переговоров <11>. При этом опять возникает вопрос о том, в какой момент производства по делу это необходимо сделать: до начала судебного разбирательства или же в процессе судебного заседания путем объявления перерыва. Представляется, что данный вопрос может быть отнесен к усмотрению суда с учетом выяснения мнения сторон.
--------------------------------
<10> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015 г. N 29 "О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве" // СПС "Гарант" (дата обращения: 15.09.2018).
<11> Постановление от 27 ноября 2007 г. "Дзагариа против Италии (Zagaria v. Italy)" (N 58295//00) // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2008. N 5. С. 34 - 35.

Таким образом, рассмотренные выше вопросы о необходимости нахождения подсудимого в ходе судебного заседания, в том числе с применением видеоконференц-связи, вместе с адвокатом, а не в клетке давно требуют своего решения на законодательном уровне. Это позволит не только соблюсти международно-правовые нормы и принципы, но и потребует решения вопросов усиления безопасности в судах.

Литература

1. Жадяева М.А. Участие адвоката-защитника при кассационном рассмотрении уголовного дела / М.А. Жадяева // Адвокатская практика. 2010. N 2. С. 38 - 42.
2. Жегулина М.А. Использование систем видеоконференц-связи в судебном заседании / М.А. Жегулина // Центральный научный вестник. 2018. Т. 3. N S10 (S51). С. 7 - 9.
3. Курочкина Ю. Проблемы проведения судебных действий следственного характера с использованием видеоконференц-связи / Ю. Курочкина // Вестник Костромского государственного университета. 2018. Т. 24. N 2. С. 305 - 308.
4. Лейст О.Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права / Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 2008. 339 с.
5. Международно-правовые стандарты в уголовной юстиции Российской Федерации: Научно-практическое пособие / Отв. ред. В.П. Кашепов. М.: ИЗиСП при Правительстве РФ, 2012. 305 с.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑