• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
01.02.2019

Законопроектом предлагается законодательно закрепить норму, согласно которой в случае приостановления или прекращения использования клиентом электронного средства платежа по инициативе оператора по переводу денежных средств, оператор по переводу денежных средств обязан в день такого приостановления или прекращения в порядке, установленном договором, предоставить клиенту информацию о приостановлении или прекращении использования электронного средства платежа с указанием причины такого приостановления или прекращения.

23.01.2019

Законопроектом предлагается внести изменения в УПК РФ в части оформления и представления заявления о явке с повинной или оформления соответствующего протокола только в присутствии защитника. В случае принятия заявления о явке с повинной или оформления соответствующего протокола без участия защитника должны применяться средства видеозаписи хода сообщения лица о совершенном им преступлении.

18.01.2019

Законопроект подготовлен с целью создания законодательных предпосылок для затруднения приобретения в первую очередь алкогольной, но также и табачной продукции. Предлагается установить федеральным законом, что розничная торговля алкогольной и табачной продукцией может осуществляться исключительно в специализированных магазинах, в которых, кроме названной продукции (и сопутствующих табаку товаров), не будет продаваться ничего.

Все статьи > Право на неприкосновенность личности в современном уголовном судопроизводстве: содержание и пределы действия (Машинская Н.В.)

Право на неприкосновенность личности в современном уголовном судопроизводстве: содержание и пределы действия (Машинская Н.В.)

Дата размещения статьи: 02.02.2019

Право на неприкосновенность личности в современном уголовном судопроизводстве: содержание и пределы действия (Машинская Н.В.)

Правовой основой принципа неприкосновенности личности в уголовном судопроизводстве (ст. 10 УПК РФ) является положение, закрепленное в ст. 22 Конституции РФ, а также в ряде международно-правовых актов, составляющих в соответствии со ст. 1 УПК РФ систему уголовно-процессуального законодательства <1>. Анализ названных документов позволяет заметить, что содержание права личности на неприкосновенность, закрепленное в уголовно-процессуальном законе, существенно отличается от содержания базовых документов. Например, в ст. 3 Всеобщей декларации прав человека и основных свобод право на неприкосновенность личности устанавливается одновременно с правом каждого на жизнь и свободу. Право на свободу и личную неприкосновенность гарантируется п. п. 1 и 4 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах. Аналогичным образом закреплены указанные права и в Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 5).
--------------------------------
<1> Всеобщая декларация прав человека и основных свобод (принята Резолюцией 217 A (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10.12.1948). URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/declhr.shtml (дата обращения: 04.11.2018); Международный пакт о гражданских и политических правах (принят Резолюцией 2200 A (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16.12.1966). URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pactpol.shtml (дата обращения: 04.11.2018); Конвенция о защите прав человека и основных свобод (принята 04.11.1950). URL: chttp://base.garant.ru/2540800/ (дата обращения: 04.11.2018).

Российский законодатель отступил от принятого мировым сообществом регламентирования и вложил иной смысл в содержание права на неприкосновенность личности. Так, ч. 1 ст. 10 УПК РФ фактически устанавливает обязанность правоприменителей обеспечивать законность задержания и заключения под стражу, ограничивает срок задержания лица по подозрению в совершении преступления, обращая внимание на прерогативу суда в решении вопроса о дальнейшей судьбе задержанного по подозрению в совершении преступления. Часть 2 анализируемой нормы дополняет перечень случаев ограничения неприкосновенности лица помещением в медицинскую организацию, оказывающую медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, требует немедленно освобождать всякого незаконно лишенного свободы. А в ч. 3 ст. 10 УПК РФ закреплены гарантии надлежащего содержания задержанных и заключенных под стражу, которые бы исключали угрозу его жизни и здоровью.
Таким образом, принцип неприкосновенности личности, закрепленный в отраслевом законодательстве, определяет основания и условия ограничения личной свободы человека, поскольку связывает неприкосновенность личности с недопущением произвольного ограничения свободы при принятии таких процессуальных решений, как задержание подозреваемого, заключение под стражу, а также помещение в медицинский или психиатрический стационар.
Следовательно, законодатель не вполне правильно определил название ст. 10 УПК РФ, заложив в норму гарантии личной свободы, а не личной неприкосновенности.
Применительно к затронутой проблематике в юридической литературе аргументируется вывод о необходимости использования узкого подхода к пониманию неприкосновенности в уголовном судопроизводстве как непосредственного прикосновения к человеку, т.е. физиологическому существу, его физическому телу <2>. Необходимость такого подхода обусловлена наличием в уголовном судопроизводстве следственных действий, сопряженных с ограничением права на неприкосновенность личности (личный обыск, освидетельствование). Поэтому, конструируя правило о неприкосновенности личности, законодатель должен был обратить внимание и на эти аспекты деятельности правоприменителя.
--------------------------------
<2> Челохсаев О.З. Некоторые проблемы правовой регламентации принципа неприкосновенности личности в уголовном судопроизводстве // Российский следователь. 2016. N 12. С. 18 - 20.

Редакция ст. 10 УПК РФ содержит и другие недостатки. Закон связывает возможность ограничения свободы личности лишь с конкретными действиями, перечень которых носит исчерпывающий характер. В то же время ограничение личной свободы происходит и при применении таких мер процессуального принуждения, как домашний арест, запрет определенных действий, подписка о невыезде, обязательство о явке, привод. Кроме того, указывая в ч. 1 ст. 10 УПК РФ на необходимость установления законных оснований к избранию меры пресечения в виде заключения под стражу, закон умалчивает о необходимости соответствующих гарантий при решении вопроса о продлении срока содержания под стражей, что представляется не вполне логичным.
Толкуя норму, лежащую в основе рассматриваемого принципа, Конституционный Суд РФ определил понятие "лишение свободы" и постановил считать таковым любые меры, применяемые в рамках отраслевого законодательства, связанные с лишением свободы <3>. Аналогичной позиции придерживается Европейский суд по правам человека (далее - ЕСПЧ). В соответствии с позицией упомянутого суда, определяя, имело ли место лишение физической свободы лица, необходимо исходить не из формальных, а сущностных признаков, поскольку такие действия могут приобретать различные формы <4>. Следуя конституционно-правовому смыслу права на свободу и неприкосновенность личности, а также логике ЕСПЧ, рассматриваемый принцип должен гарантировать обоснованность любого ограничения свободы, в какой бы форме оно не осуществлялось, а не только применительно к задержанию подозреваемого, заключению под стражу, помещению в медицинский или психиатрический стационар.
--------------------------------
<3> Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июня 2009 г. N 9-П "По делу о проверке конституционности ряда положений статей 24.5, 27.1, 27.3, 27.5 и 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, пункта 1 статьи 1070 и абзаца третьего статьи 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан М.Ю. Карелина, В.К. Рогожкина и М.В. Филандрова". URL: http://www.garant.ru/hotlaw/federal/198362/#ixzz5nCslAhGS (дата обращения: 04.11.2018).
<4> Решение Европейского суда по правам человека от 1 июля 1961 г. "Лоулесс (Lawless) против Ирландии". URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/67331/ (дата обращения: 04.11.2018); решение Европейского суда по правам человека от 28 октября 1994 г. "Мюррей против Соединенного Королевства". URL: http://europeancourt.ru/uploads/ECHR_Murray_v_Royaume_Uni_28_10_1994.pdf.

Недостаток нормы-принципа видится и в исчерпывающем перечне лиц, в отношении которых устанавливаются гарантии неприкосновенности личности и ограничения личной свободы. Применение мер процессуального принуждения, таких как обязательство о явке, привод, допускается и в отношении других участников уголовного судопроизводства: потерпевшего, свидетеля. Конституция РФ и международно-правовые акты устанавливают право каждого человека на свободу и неприкосновенность личности безотносительно к его социальному либо правовому статусу. Будучи основополагающим правилом уголовного судопроизводства, оно должно гарантировать не только свободу подозреваемого и обвиняемого, но и других участников уголовного судопроизводства.
Учитывая изложенное, следует заключить, что законодатель существенно исказил содержание права каждого человека на свободу и личную неприкосновенность в уголовном судопроизводстве, что не соответствует требованиям международных стандартов и в полной мере не гарантирует соответствующие права участников уголовного судопроизводства.

Литература

1. Челохсаев О.З. Некоторые проблемы правовой регламентации принципа неприкосновенности личности в уголовном судопроизводстве / О.З. Челохсаев // Российский следователь. 2016. N 12. С. 18 - 20.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑