• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
06.02.2018

Законопроект "О Конституционном Собрании Российской Федерации" подготовлен в соответствии со статьями 134 и 135 Конституции Российской Федерации. Законопроект определяет порядок внесения предложения о пересмотре положений глав 1. 2 и 9 Конституции Российской Федерации, порядок созыва и деятельности Конституционного Собрания, порядок принятия решений Конституционного Собрания, включая порядок принятия новой Конституции Российской Федерации. Законопроект состоит из шести глав и тридцати четырех статей.

29.01.2018

Законопроектом предлагается дополнить статью 28 Закона о рекламе частью 31 следующего содержания: "Реклама услуг микрофинансовых организаций должна содержать информацию о размере процентной ставки за пользование микрозаймом (в процентах годовых), сумме и сроке возврата микрозайма, перечне всех дополнительных расходов заемщика, связанных с получением, обслуживанием и возвратом микрозайма, штрафных санкциях за нарушение срока возврата микрозайма".

17.01.2018

Законопроект направлен на совершенствование гражданского законодательства. Основной его целью является представление заемщику возможности самостоятельно оценить положительные и отрицательные стороны двух способов погашения долга и сделать собственный выбор, нести ответственность за собственный выбор.

Все статьи > Асимметричные арбитражные соглашения в английском и американском праве (Зенькович Д.И.)

Асимметричные арбитражные соглашения в английском и американском праве (Зенькович Д.И.)

Дата размещения статьи: 12.04.2015

Асимметричные арбитражные соглашения в английском и американском праве (Зенькович Д.И.)

До недавних пор включение в контракты с участием российских контрагентов так называемых "асимметричных арбитражных оговорок", предоставляющих лишь одной из сторон арбитражного соглашения право выбора между различными юрисдикционными органами, в частности государственным судом и арбитражем, не вызывало вопросов при разрешении споров в судах и арбитражах на территории Российской Федерации <1>. С принятием Президиумом ВАС РФ Постановления от 19 июня 2012 г. N 1831/2012 по спору ЗАО "Русская Телефонная Компания" с ООО "Сони Эрикссон Мобайл Коммюникейшнз Рус" (далее - Постановление Президиума ВАС РФ) был поставлен вопрос о пересмотре текущей судебной и арбитражной практики.
--------------------------------
<1> См., например: Постановления ФАС Московского округа от 21 декабря 2009 г. N КГ-А40/11967-09, от 22 декабря 2009 г. N КГ-А40/11983-09, от 23 декабря 2009 г. N КГ-А40/13340-09, от 25 декабря 2009 г. N КГ-А40/13327-09, от 28 декабря 2009 г. N КГ-А40/13190-09, от 12 января 2010 г. N КГ-А40/14014-09; решение МКАС от 14 ноября 2001 г. по делу N 41/2001; Розенберг М.Г. Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2001 - 2002 гг. М.: Статут, 2004.

В названном Постановлении Президиума ВАС РФ был сделан следующий вывод: исходя из общих принципов осуществления защиты гражданских прав соглашение о разрешении споров не может наделять лишь одну сторону контракта правом на обращение в компетентный государственный суд и лишать вторую сторону подобного права. Президиум ВАС РФ указал: в случае заключения такого соглашения оно является недействительным, как нарушающее баланс прав сторон. Следовательно, сторона, право которой нарушено таким соглашением о разрешении споров, вправе обратиться в компетентный государственный суд, реализовав гарантированное право на судебную защиту на равных со своим контрагентом условиях <2>. В обоснование неправомерности включения в договоры асимметричных арбитражных оговорок Президиум ВАС РФ сослался на принцип равноправия участников гражданских отношений (материально-правовой принцип) и принципы равных процессуальных возможностей и состязательности (процессуальные принципы) <3>.
--------------------------------
<2> Асосков А.В., Кучер А.Н., Ядыкин А.И. Действительны ли асимметричные соглашения о порядке разрешения споров по российскому праву согласно постановлению Президиума ВАС РФ по делу "Сони Эрикссон" // http://www.debevoise.com (дата обращения: 29.11.2014).
<3> Егоров А.В. Ассиметричные оговорки о разрешении споров судебная практика заменяет на симметричные // Вестник международного коммерческого арбитража. 2012. N 2. С. 188.

Вскоре после появления Постановления Президиума ВАС РФ ряд авторитетных юридических фирм рекомендовал своим клиентам исключить из ранее заключенных и не включать во вновь заключаемые договоры (внешнеторговые контракты) альтернативные, в частности асимметричные, оговорки о разрешении споров в случаях, когда одной из сторон в таких договорах является российская сторона <4>. Важным уточнением, содержащимся в информации для клиентов международной юридической фирмы "Debevoise & Plimpton LLP", является указание, что Президиумом ВАС РФ не была приведена правовая аргументация, которая в некоторых зарубежных странах применялась для ограничения использования отдельных видов асимметричных оговорок о разрешении споров, а именно возможность квалификации таких оговорок в качестве так называемых потестативных условных сделок либо в качестве договоров присоединения, содержащих явно обременительные для присоединившейся стороны условия <5>.
--------------------------------
<4> Калинин М., Хвалей В. ВАС РФ признал недействительной диспаритетную арбитражную оговорку // http://www.bakermckenzie.com/ru-RU/ALRussiaSupremeArbitrazhCourtRulesJun12/ (дата обращения: 29.11.2014); Гусева В., Мошенников Я. ВАС РФ не поддержал альтернативные (ассиметричные) арбитражные соглашения // http://www.dlapiper.com/ru/global/publications/detail.aspx?pub=7567 (дата обращения: 29.11.2014); Беломестнова Н., Трусова Е. ВАС признал "ассиметричные" альтернативные арбитражные оговорки недействительными // http://www.gblplaw.ru/news/legal/72563/ (дата обращения: 29.11.2014).
<5> Асосков А.В., Кучер А.Н., Ядыкин А.И. Указ. соч. С. 7.

Постановление Президиума ВАС РФ стало предметом широкой дискуссии отечественных ученых и практикующих юристов о том, насколько оно является обоснованным, правомерным и соответствующим международной практике. Одни участники дискуссии подвергли критике ошибочное, по их мнению, Постановление Президиума ВАС РФ, другие обосновывали его правомерность. В частности, Р.М. Ходыкин, ссылаясь на знаковые решения английских судов ("NB Three Shipping Ltd. v. Harebell Shipping Ltd." (2004) и "Debenture Trust Corp plc v. Elektrim Finance BV and others" (2005)), в своей публикации по данной теме констатирует, что "асимметричные арбитражные оговорки считаются действительными и в зарубежных правовых системах, например в Англии и Франции" <6>. В свете вышеизложенного следует признать: ответ на вопрос о допустимости или недопустимости асимметричных арбитражных оговорок предполагает в том числе понимание мотивов, которыми руководствуются зарубежные суды, признавая правомерность заключения асимметричных арбитражных соглашений либо отказывая в такой возможности участникам гражданских отношений.
--------------------------------
<6> Ходыкин Р.М. Гибридные оговорки о рассмотрении спора // Вестник ВАС РФ. 2012. N 11. С. 64.

В феврале 2013 г. международная юридическая компания "Clifford Chance" выпустила в свет обзор применения асимметричных арбитражных оговорок в более чем 40 юрисдикциях <7>. Из содержания данного обзора можно сделать следующий вывод. В значительном числе юрисдикций государственными судами специально не изучался вопрос о действительности асимметричных арбитражных оговорок perse, однако анализ опубликованной современной правоприменительной практики позволяет предположить, что, скорее всего, подобные арбитражные оговорки в этих странах будут признаны действительными и проблемы с исполнением арбитражных решений, вынесенных на основании таких оговорок, не возникнут. Вместе с тем в отношении ряда стран указывается на возможные риски в случае применения асимметричных арбитражных соглашений.
--------------------------------
<7> Berard M., Dingley J. Unilateral option clauses in arbitration: a survey as to their effectiveness // http://www.cliffordchance.com/publicationviews/publications/2013/02/unilateral_optionclausesinarbitration.html (дата обращения: 29.11.2014). При написании настоящей статьи использовалась полная редакция обзора, любезно предоставленная автору старшим юристом "Clifford Chance" г-ном Джеймсом Дингли.

По мнению авторов обзора, применение асимметричных арбитражных оговорок является рискованным в Венгрии, Индии, Индонезии, Казахстане, Словакии, Испании, Турции, Объединенных Арабских Эмиратах и Украине. Наиболее вероятными основаниями для признания асимметричных арбитражных оговорок недействительными в этих странах предполагаются: отсутствие соглашения сторон, неравное положение при проведении переговоров, нарушение принципа равенства сторон, противоречие публичному порядку. Особенно рискованным представляется включение подобной арбитражной оговорки в потребительские договоры, в которых потребитель по умолчанию рассматривается как более слабая сторона, чьи интересы подлежат охране с применением более высокого стандарта защиты.
Остается неясным, как односторонняя опционная арбитражная оговорка будет исполняться в соответствии с китайским Арбитражным законом 1994 г., согласно которому в оговорке в обязательном порядке должно быть зафиксировано намерение сторон обращаться в арбитраж. Несмотря на крайне незначительную судебную практику по данному вопросу в этой стране, можно упомянуть решение Высшего народного суда Пекина, который в 1999 г. признал одностороннюю опционную оговорку недействительной исходя из того, что подобные оговорки являются "недобросовестными" или "несправедливыми" <8>. Можно обратить также внимание на позицию Верховного суда Южной Кореи. В решении от 11 ноября 2004 г. N 2004Da42166 он постановил, что опционные арбитражные оговорки, часто используемые в различных строительных контрактах с участием корейского правительства, являются действительными лишь в случае, когда одна из сторон инициирует арбитражное разбирательство, а другая не возражает против этого <9>. В противном случае спор подлежит передаче на разрешение в государственный суд.
--------------------------------
<8> Browne O., Clifford P. Avoiding pitfalls in drafting and using unilateral option clauses // http://www.lw.com/thoughtLeadership/IA-News-in-Brief-Unilateral-Option-Clauses (дата обращения: 29.11.2014). P. 3.
<9> Pryles M.C. Dispute Resolution in Asia // Kluwer Law International. 2006. P. 252.

Имеются случаи признания недействительными асимметричных арбитражных оговорок и в практике немецких судов. 10 октября 1991 г. Верховный федеральный суд Германии (Bundesgerichtshof), применив немецкое право, признал недействительной оговорку, предоставляющую лишь одной стороне право выбора между государственным судом и арбитражем <10>. В 1998 г. решением Верховного федерального суда Германии от 24 сентября 1998 г. III ZR 133/97 была признана недействительной асимметричная арбитражная оговорка, содержащаяся в договоре присоединения <11>.
--------------------------------
<10> Gaillard E., Savage J. (eds.) Fouchard, Gaillard, Goldman On International Commercial Arbitration. The Hague // Kluwer Law International. 1999. P. 140; Ищук И., Самойлов М. Опционная оговорка в практике ВАС РФ // Legal Insight. 2012. N 9. С. 8.
<11> Perеnyiovа J. Unilateral Option Clauses in Commercial Arbitration. LL.M. short thesis. Central European University // http://www.library.ceu.hu/ (дата обращения: 29.11.2014). P. 29.

С определенными изъятиями допускается применение асимметричных арбитражных оговорок в Португалии. Такие арбитражные оговорки будут считаться недействительными, если содержатся в договорах между бизнесом и потребителями. При определенных обстоятельствах асимметричные арбитражные оговорки также могут быть признаны недействительными как недобросовестные или противоречащие добрым намерениям и нравственности <12>. С учетом вышеизложенного можно констатировать: в настоящее время в правоприменительной практике разных стран встречаются различные подходы относительно правомерности применения асимметричных арбитражных оговорок. Далее обратимся к английскому и американскому праву.
--------------------------------
<12> Henriques D. Asymmetrical Arbitration Clauses Under the Portuguese Law // http://www.hg.org/article.asp?id=31998 (дата обращения: 29.11.2014).

Англия: трансформация отношения судов к асимметричным арбитражным оговоркам от отрицания до признания. Еще в 1960-х гг. в Англии встречались судебные решения, признающие действительными лишь арбитражные оговорки, предоставлявшие обеим сторонам равные права для передачи споров в арбитраж. Анализируя оговорку, в которой лишь одной стороне предоставлялось право обратиться в арбитраж, английский судья в 1966 г. обосновывал свою позицию следующим образом: "Необходимо, чтобы из арбитражной оговорки явствовало согласие каждой стороны на передачу споров в арбитраж; любая из сторон в случае возникновения спора должна иметь право обратиться в арбитраж. Иными словами, оговорка должна содержать взаимные права" <13>. В 1985 г. в решении по делу "Tote Bookmakers Ltd. v. Development & Property Holding Co. Ltd." судья указал: существенным признаком любой арбитражной оговорки является обстоятельство, что она наделяет каждую сторону правом передать спор на рассмотрение третейского суда, а поскольку в данном деле возможность обратиться к арбитражу предусматривалась лишь для одной стороны - арендатора, но не для арендодателя, соглашения о передаче возможных споров на рассмотрение третейским судом не было <14>.
--------------------------------
<13> Дело Baron v. Sunderland Corp. (1966). См. подробнее: Born G.B. International Commercial Arbitration. Alphen aan den Rijn: Kluwer Law International, 2009. P. 733.
<14> Елисеев Н.Г. Опционные оговорки о месте разрешения коммерческих споров // Вестник ВАС РФ. 2013. N 3. С. 39 - 50.

Таким образом, до 1985 г. в Англии арбитражное соглашение должно было быть "взаимным", т.е. предоставлять обеим сторонам одинаковые права на передачу спора в арбитраж. Переломным в судебной практике английских судов стало дело Pittalis v. Sherefettin (1986 г.) <15>, в котором Апелляционный суд, ссылаясь на наличие согласия сторон в отношении односторонней арбитражной оговорки, отказал в признании существования дефекта взаимности в такой оговорке. После этого решения английские суды перестали акцентировать внимание на взаимности или симметричности арбитражных оговорок. Хрестоматийными примерами, закрепившими практику признания английскими судами асимметричных арбитражных оговорок, считаются уже упоминавшиеся дела NB Three Shipping Ltd v. Harebell Shipping Ltd. (2004) г. и Debenture Trust Corp plc v. Elektrim Finance BV (2005 г.) <16>. Впоследствии действительность односторонних опционных арбитражных оговорок была подтверждена английскими судами в 2011 и 2013 гг. в решениях по делам Deutsche Bank AG v. Tongkah Habrour Public Company Limited and Deutsche Bank AG v. Tungkum Limited (2011 г.) <17> и Mauritus Commercial Bank Ltd v. Hestia Holdings Ltd and another (2013 г.) <18>. Следует отметить, что значение указанных судебных решений весьма велико, так как весьма вероятно, что они будут являться ориентиром для судов в иных юрисдикциях системы общего права.
--------------------------------
<15> Bevan A. Optional arbitration agreements: the English position. Текст статьи доступен на портале "Commercial Dispute Resolution" по адресу: http://www.cdr-news.com/categories/expert-views/optional-arbitration-agreements-the-english-position (дата обращения: 29 ноября 2014 г.).
<16> Елисеев Н.Г. Указ. соч.
<17> Bevan A. Op. cit.
<18> Berard M., Dingley J. Unilateral option clauses in arbitration: an international overview // http://uk.practicallaw.com/7-535-3743 (дата обращения: 29.11.2014). P. 5 - 9.

США: риск признания асимметричной арбитражной оговорки недействительной как нарушающей принцип взаимности и доктрину недобросовестности. В США действительность асимметричной арбитражной оговорки следует рассматривать в соответствии с законодательством каждого отдельного штата. В ряде штатов такая оговорка признается действительной, если только она не была заключена вследствие недобросовестного поведения одной из сторон. В некоторых штатах суды признавали асимметричные арбитражные оговорки недействительными по причине их противоречия принципу равенства сторон. Если положительное отношение английской судебной системы к асимметричным арбитражным оговоркам в настоящее время представляется вполне очевидным, то аналогичный вывод в отношении правоприменительной практики судов США может быть сделан лишь с определенными оговорками <19>. Американские авторы отмечают, что в настоящее время суды в США "не пришли к единому мнению относительно исполнимости "односторонних опционных оговорок" в арбитражном контексте" <20>.
--------------------------------
<19> На общую исполнимость асимметричных арбитражных оговорок в соответствии с Федеральным арбитражным актом указывают В. Россманн и М. Москин, в подтверждение чего ссылаются на ряд судебных решений: Oblix, Inc. v. Winiecki (2004 г.); Harris v. Green Tea Fin. Corp. (1999 г.); Doctor's Associates, Inc. v. Distajo (1995 г.); Wilson Electrical Contractors, Inc. v. Minotte Contracting Corp. (1989 г.); Becker Autoradio U.S.A. v. Becker Autoradiowerk GmbH (1978 г.) и др. См. подробнее: Rossman V.R., Moskin M. Commercial Contracts: Strategies for Drafting and Negotiating. New York: Wolters Kluwer Law & Business, 2013. P. 5 - 66; Gaillard E., Savage J. (eds.) Op. cit. P. 312, 313.
<20> Цит. по: Dewar J. International Project Finance: Law and Practice. New York: Oxford University Press, 2011. P. 448.

В США одни суды, ссылаясь на несоблюдение принципа взаимности (principle of mutuality) либо нарушение доктрины недобросовестности (unconscionability doctrine), признают такие оговорки недействительными, в то время как другие суды приходят к противоположному выводу. В частности, показательными являются дела Hull Dye & Print Works Inc. v. Riegel Textile Corp. (1971 г.) и Kaye Knitting Mills v. Prime Yarn Co., Inc. (1971 г.). В первом случае суд пришел к выводу о неисполнимости оговорки, предоставлявшей право на обращение в арбитраж лишь одной стороне, ссылаясь на отсутствие взаимности. Во втором суд отменил арбитражное решение, указав, что ни соглашение, предоставляющее право на арбитраж лишь одной из сторон (и признанное судом по этой причине недействительным), ни решение, вынесенное на основании такого соглашения, не являются обязывающими для истца <21>.
--------------------------------
<21> Enforceability - clause not mutually binding // Arbitration Journal. 1972. Vol. 27. Is. 1. P. 57.

Профессор Школы права Университета Канзаса К.Р. Драхозал отмечает: "Растущее число судов, хотя и не доминирующее, отказывает в исполнении арбитражных оговорок с асимметричными обязательствами относительно права на передачу спора в арбитраж, ссылаясь на то, что такие оговорки являются недобросовестными либо в них отсутствует взаимность обязательств" <22>. Признавая ассиметричные арбитражные оговорки недействительными, американские суды придерживаются подхода, согласно которому подобные арбитражные оговорки являются несправедливыми в отношении "маленьких людей" ("little guys") <23>. В контексте настоящей статьи особый интерес представляют мотивы, которыми руководствуются американские суды, отказывающие в признании правомерности асимметричных арбитражных оговорок.
--------------------------------
<22> Drahozal C.R. Non-mutual Agreements to Arbitrate // Journal of Corporation Law. University of Iow a College of Law. 2002. P. 540.
<23> Ibid.

В период до 1990 г. значительное число судов в США не признавало исполнимыми асимметричные арбитражные оговорки на основании доктрины взаимности обязательств, согласно которой если обе стороны не связаны обязательством, то ни одна из них не будет считаться обязанной. Показательным примером применения данной доктрины является дело "Hull v. Norcom Inc." (1985 г.). В соглашении между работником и работодателем содержалась арбитражная оговорка, предоставляющая лишь работодателю альтернативное право на обращение в суд в случае нарушения работником условий трудового контракта. Применив право Нью-Йорка, Суд Одиннадцатого округа признал арбитражное соглашение односторонне обязывающим и, как следствие, неисполнимым <24>.
--------------------------------
<24> Справедливости ради следует отметить, что впоследствии Апелляционный суд Нью-Йорка в деле Sablosky v. Edward S. Gordon Co. занял противоположную позицию и отверг судебный подход, примененный в деле Hull v. Norcom Inc., тем самым отказав в применении любых требований взаимности относительно обязательства или способа правовой защиты в отношении арбитражных соглашений.

Применение принципа взаимности обязательств как основания для признания арбитражных оговорок недействительными нашло свое отражение в ряде недавних решений Верховного суда штата Арканзас. Эти решения были приняты по делам о выдаче физическим лицам займов под высокие проценты на основании соглашений, предусматривающих арбитражную оговорку с опционным правом заимодавца обращаться в суд с требованием о взыскании задолженности. В деле Show me the money Check Cashers, основываясь на мотивах решения по делу Hull v. Norcom Inc., Верховный суд штата Арканзас пришел к выводу: в арбитражной оговорке отсутствовала взаимность обязательств, поскольку арбитражные соглашения "не могут использоваться как щит против судебной процедуры, инициированной другой стороной, приберегая при этом лишь для первой стороны меч судебного преследования" <25>. Такой же подход Верховный суд штата Арканзас применил в деле E-Z Cash Advance, Inc. v. Harris, отметив, что "взаимность обязательств отсутствует, когда одна из сторон использует арбитражное соглашение с целью защитить себя от судебного процесса, оставляя при этом за собой право обращаться за защитой в судебную систему" <26>.
--------------------------------
<25> Drahozal C.R. Op. cit. P. 546.
<26> Любопытно, что данное дело касалось симметричной арбитражной оговорки, которая не распространялась на споры, подпадающие под юрисдикцию судов мелких тяжб. Однако суд решил, что в силу невозможности предположить, по каким иным основаниям заимодавцу пришлось бы обращаться в арбитраж с иском против заемщика, в арбитражной оговорке отсутствовала взаимность обязательств, и поэтому она была неисполнима.

Авторитетный исследователь международного коммерческого арбитража Г. Борн отмечает: как и в Англии, в США произошла эволюция в подходах судов к доктрине взаимности, на основании которой суды ранее отказывали в исполнении арбитражной оговорки, предоставляющей лишь одной стороне право обратиться в арбитраж. Г. Борн утверждает: доктрина взаимности полностью утратила свое значение в доктрине контрактного права, вследствие чего ее применение в отношении положений контракта, регулирующих порядок разрешения споров, в обоснование необходимости наделения всех сторон одинаковыми правами более не представляется возможным <27>. Ученый отмечает, что асимметричная арбитражная оговорка теперь, как правило, рассматривается как надлежащий способ реализации автономии воли сторон в отношении порядка разрешения споров, если только такой порядок не признается недобросовестным в соответствии с применимым правом <28>. Вместе с тем автор признает, что сделанный им вывод не является абсолютным, поскольку все еще появляются судебные решения, в которых асимметричные арбитражные оговорки признаются недействительными по причине нарушения требований взаимности <29>.
--------------------------------
<27> Born G.B. Op. cit. P. 733, 734.
<28> Ibid.
<29> Например, дела Gonzalez v. West Suburban Imp., Inc. (2006 г.); Wisconsin Auto Title Loans, Inc. v. Jones (2006 г.); Tyson Foods, Inc. v. Archer (2004 г.).

Во второй половине 1990-х гг. американские суды, признавая асимметричные арбитражные оговорки недействительными, в обоснование необходимости наличия в арбитражной оговорке элемента взаимности начали применять доктрину недобросовестности <30>, предполагающую односторонность договорных условий <31>. Наибольшее количество судебных решений, в которых отражалась новая тенденция, было вынесено в штате Калифорния. В соответствии с правом этого штата наличие существенной недобросовестности признается в случаях, когда в силу арбитражного соглашения более слабой стороне предоставляется возможность обратиться в арбитраж для разрешения споров, в то время как сильная сторона имеет право выбирать между различными форумами. При этом в литературе отмечается, что асимметричные арбитражные оговорки прямо запрещены правом Калифорнии как недобросовестные, и одним из признаков недобросовестности является отсутствие взаимности в таком соглашении <32>.
--------------------------------
<30> Детальный анализ эволюции и современного толкования "доктрины недобросовестности" (unconscionability doctrine) в практике американских судов и арбитражей содержится в следующей работе: Horton D. Unconscionability wars // Northwestern University Law Review. 2012. Vol. 106. Is. 1. P. 387 - 408.
<31> Duranske B.T. Virtual law // American Bar Association. 2008. P. 382.
<32> Duranske B.T. Op. cit. P. 383.

Предтечей судебных решений, отражающих переход к применению доктрины недобросовестности, явилось решение Верховного суда штата Калифорния по делу Armendariz v. Foundation Health Psychcare Services, Inc. В этом деле работники оспаривали арбитражное соглашение, согласно которому в арбитраж подлежали передаче все споры, связанные с незаконным увольнением, при этом работодатель имел также возможность обратиться в суд, тем самым обладая более широкими по сравнению с работниками возможностями для защиты своих интересов. Суд, который рассматривал указанное дело, отметил: арбитражная оговорка являлась частью трудового контракта, фактически представлявшего собой договор присоединения, условия которого работники не могли обсуждать, и обратил внимание на необходимость наличия "определенного объема взаимности" (modicum of mutuality), с тем чтобы арбитражная оговорка в договоре присоединения была исполнимой. Дополнительно суд акцентировал внимание на том, что его решение основывалось на доктрине недобросовестности, а не принципе взаимности, указав при этом: ограничение способов правовой защиты послужило причиной признания арбитражной оговорки "недобросовестной" <33>.
--------------------------------
<33> Drahozal C.R. Op. cit. P. 551.

Показательным также является дело Arnold v. United Companies Lending Corp. При его рассмотрении Верховный апелляционный суд штата Западная Вирджиния признал недобросовестной и, как следствие, неисполнимой асимметричную арбитражную оговорку в контракте между заимодавцем и заемщиками - физическими лицами. Арбитражная оговорка предусматривала передачу в арбитраж всех споров, связанных с предоставлением займа. При этом заимодавцу предоставлялось право обращаться в суды общей юрисдикции по некоторым категориям споров, включая взыскание задолженности. Характеризуя арбитражную оговорку как "соглашение между кроликами и лисами", суд заключил, что "относительное положение сторон - национального коммерческого заимодавца, с одной стороны, и пожилых неопытных потребителей, с другой стороны", являлось "крайне неравным"; условия контракта были "неоправданно благоприятны в отношении заимодавца" <34>. В отличие от похожих дел, решения по которым раньше основывались на доктрине взаимности обязательств, суд Западной Вирджинии достиг аналогичного результата, применив доктрину недобросовестности.
--------------------------------
<34> Ibid. P. 548.

Спустя несколько месяцев после вынесения решения по делу Arnold v. United Companies Lending Corp. Верховный суд штата Монтана пришел к схожим выводам в деле Iwen v. U.S. West Direct. В этом деле адвокат предъявил иск к компании "U.S. West Direct" с требованием о возмещении убытков, возникших вследствие некорректного указания номера его телефона в размещенной в телефонном справочнике рекламе. Договор между сторонами содержал арбитражную оговорку о передаче всех споров в арбитраж, за исключением требований "U.S. West Direct" о взыскании задолженностей по договору. Установив, что арбитражная оговорка содержалась в договоре присоединения, условия которого истец не мог обсуждать, суд признал оговорку недобросовестной. При этом позиция суда обосновывалась практически так же, как в деле Arnold v. United Companies Lending Corp. Суд констатировал: ответчик целенаправленно защитил себя, сохраняя конституционное право на доступ к судебной системе, одновременно лишив такой возможности истца. Впоследствии решение по данному делу легло в основу решения Апелляционного суда Девятого округа по делу "Ticknor v. Choice Hotels International, Inc.", в котором недобросовестной была признана арбитражная оговорка в договоре франчайзинга.
Таким образом, можно утверждать, что в ряде штатов сохраняется отрицательное отношение государственных судов к применению асимметричных арбитражных оговорок, особенно в трудовых договорах и в договорах, одной из сторон в которых является потребитель. Например, Апелляционный суд Девятого округа отказался признать исполнимой арбитражную оговорку в трудовом договоре на том основании, что данное соглашение было недобросовестным, т.е. односторонним и несправедливым, вследствие чего не могло быть исполнено в соответствии с "обычными принципами государственного контрактного права" <35>. Г. Борн отмечает: подобный подход особенно свойственен для государственных судов с традициями "враждебного отношения к арбитражным соглашениям вообще" в спорах, затрагивающих "внутренние (domestic)" арбитражные соглашения <36>.
--------------------------------
<35> Jentz G.A., Miller R.L. Business Law Today: Comprehensive: Text and Cases. Cengage Learning, 2011. P. 95.
<36> Born G.B. Op. cit. P. 735.

Данное утверждение подтверждается подготовленным для Федеральной торговой комиссии и Департамента торговли США Заключением судебных адвокатов относительно применения альтернативных способов разрешения споров в сделках с участием потребителей на онлайн-рынке <37>. В документе, в частности, констатируется, что многие арбитражные оговорки, составляемые крупными компаниями и навязываемые физическим лицам, предусматривают обязанность физического лица обращаться в арбитраж для разрешения спора, в то время как у компании имеется право выбирать между арбитражем или судом. По мнению адвокатов, такие оговорки приравниваются к односторонним сделкам, в которых сторона с более сильной договорной позицией навязывает свою волю более слабой стороне.
--------------------------------
<37> Public comments of Trial Lawyers for Public Justice Re: Alternative Dispute Resolution for Consumer Transactions in the Borderless Online Marketplace in response to the Federal Trade Commission and the Department of Commerce's Initial Notice Requesting Public Comment and Announcing Public Workshop // http://www.ftc.gov/bcp/altdisresolution/comments/blandjr.pdf (дата обращения: 29.11.2014).

Библиография

Гребельский А. Действия государственных судов в поддержку международного коммерческого арбитража // Вестник Государственной регистрационной палаты при Министерстве юстиции РФ. 2013. N 2.
Дардыкина А.В. Принудительное исполнение определения о наложении обеспечительных мер в поддержку арбитражного разбирательства по Нью-Йоркской конвенции 1958 г. // Закон. 2012. N 5.
Елисеев Н.Г. Опционные оговорки о месте разрешения коммерческих споров // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2013. N 3.
Карабельников Б.Р. Эволюция международного коммерческого арбитража и его место в правовой и экономической системе // Закон. 2012. N 5.
Карабельников Б.Р. Международный коммерческий арбитраж: Учебник. М., 2012.
Комаров А.С. Общие начала и принципы международного коммерческого арбитража и современная российская практика // Муранов А.И., Плеханов В.В. (сост. и ред.). Трансграничный торговый оборот и право: международный коммерческий арбитраж, международное частное право, сравнительное, гражданское право и процесс, право международной торговли, экономический анализ права: Сборник статей и эссе. М., 2013.
Комаров А.С. (ред.) Регламент Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации: Научно-практический комментарий. М., 2012.
Курочкин С.А. Особенности применения обеспечительных мер по искам, рассматриваемым третейскими судами и международным коммерческим арбитражем // Закон. 2012. N 12.
Мусин В.А., Скворцов О.Ю. (ред.) Международный коммерческий арбитраж: Учебник. СПб., 2012.
Мучак Р.И. Правовые источники саморегулирования международного коммерческого арбитража // Законодательство. 2013. N 4.
Розенберг М. Актуальные вопросы в практике разрешения споров в МКАС при ТПП РФ // Хозяйство и право. 2012. N 10.
Хоцанов Д.А. Компетенция международного коммерческого арбитража: возможность разрешения на территории Российской Федерации споров между иностранными компаниями, учреждениями и действующими в одном государстве арбитраже // Вестник международного коммерческого арбитража. 2012. N 1.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑