• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
08.07.2020

Законопроект "О внесении изменения в статью 1 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности" направлен на уточнение одной из формулировок, определяющих понятие экстремистской деятельности (экстремизма). Поправкой определяются действия, которые недопустимы в отношении территориальности целостности Российской Федерации, а именно - отчуждение части территории Российской Федерации.

20.06.2020

Законопроект "О внесении изменений в Федеральный закон "Об аудиторской деятельности" не вводит никакие дополнительные обязанности, запреты и ограничения для аудиторов, аудиторских организаций и саморегулируемых организаций аудиторов, и не приведет к дополнительным расходам указанных лиц. Принятие законопроекта окажет влияния на достижение целей государственных программ Российской Федерации. 

09.06.2020

В целях реализации федеральных проектов, входящих в состав национальных проектов, по направлениям, определенным Президентом Российской Федерации, требуется предоставление мер государственной поддержки. Принятие законопроекта не повлечет за собой увеличения расходов бюджетов бюджетной системы Российской Федерации.

Все статьи > Квалификация незаконной рубки лесных насаждений по совокупности с другими преступлениями (Атабаева Т.Ш.)

Квалификация незаконной рубки лесных насаждений по совокупности с другими преступлениями (Атабаева Т.Ш.)

Дата размещения статьи: 22.06.2020

Квалификация незаконной рубки лесных насаждений по совокупности с другими преступлениями (Атабаева Т.Ш.)

Преступления в сфере лесопользования в настоящее время получили значительное распространение. Ущерб от них чрезвычайно велик, они посягают не только на право граждан на благоприятную окружающую среду, гарантированное ст. 42 Конституции РФ, но и на основы экономической безопасности государства.

Именно в связи с этим в 2014 г. УК РФ дополнен ст. 191.1, предусматривающей ответственность за оборот незаконно заготовленной древесины. Однако возникает необходимость разграничения преступлений, предусмотренных этой статьей, и незаконной рубки лесных насаждений.
Уголовный кодекс РФ в ст. 260 не дает определение понятия незаконной рубки. Статья 16 Лесного кодекса РФ ранее определяла рубку как процессы спиливания, срубания, срезания. Однако Федеральным законом от 29 июня 2015 г. N 206-ФЗ в нее были внесены изменения, и рубками лесных насаждений сейчас признаются процессы их валки (в том числе спиливания, срубания, срезания), а также иные технологически связанные с ними процессы (включая трелевку, частичную переработку, хранение древесины в лесу).
Вслед за этим, 31 октября 2017 г., внесены изменения в Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 октября 2012 г. N 21 "О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования", п. 16 которого сформулирован аналогично положениям ЛК.

В теории уголовного права общепризнанным является тот факт, что преступление, предусмотренное ст. 260 УК, признается оконченным с момента рубки лесных насаждений, т.е. отделения ствола дерева, кустарника, лианы от корня, либо с момента повреждения их до степени прекращения роста <1>. Такая трактовка следует из самой природы преступного посягательства, отнесенного законодателем к категории экологических преступлений. Независимо от возможности дальнейшего распоряжения древесиной вред экологическим объектам, в частности лесу как экосистеме, уже нанесен. Поэтому, как справедливо отмечает Ю. Тимошенко, последующие действия, такие как трелевка, частичная переработка и хранение древесины, могут составлять объективную сторону этого преступления в том случае, если образуют с рубкой единый технологический процесс <2>.
--------------------------------
<1> См.: Комментарий к Уголовному кодексу РФ: В 4 т. / Под ред. В.М. Лебедева. М., 2017. Т. 3. Особенная часть; Комментарий к Уголовному кодексу РФ: В 2 т. / Под ред. А.В. Бриллиантова. М., 2018. Т. 2.
<2> См.: Тимошенко Ю. Уголовная и административная ответственность за противоправные посягательства на окружающую среду: новые разъяснения Пленума Верховного Суда РФ // Законность. 2018. N 1. С. 41.

Такой подход законодателя, несомненно, расширил понятие рубки, но в целом представляется обоснованным. В настоящее время преступления, предусмотренные ст. 260 УК, характеризуются довольно большой степенью организованности и подготовленности. Это выражается в предварительном планировании преступлений, подборе орудий, в том числе современной лесохозяйственной техники, средств связи (раций, мобильных телефонов и пр.) для координации действий соучастников и предупреждения об опасности. Также большинство этих преступлений совершаются при различных формах соучастия. Так, по данным И. Конфоркина, 80% уголовных дел о незаконной рубке лесных насаждений квалифицированы по ч. 3 ст. 260 УК в связи с наличием квалифицирующих признаков "предварительный сговор группой лиц" или "организованная преступная группа" <3>. Для соучастия же характерно, как правило, четкое распределение функций между членами преступной группы для более эффективного достижения преступного результата. В согласованных действиях у каждого соучастника есть своя "специализация", своя, порой довольно узкая и специфическая, роль.
--------------------------------
<3> См.: Конфоркин И.А. Уголовная ответственность за незаконную рубку лесных насаждений: Монография. М., 2010.

Как показывает судебная практика, при более узком понимании термина "рубка" труднее привлечь к ответственности соучастников. Так, по приговору Смоленского районного суда Смоленской области от 27 февраля 2014 г. Н. осужден по ч. 3 ст. 260 УК. Апелляционным приговором судебной коллегии по уголовным делам Смоленского областного суда от 6 мая 2014 г. приговор отменен, постановлен новый апелляционный приговор, согласно которому Н. оправдан на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за непричастностью к совершению преступления. За Н. признано право на реабилитацию.
Сам Н. отрицал факт своего присутствия на месте рубки леса.
Согласно приговору апелляционной инстанции установлено, что Н. осуществлял трелевку спиленных и раскряжеванных деревьев из лесного массива на поле, где сложил бревна, тем самым подготовив их для дальнейшей погрузки.
Президиум Смоленского областного суда апелляционный приговор отменил, дело направил на новое рассмотрение в ином составе судебной коллегии. При этом указал, что, констатировав факт совершения Н. трелевки и раскряжевания деревьев, а также их погрузки в автомобиль марки КамАЗ, суд апелляционной инстанции не установил мотив и цель совершенных действий, от чего зависит правильность применения норм материального уголовного права и что является существенным нарушением УПК <4>.
--------------------------------
<4> Постановление президиума Смоленского областного суда от 26 июня 2014 г. по делу N 44у-54/14.

Однако расширение понятия незаконной рубки и включение в нее технологически связанных процессов неизбежно приводит к необходимости выработки критериев разграничения деяний, предусмотренных ст. 260 и ст. 191.1 УК. Статья 191.1 УК предусматривает ответственность за приобретение, хранение, перевозку, переработку в целях сбыта или сбыт заведомо незаконно заготовленной древесины. По крайней мере, два квалифицирующих признака - переработка и хранение - тождественны с таковыми, включенными в состав незаконной рубки. Так же частично понятие перевозки совпадает с понятием трелевки. Для понимания сути единого технологического процесса рубки необходимо уяснить смысл понятий, определяющих входящие в него действия. Сами понятия частичной переработки и хранения древесины сложностей не вызывают и подразумевают те же самые действия, которые осуществляются при совершении преступлений, предусмотренных ст. 191.1 УК. Основное отличие - указание в ст. 16 ЛК, что частичная переработка и хранение древесины при незаконной рубке осуществляются в лесу, т.е. непосредственно на месте преступления, предусмотренного ст. 260 УК. Наибольшие проблемы вызывает определение понятия трелевки. Часто под ней ошибочно понимают вывоз древесины с места преступления. Энциклопедия лесного хозяйства определяет трелевку как "перемещение деревьев, древесных хлыстов и (или) сортиментов от места валки до лесопогрузочного пункта или лесовозной дороги" <5>. Таким образом, речь не идет о вывозе древесины за пределы леса, где преступники могут ею распорядиться. При трелевке древесина транспортируется на промежуточные погрузочные площадки или специальные склады у лесных дорог, откуда она уже может быть вывезена лесовозами. Таким образом, ключевой момент разграничения - при незаконной рубке древесина транспортируется на промежуточные погрузочные пункты в пределах лесосеки или хотя и за ее пределы, но к погрузочным складам у лесных дорог в пределах лесного участка (в том случае, если место вырубки находится на значительном удалении от дорог в малодоступной местности). То есть это место хранения является временным и предназначено для удобства погрузки и вывоза древесины из леса.
--------------------------------
<5> Энциклопедия лесного хозяйства: В 2 т. / Под ред. С.А. Родина. М., 2006. Т. 2. С. 315.

По аналогичному пути идет практика Алтайского краевого суда. Так, К. и Н. в квартале N Черемушкинского участкового лесничества совершили незаконную рубку 11 деревьев породы сосна, при этом Н. при помощи бензомоторной пилы спилил деревья, а К. при этом занимался трелевкой древесины на площадку. За это они осуждены по приговору Залесовского районного суда Алтайского края от 29 августа 2016 г. по ч. 3 ст. 260 УК. После этого, зная, что Д. является главой крестьянского хозяйства и имеет пилораму, где осуществляет предпринимательскую деятельность, связанную с переработкой древесины в пиломатериал и ее реализацией, Н. обратился к нему с предложением приобрести древесину сосны, пояснив, что она заготовлена незаконно и для ее перевозки необходима техника. Д. с предложением согласился, пообещав оплату за древесину и предоставив технику. Таким образом, используя технику Д., а именно трактор МТЗ и автомобиль марки КамАЗ, в выделе квартала N Черемушкинского лесничества Н. и К. погрузили древесину и перевезли ее с целью сбыта на территорию пилорамы Д. Аналогичным способом они пытались перевезти оставшуюся часть древесины на пилораму Д., но были задержаны сотрудниками полиции в лесном массиве. За указанные действия Д., Н. и К. были осуждены по приговору Залесовского районного суда Алтайского края от 26 июля 2017 г. по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 191.1 УК. Апелляционным постановлением суда апелляционной инстанции Алтайского краевого суда от 29 сентября 2017 г. приговор в отношении их оставлен без изменения. Апелляционная инстанция указала, что находит доводы авторов апелляционных жалоб об излишней квалификации действий Н. и К. по ч. 3 ст. 191.1 УК ввиду их осуждения по ч. 3 ст. 260 УК несостоятельными. Как указал суд в постановлении, рубка лесных насаждений признается оконченной с момента полного отделения дерева, кустарника или лианы от корня либо с момента их повреждения до степени прекращения роста (гибели), если эти деяния совершены в значительном размере. Статья же 191.1 УК устанавливает уголовную ответственность за оборот незаконно заготовленной древесины в предусмотренных диспозицией этой статьи формах при наличии у виновного лица цели сбыта <6>.
--------------------------------
<6> См.: Архив Залесовского районного суда Алтайского края за 2017 г. Уголовное дело N 1-2/2017.

Аналогичное мнение высказывается и в науке уголовного права, и оно представляется обоснованным. Так, С. Нудель отмечает, что если лицо совершило незаконную рубку лесных насаждений в значительном размере, а затем совершило хранение незаконно добытой древесины, перевозку, переработку в целях сбыта или сбыт, то такие деяния должны быть квалифицированы по совокупности ст. 191.1 и ст. 260 УК <7>.
--------------------------------
<7> См.: Нудель С.Л. Об уголовной ответственности за приобретение, хранение, перевозку, переработку в целях сбыта или сбыт заведомо незаконно заготовленной древесины // Российский следователь. 2016. N 21. С. 4.

Таким образом, незаконная переработка, квалифицируемая по ст. 260 УК, является, по сути, первичной, грубой, осуществляется на месте преступления, направлена лишь на удобство вывоза заготовленной древесины из лесного массива. А более глубокая переработка, направленная на придание древесине товарного вида с целью дальнейшего сбыта, осуществляется уже в рамках ст. 191.1 УК. Для иллюстрации их различия можно привести еще одно дело из практики Алтайского краевого суда. Так, Р. и К. по приговору Заринского районного суда Алтайского края осуждены по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 260 и ч. 3 ст. 191.1 УК. Р. и К., находясь в выделе квартала N Сорокинского участкового лесничества, используя две бензопилы, незаконно спилили 346 берез. При этом Р. и К. обеспечили на месте преступления первичную обработку от сучьев, веток и макушек, а также раскряжовку незаконно спиленных деревьев. Действия осужденных заключались в вырубке деревьев, после чего осуществлялась их трелевка на тракторе на место складирования, где они распиливались.
После этого, имея умысел на перевозку в целях сбыта и сбыт незаконно заготовленной древесины, Р. и К. с места складирования на указанном участке местности на автомобиле марки ГАЗ перевезли незаконно заготовленную древесину на территорию земельного участка, находящегося в аренде у ООО "Шень Лун", где сбыли ее путем продажи обществу. Апелляционная инстанция Алтайского краевого суда в своем определении от 23 марта 2018 г. с правовой оценкой действий Р. и К. полностью согласилась <8>.
--------------------------------
<8> См.: Архив Заринского районного суда Алтайского края за 2018 г. Уголовное дело N 1-15/2017.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑