• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
19.04.2019

Законопроектом "О внесении изменения в статью 217 части второй Налогового кодекса Российской Федерации" предлагается установить, что суммы материальной помощи, не превышающие 4 000 рублей в год, выплачиваемые организацией, осуществляющей образовательную деятельность по основным профессиональным образовательным программам, студентам, аспирантам, адъюнктам, ординаторам и ассистентам-стажерам освобождаются от налогообложения.

08.04.2019

Законопроект "О жилищных субсидиях многодетным семьямнаправлен на улучшение демографической структуры современного российского общества и социально-экономического состояния государства. Кроме того, его принятие будет способствовать развитию сельской местности на территории России, что является немаловажным моментом на фоне сегодняшней урбанизации, то есть процесса роста городов, в связи с чем повышения удельного веса городского населения, возрастания роли городов во всех сферах жизни общества и преобладание городского образа жизни над сельским на всей территории страны.

30.03.2019

Законопроект направлен на установление новеллы, которая позволит обеспечить и защитить права и интересы вкладчиков, оказавшихся жертвами недобросовестных кредитных организаций, которые не включили указанных вкладчиков - физических лиц в реестр вкладчиков по различным причинам. Десятки тысяч добросовестных граждан нашей страны, лишившихся зачастую последних средств к существованию, будут иметь дополнительные гарантии защиты своих прав и могут быть уверены, что государство защитит их интересы и сбережения.

Все статьи > Совместное использование признаков "применение насилия" и "использование беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей)" при квалификации деяний, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ (Безматерных М.А., Качина Н.В.)

Совместное использование признаков "применение насилия" и "использование беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей)" при квалификации деяний, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ (Безматерных М.А., Качина Н.В.)

Дата размещения статьи: 13.03.2019

Совместное использование признаков "применение насилия" и "использование беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей)" при квалификации деяний, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ (Безматерных М.А., Качина Н.В.)

Применение насилия и использование беспомощного состояния потерпевшего лица <1> в диспозициях ст. ст. 131 и 132 УК РФ названы альтернативно в качестве способов совершения изнасилования и насильственных действий сексуального характера. Вместе с тем в некоторых случаях в действиях лица, совершившего одно из данных преступлений, усматриваются оба признака: и применение насилия, и использование беспомощного состояния. В связи с этим правоприменительные органы при квалификации таких преступных деяний должны решить вопрос о том, подлежат ли вменению оба эти способа совершения преступления, или достаточно указать лишь один из них, что, в свою очередь, безусловно будет учтено при назначении наказания.
--------------------------------
<1> Авторы в статье используют понятия "потерпевшее лицо", "потерпевший", "жертва", "виновный" безотносительно пола.

На возможность квалификации единичного насильственного полового преступления при сочетании нескольких признаков способа его совершения указывает Конституционный Суд РФ в Определении от 17 июля 2014 г. N 1739-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Петрова Романа Николаевича на нарушение его конституционных прав статьей 132 Уголовного кодекса Российской Федерации" <2>. В данном документе, в частности, говорится, что ответственность по ст. 132 УК РФ "может наступать при установлении не только одного из признаков способа совершения преступления, но и их сочетания и исключается лишь при одновременном отсутствии всех указанных в ней обстоятельств совершения действий сексуального характера".
--------------------------------
<2> СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 23 января 2018 г.).

Признак "применение насилия" в составах изнасилования и насильственных действий сексуального характера предполагает применение физического насилия. Психическое насилие, выраженное в форме "угрозы применения насилия", включено в диспозиции ст. ст. 131, 132 УК РФ в качестве самостоятельного альтернативного признака состава. Под насилием в названных статьях п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 04.12.2014 N 16 "О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности" <3> (далее - Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 16) предлагает понимать "как опасное, так и неопасное для жизни или здоровья насилие, включая побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему лицу физической боли либо с ограничением его свободы". В качестве разновидности физического насилия, по нашему мнению, следует рассматривать и введение в организм потерпевшего против или помимо его воли (тайно, обманным путем) наркотических средств, психотропных, ядовитых или отравляющих веществ. Такой подход сформировался и поддерживается в теории уголовного права <4>, а также согласуется с позицией Верховного Суда РФ, выраженной в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" <5>. Соответственно, такое понимание физического насилия должно использоваться и при оценке деяний, посягающих на половую свободу и половую неприкосновенность.
--------------------------------
<3> СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 23 января 2018 г.).
<4> См.: Гаухман Л. Проблемы квалификации насильственных преступлений // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 23 января 2018 г.); Шарапов Р.Д. Насилие как уголовно-правовая категория и его виды // Вестник Тюменского государственного университета. 2006. N 1. С. 134; Полный курс уголовного права: В 5 т. / Под ред. А.И. Коробеева. СПб.: Юрид. центр-Пресс, 2008. Т. 2. С. 513.
<5> СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 23 января 2018 г.).

В свою очередь, под беспомощным состоянием при изнасиловании и насильственных действиях сексуального характера, согласно п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 16, следует понимать такое состояние потерпевшего лица, когда оно в силу своего физического или психического состояния, возраста или иных обстоятельств не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказать сопротивление виновному. Как видно, высший судебный орган в качестве беспомощного состояния по-прежнему выделяет физическую и психическую беспомощность. Однако, в отличие от утратившего силу документа <6>, ныне действующее Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 16 определяет больший круг причин возникновения беспомощного состояния, включая в него и иные обстоятельства. Такое толкование позволяет теоретикам разделять беспомощное состояние потерпевшего лица на физическое, психическое и возникшее в силу иных обстоятельств (например, сна) <7>.
--------------------------------
<6> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. N 11 "О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации" // Российская газета. 2004. 29 июня.
<7> Попов А. О новеллах в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности" // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 23 января 2018 г.).

Вместе с тем совершение с находящимся в беспомощном состоянии лицом полового сношения, мужеложства, лесбиянства или иных действий сексуального характера не всегда является насильственным половым преступлением. Обвинить лицо в совершении такого посягательства возможно лишь при условии осознания им факта беспомощности потерпевшего лица и совершения означенных сексуальных действий вопреки или помимо воли последнего.
отметить, что основное количество насильственных половых посягательств совершается именно посредством применения к потерпевшему лицу физического насилия <8>. Беспомощное же состояние потерпевшего, по данным исследователей, при изнасиловании и насильственных действиях сексуального характера имеет место лишь в 9 - 10% случаев <9>. Причем в некоторых из этих ситуаций потерпевший становится беспомощным вследствие предшествующих насильственных действий виновного. Именно при квалификации таких преступлений возникает вопрос: достаточно ли вменять виновному признак "с применением насилия к потерпевшему лицу", или требуется еще и указание на признак "с использованием его беспомощного состояния"?
--------------------------------
<8> Дыдо А.В. Изнасилование: проблемы уголовно-правовой квалификации: Дис. ... канд. юрид. наук. Владивосток, 2006. С. 63.
<9> Коновалов Н.Н. Беспомощное состояние потерпевшего лица при насильственных действиях сексуального характера и изнасиловании // Российский следователь. 2013. N 14. С. 19.

Криминалистами предлагаются разные подходы к решению данного вопроса. Некоторые авторы считают, что беспомощное состояние как результат насильственного деяния полностью "подпадает под признак насилия" <10> или "поглощается признаком применения насилия" <11>. Другие исследователи в таких случаях предлагают указывать оба названных признака <12>.
--------------------------------
<10> Шарапов Р.Д. Указ. соч. С. 135.
<11> Дыдо А.В. Указ. соч. С. 69.
<12> См., например: Андреева Л.А., Цэнгэл С.Д. Квалификация изнасилований: Учебное пособие. 3-е изд., перераб. и доп. СПб., 2005. С. 10; Тыдыкова Н.В. Уголовно-правовая характеристика и вопросы квалификации насильственных половых преступлений: Монография. М.: Юрлитинформ, 2013. С. 122; Полный курс уголовного права. С. 514.

В этой связи следует обратить внимание на разъяснения высшей судебной инстанции, касающиеся рассматриваемой проблемы. Так, в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 16 отмечено, что вменение признака "с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица" необходимо в том числе в случаях, когда жертва изнасилования или насильственных действий сексуального характера находилась в состоянии сильного опьянения (в степени, лишающей ее возможности понимать характер и значение совершаемых с ней действий либо оказать сопротивление виновному лицу). При этом, согласно позиции Пленума Верховного Суда РФ, не имеет значения, возникло данное состояние в результате действий виновного или независимо от его поведения.
Следовательно, насильственное половое посягательство следует считать совершенным с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица и в случаях введения в организм последнего алкоголя, наркотических средств и одурманивающих веществ, помимо или против его воли, т.е. с применением насилия. Однако, если лицо приводилось в беспомощное состояние означенными насильственными действиями и именно с целью последующего изнасилования или совершения насильственных действий сексуального характера, то при квалификации таких преступлений, с нашей точки зрения, необходимо указать дополнительно еще и признак применения насилия. Такое деяние виновного обладает большей общественной опасностью, и совместное вменение рассматриваемых признаков позволяет учесть это полнее. Данный вывод касается и случаев приведения жертвы в беспомощное состояние путем непосредственного применения преступником своей мускульной силы или использования им различных орудий (механизмов, животных и других лиц).
Примером правильной квалификации является решение Приморского районного суда г. Санкт-Петербурга, которое впоследствии было оставлено без изменения Судебной коллегией по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда. При оценке действий виновного по ч. 1 ст. 131 УК РФ суд указал на признаки совершения полового сношения с применением насилия к потерпевшей и с использованием ее беспомощного состояния. Такую квалификацию получили действия преступника, который путем нанесения нескольких ударов по голове и телу потерпевшей привел ее в бессознательное состояние и, воспользовавшись этим обстоятельством, совершил с ней половой акт <13>.
--------------------------------
<13> Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 2 февраля 2011 г. N 22-506/2011 // Судебные и нормативные акты. URL: http://sudact.ru/ (дата обращения: 23 января 2018 г.).

Беспомощное состояние потерпевшего лица должно осознаваться преступником. Если возникшее в результате примененного насилия беспомощное состояние жертвы не охватывалось его умыслом при совершении изнасилования или насильственных действий сексуального характера, то и вменению этот признак не подлежит. Соответственно, такое посягательство следует квалифицировать только по признаку применения насилия.
Так, президиум Нижегородского областного суда изменил судебные решения нижестоящих инстанций, исключив из осуждения В. по п. "б" ч. 2 ст. 131 УК РФ (в ред. Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ) признак "использование беспомощного состояния потерпевшей", оставляя указание только на совершение деяния с применением насилия. В связи с этим суд снизил и срок уголовного наказания в виде лишения свободы. Мотивируя свое решение, президиум Нижегородского областного суда в том числе указал, что виновные, совершая изнасилование, не воспринимали потерпевшую как находящуюся в беспомощном состоянии <14>.
--------------------------------
<14> Постановление Президиума Нижегородского областного суда от 19.10.2011 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 23 января 2018 г.).

Совместно признаки "применение насилия" и "использование беспомощного состояния потерпевшего лица" при совершении посягательств, предусмотренных ст. ст. 131, 132 УК РФ, следует вменять и в случаях, когда виновный, осознавая факт нахождения потерпевшего лица в беспомощном состоянии (например, в силу малолетнего или престарелого возраста, частичной или полной парализации тела, физического недостатка и т.д.), применяет к нему физическое насилие в целях преодоления сопротивления.
Правильной следует признать квалификацию Таганрогского городского суда Ростовской области, признавшего Ш. виновным в совершении изнасилования с применением насилия к потерпевшей и с использованием ее беспомощного состояния. В связи со своим физическим состоянием потерпевшая была практически лишена возможности самостоятельно передвигаться, и в быту не могла обходиться без посторонней помощи. Судом установлено, что потерпевшая в надежде избежать посягательства пыталась подняться с кровати, однако ее сопротивление было преодолено примененным Ш. насилием, который в ходе борьбы осознал факт ее беспомощности <15>.
--------------------------------
<15> Приговор Таганрогского городского суда Ростовской области от 12.09.2011 // Судебные и нормативные акты. URL: http://sudact.ru/ (дата обращения: 23 января 2018 г.).

Вызывает возражения суждение о том, что наличие сопротивления со стороны потерпевшего лица и применение насилия с целью сломить это сопротивление, как правило, исключает вменение такого признака, как использование психической беспомощности потерпевшего, в связи с тем что сам факт сопротивления в большинстве случаев означает, что лицо правильно понимало характер совершаемых с ним действий <16>. Думается, что жертва насильственного полового посягательства может и не понимать характер и значение совершаемых с ней действий, но оказывать преступнику сопротивление в связи с тем, например, что данный человек кажется опасным или совершает в ее отношении неприятные действия. Применение насилия в целях преодоления сопротивления такого потерпевшего лица требует обязательного вменения обоих рассматриваемых способов совершения преступления.
--------------------------------
<16> Энциклопедия уголовного права: преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности. СПб.: Издание профессора Малинина - СПб. ГКА, 2011. Т. 15. С. 47.

Кроме того, в соответствии с законом безусловно беспомощными признаются дети, не достигшие 12-летнего возраста. Соответственно, если к таким малолетним применяется насилие с целью сломить их сопротивление, то при квалификации деяния по ст. ст. 131 и 132 УК РФ необходимо указывать оба признака, независимо от того, понимал ли ребенок характер совершаемых с ним действий.
Закон не предъявляет требований к продолжительности нахождения потерпевшего лица в состоянии беспомощности. По нашим представлениям, существовавшее кратковременно, но осознаваемое и используемое преступником в целях совершения насильственного полового преступления беспомощное состояние жертвы должно вменяться ему в вину как признак способа совершения преступления. Деяния, предусмотренные ст. ст. 131, 132 УК РФ, в соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 16, окончены с момента начала указанных в диспозициях их норм действий сексуального характера. Соответственно, если в момент начала полового сношения, мужеложства, лесбиянства и иных действий сексуального характера жертва была беспомощной и это обстоятельство осознавалось и было использовано преступником, то при формулировании обвинения следует указать на использование виновным беспомощного состояния потерпевшего. В случае же применения насилия в целях преодоления сопротивления потерпевшего лица, вышедшего из беспомощного состояния, после начала, но в процессе совершения действий сексуального характера необходимо, по нашему мнению, вменять еще и этот признак. В таких ситуациях в рамках единого преступного поведения усматриваются оба признака. Указание лишь на один способ совершения данного преступления не позволило бы в полной мере учесть степень общественной опасности совершенного деяния.
В этой связи хочется коснуться проблемы отнесения естественного сна человека к беспомощному состоянию. В исследовательской среде нет единодушия в решении данного вопроса, хотя большинство авторов склонно относить спящих к лицам, находящимся в беспомощном состоянии. Однако, делая такой вывод, некоторые криминалисты уточняют, что совершить действия сексуального характера с использованием беспомощного состояния можно только в отношении жертвы, находящейся в состоянии глубокого сна <17>. Состояние обычного сна некоторые авторы к беспомощному состоянию не относят, ссылаясь на то, что спящая жертва при начальных действиях виновного просыпается <18>.
--------------------------------
<17> Андреева Л.А., Цэнгэл С.Д. Указ. соч. С. 14; Игнатов А.Н. Избранные труды. М.: РУДН, 2013. С. 120.
<18> Бохан А.П. Вопросы квалификации изнасилований (ст. 131 УК РФ) и насильственных действий сексуального характера (ст. 132 УК РФ) // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 23 января 2018 г.); Коргутлова Т.А. Половые преступления: теоретические и практические аспекты // Современное право. 2009. N 10. С. 138 - 144; Дыдо А.В. Указ. соч. С. 73.

Представляется, что пробуждение жертвы при совершении в отношении нее насильственных сексуальных действий не свидетельствует однозначно об отсутствии признака "с использованием беспомощного состояния". По нашему мнению, если потерпевший спал в момент начала деяний, предусмотренных в диспозициях ст. ст. 131, 132 УК РФ, то наличие такого признака налицо при осознании виновным этого факта. Кроме того, преступнику следует дополнительно вменить признак "с применением насилия", если оно применялось им в целях преодоления сопротивления жертвы, проснувшейся в процессе совершения насильственных сексуальных действий.
В этой связи правильным представляется приговор Ногайского районного суда Республики Дагестан от 16 декабря 2014 г. в отношении А., признанного виновным в том числе в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 131 УК РФ. Суд квалифицировал действия А. как "изнасилование, то есть половое сношение с использованием беспомощного состояния потерпевшей, с применением насилия к потерпевшей" <19>. Установлено, что А., проникнув ночью в дом Н., вступил с ней в половое сношение, воспользовавшись ее сонным состоянием.
--------------------------------
<19> Приговор Ногайского районного суда Республики Дагестан N 1-96/2014 от 16.12.2014 по делу N 1-96/2014 // Судебные и нормативные акты. URL: http://sudact.ru/ (дата обращения: 23 января 2018 г.).

Вопрос о совместном вменении признаков применения насилия и использования беспомощного состояния потерпевшего лица возникает и в случаях совершения единого продолжаемого насильственного полового преступления, которое представляет собой совершение ряда тождественных действий (предусмотренных одним составом преступления) в отношении одного потерпевшего лица, объединенных единым умыслом, возникшим до совершения первого из этих действий. Совместное присутствие признаков применения насилия и использования беспомощного состояния потерпевшего лица в квалификации единого продолжаемого деяния возможно не только в случаях совершения одного из тождественных действий при сочетании обоих названных способов, но и при совершении каждого из этих действий своим способом. В частности, квалификация изнасилования или насильственных действий сексуального характера как единых продолжаемых деяний возможна в случае совершения одного из тождественных насильственных половых действий с жертвой, кратковременно находящейся в состоянии беспомощности, а других действий (или одного действия) в отношении этой же жертвы в рамках реализации единого умысла - с применением насилия. Такое возможно, когда виновный совершает первое насильственное половое сношение с жертвой, находящейся в состоянии сильного опьянения, возникшем вне зависимости от его действий, а во второй раз - реализуя единый умысел, через небольшой промежуток времени, но уже применяя к ней насилие для подавления сопротивления.
Итак, несмотря на то, что применение насилия и использование беспомощного состояния потерпевшего лица предусмотрены альтернативно в качестве способов совершения изнасилования и насильственных действий сексуального характера, в некоторых случаях совершения единичного насильственного полового посягательства их следует вменять совместно. Установление в совершенном половом преступлении обоих названных признаков свидетельствует о более точной оценке действий виновного, что позволяет полнее учесть степень общественной опасности данного посягательства и назначить справедливое наказание за его совершение.

Библиография

1. Андреева Л.А., Цэнгэл С.Д. Квалификация изнасилований: Учебное пособие. 3-е изд., перераб. и доп. СПб., 2005. 68 с.
2. Бохан А.П. Вопросы квалификации изнасилований (ст. 131 УК РФ) и насильственных действий сексуального характера (ст. 132 УК РФ) // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 23 января 2018 г.).
3. Гаухман Л. Проблемы квалификации насильственных преступлений // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 23 января 2018 г.).
4. Дыдо А.В. Изнасилование: Проблемы уголовно-правовой квалификации: Дис. ... канд. юрид. наук. Владивосток, 2006. 214 с.
5. Игнатов А.Н. Избранные труды. М.: РУДН, 2013. 411 с.
6. Коновалов Н.Н. Беспомощное состояние потерпевшего лица при насильственных действиях сексуального характера и изнасиловании // Российский следователь. 2013. N 14. С. 19 - 22.
7. Коргутлова Т.А. Половые преступления: теоретические и практические аспекты // Современное право. 2009. N 10. С. 138 - 144.
8. Полный курс уголовного права: В 5 т. / Под ред. А.И. Коробеева. СПб.: Юрид. центр-Пресс, 2008. Т. 2. 682 с.
9. Попов А. О новеллах в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности" // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 23 января 2018 г.).
10. Тыдыкова Н.В. Уголовно-правовая характеристика и вопросы квалификации насильственных половых преступлений: Монография. М.: Юрлитинформ, 2013. 192 с.
11. Шарапов Р.Д. Насилие как уголовно-правовая категория и его виды // Вестник Тюменского государственного университета. 2006. N 1. С. 132 - 138.
12. Энциклопедия уголовного права: преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности. СПб.: Издание профессора Малинина - СПб. ГКА, 2011. Т. 15. 582 с.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑