• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 777-08-62 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
14.11.2017

Проект Федерального закона № 313283-7 "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в части введения административной ответственности за незаконную реализацию входных билетов на матчи чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года" направлен на обеспечение выполнения правительственных гарантий, а также установления административной ответственности за незаконную реализацию входных билетов на матчи чемпионата мира.

31.10.2017

Проект федерального закона "О внесении изменений в статью 8 Закона Российской Федерации "О трансплантации органов и (или) тканей человека» и статью 47 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" направлен на ликвидацию отсутствия в настоящее время в российском законодательстве максимально понятной процедуры выражения отказа человека на изъятие его  органов после смерти, что в свою очередь,  вызывает обоснованное недоверие населения к самому институту посмертного донорства.

26.10.2017

Проектом федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» в части регулирования использования электронных курительных устройств" вводится ряд новелл, направленных на регулирование правоотношений, связанных с использованием электронных курительных устройств.

Все статьи > О положении в исполнительном производстве лица, действующего в чужом интересе (Стрельцова Е.Г.)

О положении в исполнительном производстве лица, действующего в чужом интересе (Стрельцова Е.Г.)

Дата размещения статьи: 27.05.2015

О положении в исполнительном производстве лица, действующего в чужом интересе (Стрельцова Е.Г.)

Традиционное определение взыскателя как лица, в чью пользу выдан исполнительный лист, увязывает его положение с наличием прямого материально-правового интереса к результату исполнения. В сложившемся понимании взыскатель - это тот, кто одновременно вправе требовать исполнения и получать присужденное по исполнительному листу.
Однако такой взгляд создал ряд сложностей в современной практике исполнительного производства и, как следствие, требует поиска адекватного ответа.
Главный из этих вопросов: можно ли разделить два условия, ныне соединенные в качестве определяющих признаков взыскателя? Допустимо ли считать взыскателем того, кто имеет право предъявлять исполнительный лист, но не располагает правом получения присужденного по исполнительному листу, и наоборот, того, кто не имеет права получить и предъявить исполнительный лист, но в чью пользу будет осуществлено взыскание? Допустимо ли в исполнительном производстве действие двух взыскателей: одного, обладающего правом на получение исполнительного листа и предъявление его к исполнению, и другого, участвующего в исполнительном производстве с целью получения присужденного по исполнительному листу?
Круг вышеперечисленных проблем требует анализа не только в целях решения доктринальных вопросов. Изменение подхода к пониманию положения взыскателя в исполнительном производстве может самым существенным образом отразиться на нормативном регулировании прав и обязанностей взыскателя и, естественно, на правоприменительной практике.
Именно этим актуальным вопросам и посвящена настоящая статья.

1. Взыскатель, не имеющий материально-правового интереса к исходу исполнительного производства

В Федеральном законе от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Федеральный закон об исполнительном производстве) участие органов прокуратуры, государственных органов, органов местного самоуправления, организаций и граждан в исполнительном производстве не регламентируется. Однако в иных нормативных актах (АПК РФ, ГПК РФ, СК РФ, Федеральном законе от 17 января 1992 г. N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации" (далее - Федеральный закон о прокуратуре) <1> и др.) содержатся положения, обязывающие органы прокуратуры, государственные органы, органы местного самоуправления исполнять возложенные на них обязанности, в том числе в ходе исполнительного производства, либо закрепляющие возможность участия органов прокуратуры, государственных органов, органов местного самоуправления, организаций и граждан в исполнительном производстве <2>.
--------------------------------
<1> РГ. N 39. 1992. 18 февр.
<2> Различные точки зрения по этому вопросу высказывались начиная с реформы 1997 г. (см.: Валеев Д.Х. Процессуальное положение лиц, участвующих в исполнительном производстве. Дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 1999; Он же. Процессуальные гарантии прав граждан и организаций в исполнительном производстве. Казань, 2001; Морозова И.Б. Субъекты исполнительного производства: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1999).

Законодатель в числе лиц, имеющих возможность инициировать возбуждение исполнительного производства, называет только суд и взыскателя (ч. 3 ст. 319 АПК РФ, ч. 1 ст. 428 ГПК РФ). Но соответствует ли это логике гражданского процесса?
Конструкция действующего законодательства предполагает, что публичные интересы, права и интересы неопределенного круга лиц и конкретных лиц, не имеющих возможности защищать в суде свои интересы самостоятельно, в ходе судебного процесса могут защищаться субъектами, указанными в ст. 52, 53 АПК РФ, ст. 45, 46 ГПК РФ. Их участие в процессе - и это мнение общепризнано - выступает в качестве дополнительной гарантии защиты прав и охраняемых законом публичных интересов. Как верно указывал Р.Е. Гукасян, право предъявлять иски в интересах других лиц - это расширение процессуальных гарантий осуществления гражданами принадлежащих им прав <1>. Таким образом, участие в гражданском процессе лиц, указанных в ст. 52, 53 АПК РФ, ст. 45, 46 ГПК РФ, является государственной гарантией, адресованной конкретным лицам, не имеющим возможности защищать в суде свои интересы самостоятельно, а также направленной на защиту любого неопределенного круга лиц, защиту публичных и общественных интересов.
--------------------------------
<1> Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов, 1970. С. 55.

Однако в рамках исполнительного производства эта государственная гарантия исчезает. Дополнительно следует добавить, что в данном случае прямо нарушаются положения некоторых норм, например положения ст. 56 СК, поскольку, будучи выведенной из-под оперативного контроля и подчинения суду, служба судебных приставов не входит в состав субъектов, которым вменено в обязанность защищать права несовершеннолетних.
Надо ли считать такое решение законодателя ошибочным, учитывая положения ст. 52, 53 АПК РФ, ст. 45, 46 ГПК РФ <1>?
--------------------------------
<1> Далее будет рассмотрена только проблема участия прокурора в исполнительном производстве. Считая в принципе, что лица, перечисленные в ст. 53 АПК, ст. 46 ГПК, должны иметь право вступать в исполнительное производство при наличии тех же, что и при вступлении прокурора, условий, действовать в том же качестве, что и прокурор, и с тем же объемом процессуальных полномочий, отдельно каждая из категорий субъектов, входящих в группу лиц, указанных в ст. 53 АПК, ст. 46 ГПК, рассматриваться не будет.

Самого факта направления исполнительного документа к взысканию, совершаемого судом, нередко недостаточно для того, чтобы права лица в исполнительном производстве были эффективно защищены: так же как в судебном разбирательстве, в ходе принудительного исполнения требуется активное участие заинтересованных лиц, прежде всего взыскателя. Получается, что прокурор и иные лица имеют право возбудить дело в защиту интересов РФ, субъектов РФ, муниципальных образований или отдельных категорий граждан, но не вправе довести эту защиту до логического конца, т.е. до исполнения решения. Подобное ограничение противоречит принципу законности, задачам деятельности соответствующих органов, организаций и лиц, целям их участия в процессе <1>.
--------------------------------
<1> Сходную позицию, но с другой аргументацией занимает А.А. Семенова (см.: Семенова А.А. К вопросу об участии прокурора в исполнении судебных решений по делам, связанным с применением последствий признания недействительными сделок по отчуждению жилых помещений // Исполнительное право. 2010. N 4. С. 18 - 20).

Именно поэтому судебная практика судов общей юрисдикции и арбитражных судов пытается преодолеть законодательные ограничения, допустив прокурора в исполнительное производство в качестве взыскателя.
В Обзоре законодательства и судебной практики ВС РФ за второй квартал 2006 г. указывается, что "участие прокурора в стадии исполнения судебных постановлений по гражданским делам должно регулироваться с учетом законодательства о гражданском судопроизводстве. Общие положения об участии прокурора в процессе гражданского судопроизводства, закрепленные в ст. 45 ГПК РФ, определяют возможность обращения прокурора в суд с заявлением в защиту прав, свобод и охраняемых законом интересов других лиц, а также его вступление в процесс для дачи заключения по делам определенных ГПК и другими федеральными законами категорий. Права и обязанности прокурора как лица, участвующего в деле, определены в ст. 35 ГПК РФ" <1>.
--------------------------------
<1> Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2006 г. (утв. Постановлением Президиума ВС РФ от 27 сентября 2006 г.) (СПС "КонсультантПлюс").

Следует отметить, что к выводу о необходимости участия прокурора в исполнительном производстве пришел и ВАС РФ, фактически создавший новую норму, установив Постановлением Пленума от 23 марта 2012 г. N 15 право прокурора, возбудившего арбитражное дело, предъявлять исполнительный лист к взысканию (закрепленное в п. 17 положение, предоставляющее прокурору право получать исполнительный лист и предъявлять его к исполнению по делам, указанным в абз. 2 и 3 ч. 1 ст. 52 АПК РФ) <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Пленума ВАС РФ от 23 марта 2012 г. N 15 (в ред. от 25 января 2013 г.) "О некоторых вопросах участия прокурора в арбитражном процессе" // Вестник ВАС РФ. 2012. N 5.

Исходя из занятой ВС РФ позиции, в сложившейся судебной практике судов общей юрисдикции в исполнительных документах прокурор, обращающийся с иском в защиту неопределенного круга лиц, указывается в качестве взыскателя и в этом же качестве принимает участие в судебных разбирательствах, возникающих в ходе исполнительного производства <1>. Это решение объясняется тем, что в ходе принудительного исполнения могут возникать вопросы, требующие защиты интересов лиц, в пользу которых выдан и предъявлен к исполнению исполнительный документ. Так, по иску прокурора в защиту неопределенного круга лиц на должника была возложена обязанность обеспечить дошкольное учреждение средствами индивидуальной защиты. При рассмотрении вопроса об отсрочке исполнения судом было указано, что должны учитываться не только интересы должника, но и интересы неопределенного круга лиц, которых и представлял прокурор <2>.
--------------------------------
<1> См., например: Апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 10 августа 2012 г. по делу N 33-5406/2012 (СПС "КонсультантПлюс"); Определение Алтайского краевого суда от 18 января 2012 г. по делу N 33-198/12 (СПС "КонсультантПлюс"); Определение Санкт-Петербургского городского суда от 21 декабря 2011 г. N 33-19084 (СПС "КонсультантПлюс"); Определение Свердловского областного суда от 8 ноября 2011 г. по делу N 33-15787/2011 (СПС "КонсультантПлюс").
<2> Апелляционное определение Омского областного суда от 10 октября 2012 г. по делу N 33-6421/2012 (СПС "КонсультантПлюс").

Однако также нередки случаи, когда прокурор называется судом в качестве взыскателя по исполнительным документам, выданным на основании постановлений, вынесенных в связи с обращением прокурора в суд в защиту конкретных лиц.
Так, прокурор в интересах А.А., А.А.И. предъявил иск о запрете использования здания должником К. Иск был удовлетворен. В исполнительном производстве и в судебных разбирательствах, проводимых в связи с вопросами исполнительного производства, прокурор занял положение взыскателя. Наряду с прокурором в производстве в связи с обжалованием действий судебного пристава-исполнителя принимали участие лица, в чьих интересах было вынесено судебное решение: они давали суду свои пояснения, высказывали свою позицию по тому, как следует разрешить дело, однако в данном деле суд не считал их взыскателями <1>.
--------------------------------
<1> Определение Оренбургского областного суда от 18 января 2012 г. по делу N 33-71-2012 (СПС "КонсультантПлюс").

Ошибка суда (лицо, в защиту материально-правовых интересов которого возбуждено исполнительное производство, не получило статус взыскателя) отчасти связана с тем, что законодатель в настоящее время не допускает правового положения взыскателя, действующего в чужом интересе, т.е. лица, права и обязанности которого в исполнительном производстве являются выражением его цели участия в исполнении - защиты прав и законных интересов лица, не имеющего возможности полноценно выступать в исполнительном производстве. Именно поэтому суды и допускают отступления от закона, предоставляя прокурору фактическую возможность надлежащим образом завершить процесс защиты права. Таким образом, со смыслом, лежащим в основе решения суда, следует согласиться: независимо от того, есть материально-правовой интерес у взыскателя или нет, принципиальным является не то, от чьего имени совершается действие, а то, в чьих интересах оно производится. Однако естественно, что правовое положение таких лиц в исполнительном производстве требует соответствующего нормативного регулирования.
В настоящее время опорой для подобных перечисленных выше решений судебной практики могут служить прежде всего здравый смысл, а также научная позиция о том, что право получает искомую защиту только в момент его реального исполнения, и сходная с этим мнением позиция Европейского суда по правам человека, выраженная в Постановлении от 7 мая 2002 г. по первому делу "Бурдов против России" (жалоба N 59498/00) <1>, а также широкое толкование ч. 2 ст. 1 и ч. 3 ст. 35 Федерального закона о прокуратуре. Поэтому представляется, что в законодательство об исполнительном производстве следует внести соответствующие изменения, предусматривающие право участия прокурора и лиц, перечисленных в ст. 53 АПК, ст. 46 ГПК, в исполнительном производстве в качестве взыскателей и соответствующим образом изменить положения ст. 319 АПК РФ, ст. 428 ГПК РФ в части наделения лиц, указанных в ст. 52, 53 АПК РФ, ст. 45, 46 ГПК РФ, правом получения исполнительного документа.
--------------------------------
<1> http://www.echr.ru/documents/ doc/12027283/12027283.htm

Сущность этих изменений должна сводиться к следующему: когда взыскатель по тем же основаниям, по которым он не участвует активно в судебном процессе, не может принять участия в исполнительном производстве, право такого активного участия в статусе взыскателя, действующего в чужом интересе, должно быть предоставлено лицу, исполнявшему в судебном разбирательстве функции процессуального истца. Представляется, что такое же право участия в исполнительном производстве - в качестве взыскателя, действующего в чужом интересе, - должно быть предоставлено тем же лицам, когда они не принимали участия в судебном разбирательстве, при условии что обстоятельства, позволяющие взыскателю обратиться к помощи указанных в ст. 52, 53 АПК РФ, ст. 45, 46 ГПК РФ лиц, возникли после судебного разбирательства. Столь же целесообразным было бы предоставить право указанным выше лицам действовать в качестве взыскателя, участвующего в исполнительном производстве в чужом интересе, при тех же условиях и в случаях, когда основанием исполнения выступают несудебные исполнительные документы.
Итак, если участие прокурора в исполнительном производстве в качестве лица, инициирующего возбуждение исполнительного производства, как свидетельствует практика и предлагается наукой <1>, необходимо, следует рассмотреть вопрос, целесообразно ли допустить вступление прокурора в исполнительное производство, и при положительном ответе на него установить, каковы же должны быть тогда функции прокурора в исполнительном производстве.
--------------------------------
<1> Валеев Д.Х. Система процессуальных гарантий прав граждан и организаций в исполнительном производстве. М., 2009. С. 239 - 244; Проект Исполнительного кодекса Российской Федерации. СПб.; Краснодар, 2004 (автор главы "Лица, участвующие в исполнительном производстве" - Е.Г. Стрельцова).

Д.Х. Валеев полагает, что такая форма участия прокурора в исполнительном производстве целесообразна, ссылаясь на существование аналогичных норм в ГПК 1964 г. <1>. Помимо этого проверенного временем опыта, представляется, что есть и иные доводы, по которым прокурор должен получить право вступить в исполнительное производство, возбужденное другим лицом, в целях обеспечения законности или с целью обжалования постановления судебного пристава-исполнителя. Главный из них заключается в целях участия прокурора в исполнительном производстве, поскольку именно в ходе принудительного исполнения завершается защита права. Кроме того, правовая сложность порядка принудительного исполнения, спорность ряда вопросов, возникающих при осуществлении исполнительных действий, требуют активного и оперативного участия прокурора, защищающего права и интересы взыскателя. Ни в одной другой форме прокурорского реагирования, кроме непосредственного участия прокурора в исполнительном производстве в качестве взыскателя, действующего в чужом интересе, такое действенное и оперативное участие прокурора обеспечить нельзя.
--------------------------------
<1> Валеев Д.Х. Система процессуальных гарантий прав граждан и организаций в исполнительном производстве. С. 243.

Участие государственных органов и органов местного самоуправления в исполнительном производстве в форме вступления в уже начатый процесс исполнения также необходимо по основаниям, сходным с мотивами участия прокурора в исполнительном производстве. Так, в соответствии с законом государственные органы и органы местного самоуправления, обладающие специальными полномочиями по защите прав и интересов субъектов и правоотношений, особо охраняемых государством, обязаны присутствовать при совершении процессуальных действий с целью охраны этих интересов (такое условие установлено, например, в ст. 79 СК РФ).
В ряде случаев общественные организации и граждане вправе не только возбуждать исполнительное производство, но и участвовать в совершении исполнительных действий (ст. 38, 47 Закона РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" <1>, ст. 11, 12 Федерального закона от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" <2>, ст. 18, 19 Федерального закона от 5 марта 1999 г. N 46-ФЗ "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг" <3> и др.). Но, в отличие от органов прокуратуры, государственных органов, органов местного самоуправления, их участие в исполнительном производстве, не связанное с выполнением возложенных публичных обязанностей, является добровольным.
--------------------------------
<1> Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. 20 авг. N 33. Ст. 1913. О свойстве исполнимости судебных решений об отказе в недобровольной госпитализации гражданина в психиатрический стационар см.: Тихомирова Ю.В. Производство по делам о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар и принудительном психиатрическом освидетельствовании: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 33.
<2> РГ. 2002. 12 янв.
<3> О других взглядах на статус общественных объединений инвесторов и федерального компенсационного фонда в исполнительном производстве см.: Ярков В.В. Комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве" (постатейный) и к Федеральному закону "О судебных приставах". М., 1999. С. 153; Формы защиты прав инвесторов в сфере рынка ценных бумаг / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2000. С. 193 - 195 (автор главы - М.Е. Макаров).

Однако отсутствие в законодательстве об исполнительном производстве четкого определения статуса всех перечисленных выше лиц и принадлежащих им прав и обязанностей делает их участие в процессе исполнения никчемным: исполнительное производство является процессуальным законодательством, в котором участники правоотношений могут реализовывать лишь те права и обязанности, которые им предоставлены законом. Отсутствие процессуальных прав и обязанностей равносильно юридической парализации лица в процессе: оно не существует как субъект правоотношений в исполнительном производстве.
Независимо от формы участия прокурора, государственных и муниципальных органов, организаций и граждан в исполнительном производстве цель их вступления в исполнительное производство - обеспечение законности в процессе исполнения и дополнительная государственная гарантия охраны прав и интересов особо защищаемых групп субъектов.
Объем процессуальных прав и обязанностей прокурора, государственных и муниципальных органов, организаций и граждан в исполнительном производстве следует определять исходя из целей их участия (так, на них не следует распространять требование об авансировании расходов по исполнению). Отказ этих лиц от участия в исполнительном производстве не должен порождать прекращения исполнительного производства.
Объективно оценивая современное состояние правовой защиты, следует признать, что чаще всего взыскателем, действующим в чужом интересе, в исполнительном производстве будет выступать прокурор. Однако это не снимает необходимости предусмотреть в законодательстве об исполнительном производстве участие в качестве взыскателя, действующего в чужом интересе, всех лиц, имеющих право возбудить гражданское дело в защиту прав и интересов других лиц либо общественных и публичных интересов.

2. Взыскатель, действующий в чужом интересе и имеющий материально-правовой интерес
к исходу исполнительного производства

Помимо лиц, действующих в защиту чужих интересов, в исполнительном производстве могут появиться лица, чьи интересы нельзя назвать исключительно процессуальными. Они будут иметь материально-правовой интерес к исходу принудительного исполнения, однако этот материально-правовой интерес нельзя назвать полностью совпадающим с тем материально-правовым интересом, который существует у взыскателя, претендующего в исполнительном производстве на защиту исключительно своего права.
Точная проекция ряда нерешенных проблем гражданского процесса на исполнительное производство позволяет прогнозировать сложности в определении статуса, а следовательно, и сложности исполнения по исполнительным производствам, возбужденным на основании судебных постановлений по косвенным искам.
В случае если суд постановит решение, удовлетворяющее требования истца по косвенным искам, как должно быть организовано принудительное исполнение? Кто должен выступать взыскателем? С какими ограничениями должен столкнуться этот взыскатель по сравнению с взыскателем, действующим исключительно в своем интересе?
К числу лиц, в чью пользу не производится исполнение, но при этом обладающих материально-правовым интересом к исходу исполнительного производства, относятся истцы по косвенным искам. Вопрос о том, кто должен выступать взыскателем по исполнительным листам, выданным на основании удовлетворенных косвенных исков, был поставлен в литературе <1> и получил частичный ответ на практике <2>. В.В. Ярков полагает, что истец по косвенному иску может лишь просить суд о направлении исполнительного листа в службу судебных приставов (объясняя это тем, что фигура "процессуального взыскателя" неизвестна в настоящий момент нашему закону) <3>.
--------------------------------
<1> Грось А.А., Дедов Д.И. Проблемы реализации косвенных исков // Закон. 2007. N 3 (СПС "КонсультантПлюс"); Ярков В.В. Юридические факты в цивилистическом процессе. М., 2012. С. 278 - 280.
<2> Проект Постановления Пленума ВАС РФ "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица" (заседание Президиума ВАС РФ от 14 марта 2013 г.) (http://www.arbitr.ru/_upimg/ 37C815E3C65400D70C5AE8A2E3F352A9_ pract14mar.pdf).
<3> Ярков В.В. Юридические факты в цивилистическом процессе. С. 279.

Следует признать, что предоставление истцу по косвенному иску самой возможности инициировать возбуждение исполнительного производства не решает всех проблем, возникающих в исполнительном производстве при исполнении по косвенным искам. Прежде всего самого факта направления исполнительного документа в службу судебных приставов явно недостаточно для эффективного достижения целей принудительного исполнения. В соответствии с АПК РФ реализовывать некоторые права предоставляется не истцу, а именно взыскателю (например, требовать индексации присужденных денежных сумм (ч. 1 ст. 183 АПК РФ)). Помимо этого, в ходе принудительного исполнения могут возникать вопросы, требующие активного участия взыскателя в части выражения им своей правовой позиции по спорному вопросу: отсрочка, рассрочка, изменения способа и порядка исполнения, отложение и приостановление исполнительных действий, оспаривание действий (бездействия) судебного пристава и т.д. Поэтому требуется точное решение в определении статуса, возникающего в исполнительном производстве, лица, в пользу которого осуществляется взыскание, и лица, которое выступило в гражданском процессе в качестве истца по косвенному иску. Это решение связано со спецификой, отмеченной Н.Г. Елисеевым: суть использованного в данных случаях подхода к регулированию права на иск состоит в том, что это право разделяется: его материальная часть - право на некоторую сумму в качестве возмещения убытков - сохраняется за акционерным обществом, а процессуальная часть - право на предъявление иска и ведение процесса о ее взыскании - предоставляется акционеру (акционерам) <1>.
--------------------------------
<1> Елисеев Н.Г. Процессуальный статус акционерного общества в производстве по косвенному иску (http://www.szrf.ru/ doc.phtml?nb=00_07&issid= 2005008000&docid=29).

Прежде всего вряд ли можно твердо определить положение общества по отношению к истцу по всем косвенным искам вообще <1>.
--------------------------------
<1> Сходный вывод делает В.А. Гуреев (см.: Гуреев В.А. Проблемы защиты прав и интересов акционеров в Российской Федерации. М., 2007. С. 153).

Нередко суды допускают общество к участию в деле в качестве соистца, в основном с целью последующего обеспечения участия общества в исполнительном производстве.
Так, в силу права, предоставленного ч. 1 ст. 225.8 АПК РФ, участники общества обратились с иском к директору общества в интересах общества о взыскании убытков, причиненных обществу. В ходе рассмотрения дела в качестве соистца было допущено общество. Решением требования истцов удовлетворены и с ответчика в пользу соистцов взысканы убытки в указанном размере <1>.
--------------------------------
<1> Постановление ФАС Московского округа от 17 января 2011 г. N КГ-А40/14490-10 по делу N А40-145289/09-45-962 (СПС "КонсультантПлюс").

В таких делах суд, как правило, в исполнительном листе указывает только одного из соучастников - то самое общество, которое и вступает в процесс для этих целей. Однако даже если по таким спорам общество не участвует в качестве соучастника, в ходе исполнения специфических проблем не возникает, поскольку общество и участники общества действуют согласованно против должника.
Как верно было указано в литературе, проблемы могут возникать "в части исполнения решения о применении последствий недействительности сделки. По общему правилу в случае удовлетворения иска решение должно исполняться в пользу истца, который наделен правом требовать принудительного исполнения решения. Требуя возврата имущества юридическому лицу, истец требует исполнения в пользу ответчика" <1>.
--------------------------------
<1> Грось А.А., Дедов Д.И. Указ. соч.

Поэтому наибольшую трудность при исполнении представляют дела, в которых участник общества противостоит обществу и исполнительному органу, действующим согласованно. Это затрагивает в том числе случаи, когда общество не является ответной стороной. Так, в деле, инициированном участником общества о взыскании с единоличного исполнительного органа акционерного общества убытков в размере выплаченных обществом штрафных санкций, общество было привлечено судом в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, и заняло противоположную истцу правовую позицию <1>.
--------------------------------
<1> Постановление ФАС Поволжского округа от 11 марта 2011 г. по делу N А72-4087/2010 (СПС "КонсультантПлюс"). Аналогичная позиция в Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 14 сентября 2012 г. по делу N А74-2820/2011 (СПС "КонсультантПлюс").

Перспектива надлежащего исполнения решения суда становится - с учетом отсутствия действенных механизмов принуждения - достаточно призрачной. В таких случаях общество оказывает сопротивление исполнению уже в ходе исполнительного производства.
Например, в деле по иску истца - участника общества к обществу и директору общества о признании недействительными приказов директора общества и взыскании с директора в пользу общества убытков общество заняло позицию ответчика. По делу был выдан исполнительный лист, в котором в качестве должника был указан директор общества. В качестве взыскателей значились участник общества и само общество, причем в судебных актах участник общества был поименован как процессуальный взыскатель, а общество - как выгодоприобретатель. Суд отметил, что решение суда о взыскании с директора убытков в пользу общества принято как в пользу общества, так и в интересах участника общества и участник общества должен быть наделен правом участия в исполнительном производстве в качестве процессуального взыскателя с целью реализации права требовать принудительного исполнения решения арбитражного суда в пользу общества <1>.
--------------------------------
<1> Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23 декабря 2009 г. по делу N А46-13913/2007 (СПС "КонсультантПлюс").

Категория "процессуальный взыскатель" в этом решении была образована от категории "процессуальный истец", применяемой в науке в отношении лиц, действующих в защиту чужого материально-правового интереса. Но одновременно суд, как видно из Постановления, подтвердил наличие материально-правовой заинтересованности в исходе дела у самого истца, что делает оговорку суда ошибочной с теоретической точки зрения.
В данном случае возникает проблема надлежащего определения правовой конструкции, позволяющей участнику общества до конца реализовать свое право на прямую защиту интересов общества и косвенную защиту своих интересов. Эта же проблема возникает в ситуации, предложенной Н.Г. Елисеевым, - рассмотрение косвенного иска без привлечения общества к участию в деле вообще <1>.
--------------------------------
<1> Елисеев Н.Г. Указ. соч.

Представляется, что правовая конструкция взыскателя, действующего в чужом интересе, является наиболее близкой к тому положению, которое в действительности есть в исполнительном производстве у участника общества: несмотря на то что у участника общества наличествует собственный материально-правовой косвенный интерес к исходу исполнения, он возбуждает исполнительное производство в целях прямой защиты чужого интереса - другое лицо получает присужденное. Предоставление истцу по косвенному иску положения взыскателя, действующего в чужом интересе, позволит этому лицу максимально добиться защиты как права общества, так и своего охраняемого законом косвенного интереса. В противном случае интерес лица, из-за которого ему и предоставлено право косвенного иска, так и останется незащищенным.
Отличие взыскателей, действующих в чужом интересе и имеющих косвенный материально-правовой интерес, от взыскателя, действующего в чужом интересе и не имеющего материально-правового интереса к исходу исполнительного производства, заключается в том, что в исполнительных производствах, следующих за решениями по косвенным искам, не должно быть взыскателя, имеющего прямой материально-правовой интерес, соответственно, никто, кроме лица, выступавшего истцом по косвенному иску и получившего статус взыскателя, не может осуществлять все права, принадлежащие в исполнительном производстве взыскателю.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑