• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
19.04.2019

Законопроектом "О внесении изменения в статью 217 части второй Налогового кодекса Российской Федерации" предлагается установить, что суммы материальной помощи, не превышающие 4 000 рублей в год, выплачиваемые организацией, осуществляющей образовательную деятельность по основным профессиональным образовательным программам, студентам, аспирантам, адъюнктам, ординаторам и ассистентам-стажерам освобождаются от налогообложения.

08.04.2019

Законопроект "О жилищных субсидиях многодетным семьямнаправлен на улучшение демографической структуры современного российского общества и социально-экономического состояния государства. Кроме того, его принятие будет способствовать развитию сельской местности на территории России, что является немаловажным моментом на фоне сегодняшней урбанизации, то есть процесса роста городов, в связи с чем повышения удельного веса городского населения, возрастания роли городов во всех сферах жизни общества и преобладание городского образа жизни над сельским на всей территории страны.

30.03.2019

Законопроект направлен на установление новеллы, которая позволит обеспечить и защитить права и интересы вкладчиков, оказавшихся жертвами недобросовестных кредитных организаций, которые не включили указанных вкладчиков - физических лиц в реестр вкладчиков по различным причинам. Десятки тысяч добросовестных граждан нашей страны, лишившихся зачастую последних средств к существованию, будут иметь дополнительные гарантии защиты своих прав и могут быть уверены, что государство защитит их интересы и сбережения.

Все статьи > Правоотношение по защите прав и охраняемых законом интересов участников недействительной сделки: понятие, элементы, особенности (Гончарова В.А.)

Правоотношение по защите прав и охраняемых законом интересов участников недействительной сделки: понятие, элементы, особенности (Гончарова В.А.)

Дата размещения статьи: 13.03.2019

Правоотношение по защите прав и охраняемых законом интересов участников недействительной сделки: понятие, элементы, особенности (Гончарова В.А.)

Согласно абз. 2, 3 п. 2 ст. 166 ГК РФ в действующей редакции оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе если она повлекла неблагоприятные для него последствия. В случаях, когда в соответствии с законом сделка оспаривается в интересах третьих лиц, она может быть признана недействительной, если нарушает права или охраняемые законом интересы таких третьих лиц. Похожие положения содержатся и в нормах, посвященных ничтожным сделкам: так, согласно п. 3 ст. 166 ГК РФ закон ограничивает перечень лиц, имеющих право заявить требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки ее сторонами, а в предусмотренных законом случаях также иными лицами. Требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной <2>.
--------------------------------
<2> Данная статья была существенно изменена Федеральным законом от 07.05.2013 N 100-ФЗ (ред. от 28.12.2016) "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации".

Ранее, до внесения указанных изменений, исходя из буквального смысла прежней редакции ст. 166 ГК РФ необходимы и достаточны были лишь наличие доказанного основания недействительности как порока в ее структуре и относимость заявителя соответствующих требований к кругу управомоченных законом лиц. Подобная правовая регламентация, как отмечается в юридической литературе <3>, служила причиной распространенной практики неограниченного оспаривания сделок лишь по формальным основаниям, что, безусловно, не шло на пользу отечественному товарообороту.
--------------------------------
<3> Дерхо Д.С. Недействительность сделок. Некоторые вопросы теории и практики // Судья. 2017. N 9. С. 54.

В этой связи в Концепции совершенствования общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации <4>, а также в ставших итогами ее обсуждений Концепции развития гражданского законодательства <5> и проекте федерального закона "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" <6> была признана необходимость введения нового критерия оспаривания сделки и констатации ничтожности сделки, а также применения последствий недействительности в виде нарушения такими сделками прав и охраняемых законом интересов (законных интересов <7>) их участников (сторон и иных сопричастных к сделке лиц).
--------------------------------
<4> Вестник ВАС РФ. 2009. N 4. С. 9 - 101.
<5> Вестник ВАС РФ. 2009. N 11. С. 20.
<6> СПС "КонсультантПлюс".
<7> Иногда в теории права данные понятия рассматриваются как нетождественные, для чего, думается, нет серьезных оснований: анализ законодательных актов, где данный термин находит отражение, свидетельствует об одинаковом подходе законодателя к определению содержания охраняемых законом интересов и законных интересов.

Думается при этом, что такое нарушение с учетом правовой природы недействительности <8>, нетождественной с неправомерностью, не может трактоваться как последствие правонарушения - виновного противоправного вредоносного деяния. Такое нарушение должно рассматриваться исключительно как возникающая в результате совершения и (или) исполнения ничтожной или оспоримой сделки правовая неопределенность в динамике гражданских правоотношений (в случае совершения сделки) и в принадлежности имущества (в случае ее исполнения), негативно влияющая на имущественную сферу тех или иных субъектов гражданского оборота в форме создания для них препятствий в осуществлении их субъективных прав и охраняемых законом интересов, преодолеть которые возможно лишь путем признания сделки недействительной (в случае ничтожности сделки - констатации ее ничтожности) и применения последствий недействительности.
--------------------------------
<8> Вопрос о понятии правовой природы является дискуссионным в литературе (обзор позиций см.: Комиссарова Е.Г. Формально-логические аспекты понятия "правовая природа" // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2012. N 2 (16). С. 23 - 29). Наиболее убедительной при этом видится позиция, согласно которой правовая природа применительно к недействительным сделкам понимается как "определение их места в системе юридических фактов и указание на специфические признаки недействительных сделок, позволяющие отграничить их от других юридических фактов" (Матвеев И.В. Правовая природа недействительных сделок: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 4).

Подобный подход опирается на экономический смысл недействительных сделок как актов товарообмена, не подлежащих правовой защите. Такие акты не способствуют повышению общественной эффективности - критерию оценки общественных явлений, введенному Вильфредо Парето <9>, поскольку не имеют в качестве сторон рационально действующих и достаточно проинформированных, равноправных субъектов, а также наносят вред благосостоянию третьих лиц. С рассмотренных позиций закрепление модели недействительных сделок, ее оснований и правовых последствий отвечает целям ограждения участников гражданских правоотношений от дефектных юридических фактов, защиты их прав и охраняемых законом интересов.
--------------------------------
<9> См.: Карапетов А.Г. Экономический анализ права. М.: Статут, 2016. 528 с.

Изложенная трактовка в понимании нарушения прав и законных интересов полностью применима к оспоримым сделкам, действительным до момента оспаривания и порождающим регулятивные правоотношения. Возникновение права на защиту участников такой сделки посредством признания сделки недействительной и применения последствий ее недействительности связано с наличием такого нарушения в виде внесения в имущественную сферу сторон, иных лиц, указанных в законе, а также третьих лиц неопределенности в приведенном значении.
В случае совершения ничтожной сделки нарушение выражается также в создании правовой неопределенности в динамике гражданских правоотношений, преодолеть которую возможно посредством заявления о ничтожности сделки субъектом, в имущественную сферу которого указанная неопределенность вносится. В случае же исполнения ничтожной сделки нарушение состоит уже в совершенном безосновательном распределении и удержании имущества, также порождающем неопределенность в его принадлежности для третьих лиц. Нарушение в этой связи может быть как формальным (и выражаться лишь в совершении сделки), так и материальным (выражаться в исполнении совершенной сделки).
Нарушение прав и охраняемых законом интересов субъектов гражданского права фактом совершения и (или) исполнения оспоримой или ничтожной сделки выступает юридическим фактом, влекущим возникновение особой, по существу, единой для ничтожных и оспоримых сделок правовой связи, особого вида гражданско-правового охранительного правоотношения - правоотношения по защите прав и охраняемых законом интересов участников недействительной сделки. Следует отметить, что такое название носит условный характер, и данным видом правоотношения опосредуется не только защита прав и законных интересов участников ничтожной и недействительной оспоримой сделки, но и применение субъектами гражданского права способов защиты их прав и законных интересов до момента оспаривания сделки. Подобный подход объясняется функциональной связью применяемых в деле о недействительности сделки основных способов защиты и невозможностью их рассмотрения изолированно друг от друга.
Право на защиту участников недействительной сделки, выступающее элементом такого правоотношения и возникающее в момент наступления вышеуказанного нарушения, имеет сложный характер: объем его элементов-правомочий зависит от формы (вида) недействительности <10>, а также от наличия исполнения по сделке. В случае формального нарушения ключевым элементом в механизме защиты является необходимость разрешения ситуации правовой неопределенности в динамике гражданских правоотношений, реализуемая участником недействительной сделки посредством обращения в суд с требованием о признании недействительности ничтожной сделки (иск о признании) или признании недействительной оспоримой сделки (преобразовательный иск <11>). В случае же материального нарушения - и разрешение неопределенности, и возврат сторон сделки в первоначальное положение, осуществляемые посредством иска как о признании или преобразовании, так и о присуждении.
--------------------------------
<10> Данные формулировки, часто используемые в отечественных работах по гражданскому праву для обозначения ничтожности и оспоримости как дефектных в части условий действительности сделок, подверглись критике Д.О. Тузовым как несоответствующие сущности обозначаемого ими явления (см.: Тузов Д.О. Теория недействительности сделок: опыт российского права в контексте европейской правовой традиции. М.: Статут, 2007. 602 с.).
<11> Более подробно о сущности преобразовательного иска см.: Тузов Д.О. Иски, связанные с недействительностью сделок. Теоретический очерк / Под ред. Б.Л. Хаскельберга и В.М. Чернова. Томск: Пеленг, 1998. С. 36 - 63.

Субъектом права на защиту в рамках правоотношения по защите прав и законных интересов участников недействительной сделки выступает лицо, управомоченное законом на заявление соответствующих требований, право или охраняемый законом интерес которого нарушены в приведенном значении. Нарушителем такого права или интереса является другая сторона недействительной сделки, либо - в случае оспаривания сделки в интересах третьего лица или иным лицом, признания ничтожной сделки недействительной не стороной сделки - , совершившие и (или) исполнившие сделку.
Интересы гражданского оборота, всесторонней и полной защиты прав и охраняемых законом интересов его участников нашли отражение в перечне субъектов на защиту.
Как следует из п. 2 ст. 166 ГК РФ, требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе. При этом в случаях, когда в соответствии с законом сделка оспаривается в интересах третьих лиц, она может быть признана недействительной, если нарушает права или охраняемые законом интересы таких третьих лиц.
Подобная законодательная регламентация круга лиц - субъектов права на защиту в рассматриваемом виде правоотношения дает основания для определения общего и для ничтожных, и для оспоримых сделок понятия участников сделки - субъектов гражданского права, претерпевающих негативные последствия в собственной имущественной сфере в связи с фактом совершения и (или) исполнения оспоримой или ничтожной сделки. Стороны недействительной сделки по аналогии со сторонами обязательства, договора представляют собой конкретных, персонифицированных на момент совершения сделки обладателей субъективных прав и носителей обязанностей, возникших из сделки и определяемых ее юридической природой.
В отличие от сторон, известных в момент совершения сделки, круг иных и третьих лиц является относительно открытым: такие субъекты не персонифицированы на момент совершения оспоримой сделки. Их появление зависит от динамики правоотношений, вытекающих из сделки, и от ее влияния на имущественное положение тех или иных субъектов гражданского оборота. Закон определяет в качестве таких субъектов применительно к оспоримым сделкам иных лиц <12>, если такое право предоставлено им Законом, и третьих лиц, не наделенных самостоятельным правом на оспаривание сделки, однако имеющих возможность получить защиту своих прав и законных интересов посредством оспаривания сделки в их интересе другими лицами <13>. Общим для всех указанных лиц является требование добросовестного поведения.
--------------------------------
<12> Подобное право, в частности, предоставлено обществу, члену совета директоров (наблюдательного совета) общества или его акционерам (акционеру), владеющим в совокупности не менее чем 1% голосующих акций общества (ст. 79 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах").
<13> Речь идет об институте процессуальных истцов как участников гражданского и арбитражного процессов (ст. ст. 45, 46 ГПК РФ, ст. ст. 52 - 53.1 АПК РФ).

Субъектами права на защиту в ситуации ничтожной сделки при заявлении требования о применении последствий такой сделки являются также ее стороны и иные лица в случаях, предусмотренных законом. В случае заявления требований о признании сделки недействительной - также, думается, и иные субъекты, имеющие охраняемый законом интерес в признании такой сделки недействительной, иными словами, лица, в чью имущественную сферу такая сделка вносит неопределенность.
Что касается объекта правоотношения по защите прав участников недействительной сделки, то под ним следует понимать как те конкретные материальные блага, которые подвергаются негативному влиянию совершенной и (или) исполненной сделки, так и в целом страдающую от неопределенности из оспоримой или ничтожной сделки имущественную сферу потерпевшего участника сделки. Таким объектом могут выступать предмет сделки, а также материальные блага, не передающиеся сторонами друг другу, а принадлежащие иным, помимо сторон, субъектам права на защиту.
С учетом изложенного очевидно, что правоотношение по защите прав и охраняемых законом интересов участников недействительной сделки является разновидностью общей модели гражданско-правового охранительного правоотношения, не сводится и не исчерпывается при этом в своей структуре правоотношением реституционным. Как следует из п. 1 ст. 167 ГК РФ, реституционное правоотношение складывается, в отличие от правоотношения по защите, исключительно между сторонами недействительной сделки и при наличии ее исполнения, опосредуя, таким образом, только процесс перемещения переданного по недействительной сделке имущества. Содержанием такого правоотношения выступают обязанности сторон возвратить имущество, юридическим фактом, влекущим возникновение реституционного правоотношения, - удовлетворение требования о применении последствий недействительности.
Цель реституционного правоотношения состоит в обратном перемещении исполненного по сделке, в отличие от правоотношения по защите прав и охраняемых законом интересов участников недействительной сделки, выступающего формой защиты таких субъектов с применением более широкого спектра охранительно-восстановительных средств (признание оспоримой сделки недействительной, признание недействительной ничтожной сделки) и возникающего в момент начала вредоносного влияния ничтожной или оспоримой сделки на их имущественную сферу.
Все это в современных правовых реалиях дает основания для вывода лишь об относительной самостоятельности реституционного правоотношения, о его структурном вхождении в качестве элемента в более общее охранительное правоотношение - правоотношение по защите прав и охраняемых законом интересов участников недействительной сделки.
Таким образом, правоотношение по защите прав и охраняемых законом интересов участников недействительной сделки можно определить как гражданско-правовое охранительное отношение, возникающее в связи с нарушением прав и охраняемых законом интересов субъектов гражданского права фактом совершения и (или) исполнения ничтожной или оспоримой сделки. Объектом данного правоотношения выступают материальные блага, подвергшиеся негативному влиянию такой сделки, содержанием - сложное по природе субъективное право на защиту.

Библиография

1. Дерхо Д.С. Недействительность сделок. Некоторые вопросы теории и практики // Судья. 2017. N 9. С. 54 - 56.
2. Карапетов А.Г. Экономический анализ права. М.: Статут, 2016. 528 с.
3. Комиссарова Е.Г. Формально-логические аспекты понятия "правовая природа" // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2012. N 2 (16). С. 23 - 29.
4. Матвеев И.В. Правовая природа недействительных сделок: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. 25 с.
5. Тузов Д.О. Иски, связанные с недействительностью сделок. Теоретический очерк / Под ред. Б.Л. Хаскельберга и В.М. Чернова. Томск: Пеленг, 1998. 71 с.
6. Тузов Д.О. Теория недействительности сделок: опыт российского права в контексте европейской правовой традиции. М.: Статут, 2007. 602 с.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑