• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
12.03.2019

Законопроект направлен на устранение коллизии норм и конкретизацию гарантии защиты прав граждан от действий, связанных с взиманием просроченной задолженности по жилищно-коммунальным платежам путем передачи таких полномочий коллекторам, а также иным непрофессиональным участникам рынка жилищно-коммунальных услуг. В настоящее время прямой запрет на передачу коллекторам права на работу с задолженностями по жилищно-коммунальным платежам граждан имеет важнейшее социальное значение. 

20.02.2019

Законопроект направлен на создание единого правового пространства на федеральном уровне, регулирующего вопросы социальной поддержки семей, имеющих детей и определяющего стратегические механизмы улучшения демографической ситуации в Российской Федерации в долгосрочной перспективе. В настоящее время в Российской Федерации отсутствует нормативно-правовой акт, закрепляющий указанные гарантии и регулирующий данные вопросы на федеральном уровне, что является серьезным  упущением в вопросе обеспечения социальных гарантий для семей, имеющих детей.

12.02.2019

Законопроект разработан в целях закрепления единых обязательных требований к работающим в автоматическом режиме специальным техническим средствам, имеющим функции фото- и киносъемки, видеозаписи, и средствам фото- и киносъемки, видеозаписи, а также порядка обработки и хранения информации, получаемой с их помощью, и установления нового порядка отмены постановления по делу об административном правонарушении, зафиксированном с применением специальных технических средств, в случае выявления их некорректной работы.

Все статьи > Механизм фактического принятия наследства и его развитие в современной судебной практике (Смирнов С.А.)

Механизм фактического принятия наследства и его развитие в современной судебной практике (Смирнов С.А.)

Дата размещения статьи: 18.06.2015

Механизм фактического принятия наследства и его развитие в современной судебной практике (Смирнов С.А.)

Есть в наследственном праве такой необычный элемент, как фактическое принятие наследства, которое знали древние римляне и именовали "pro herede gestio", т.е. "действия в качестве наследника" <1>. Это означает, что наследник (в силу различных причин или допущений) не совершает формально выраженного акта принятия наследства, но действует по отношению к наследству так, что можно предположить, будто он его принял. Здесь мы имеем дело с презумпцией, т.е. с юридическим средством, при котором факты, обстоятельства предполагаются, допускаются, пока не доказано иное <2>.
--------------------------------
<1> D. 41,5; 29,2 и др.
<2> Соображения о презумпциях в наследственном праве вообще см., напр.: Булаевский Б.А. Презумпции как средства правовой охраны интересов участников наследственных правоотношений // Наследственное право. 2012. N 1. С. 7 - 12.

Напротив, не следует полагать, что принятие наследства фактическими действиями содержит фикцию, поскольку в ситуации с pro herede gestio подлинный смысл может быть виден не сразу, а приему фикции, наоборот, свойственно знание о фактах или обстоятельствах, но одновременно - определенная их интерпретация: в качестве несуществующих или, например, допущения, "как если бы В было как А", и т.д.
Отечественному дореволюционному законодательству такой механизм был отчасти знаком. Так, согласно ст. 1261 Свода законов гражданских "принятием наследства почитается, когда наследники ни отзыва о неплатеже долгов не учинили, ни доходов с имения умершего не сохранили, а владели и пользовались имуществом в личную себе прибыль" <3>.
--------------------------------
<3> Свод законов Российской империи: В 5 кн. / Под ред. И.Д. Мордухай-Болтовского. СПб., 1912. С. 113.

Данное законоположение почти дословно воспроизводит ст. 110 ч. 2 Устава о банкротах от 19 декабря 1800 г. <4>
--------------------------------
<4> Полное собрание законов Российской империи. Собр. 1. Т. XXVI. N 19692. С. 473.

В Уставе оно, однако, имело сугубо утилитарное значение - если наследники бездействуют и не оформляют наследство, но совершают при этом действия, свойственные собственнику, то они "в таком случае обязаны ответствовать к удовлетворению долгов умершего всем должниковым и своим имением".
Презумпция принятия наследства, в достаточной степени развитая, предусматривающая условия ее опровержения, имела место в проектах Гражданских уложений 1814 и 1905 гг. <5>
--------------------------------
<5> См.: Блинков О.Е. Общее и местное наследственное право в дореволюционной России (исторический очерк) // Вестник Тверского государственного университета. Серия: Право. 2009. N 17. С. 19 - 38.

В советский период <6> в Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. закон исходил из того, что, если присутствующий в месте открытия наследства наследник в течение трех месяцев со дня принятия мер к охранению наследства не заявит суду об отказе от наследства, он считается принявшим (ст. 429). Позднее в ст. 546 Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. было закреплено, что наследник, фактически вступивший во владение наследственным имуществом, признается принявшим.
--------------------------------
<6> Подробно об этом периоде см.: Блинков О.Е. Кодификация и унификация союзного и республиканского советского наследственного права // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия: История и право. 2011. N 1. С. 7 - 18.

Данный механизм был несколько раскрыт лишь в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 26 марта 1974 г. N 1, согласно которому под фактическим вступлением во владение следовало понимать любые действия наследника по управлению, распоряжению и пользованию наследственным имуществом, поддержанию его в надлежащем состоянии, уплате налогов и других платежей и т.п. В немного расширенном виде указанные разъяснения перешли в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 23 апреля 1991 N 2.
Нормативной основой принятия наследства фактическими действиями в современном российском праве является главным образом п. 2 ст. 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ). Согласно указанной норме признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства; в частности, если наследник: вступил во владение или в управление наследственным имуществом; принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц; произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества; оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.
Такие действия могут быть совершены как лично наследником, так и его представителем, но строго в течение срока принятия наследства (абз. 3 п. 1 ст. 1153, ст. 1154 ГК РФ).
Возникают следующие вопросы: кем действия признаются в качестве принятия наследства, кто может доказать иное? Правом признания обладают наделенные властью субъекты, которые участвуют в процессе легитимации наследника в качестве собственника, - нотариус или суд. Признание такое имеет ретроактивное значение, поскольку как возможно по обращению самого наследника, так и не исключено после его смерти - уже его наследниками (условно - "посмертная презумпция"). Кроме того, требовать признания принятия наследства могут кредиторы покойного наследодателя, которые несут бремя доказывания действий наследника в качестве pro herede gestio, а он, в свою очередь, может доказать обратное.
Опровергнуть презумпцию, т.е. "доказать иное", могут несколько лиц. Во-первых, сам наследник: его действия в отношении наследства могли быть лишь только похожими на акт принятия, но в действительности его намерение состояло, например, в помощи другим наследникам сохранить наследственное имущество или вовсе - в продолжении реализации своего самостоятельного владельческого титула, возникшего ранее, в отношении части наследства. Отметим, что право наследника на опровержение презумпции принятия наследства имеет согласно п. 2 ст. 1157 ГК РФ конкретные сроки действия: по общему правилу - в течение срока принятия наследства (ст. 1154 ГК РФ), а также в судебном порядке по истечении срока принятия наследства. Вопрос о том, могут ли в случае смерти наследника, совершившего действия, похожие на принятие наследства, требовать опровержения его собственные наследники ("посмертное опровержение"), является в литературе дискуссионным <7>.
--------------------------------
<7> Остапюк Н.И. Некоторые актуальные проблемы применения законодательства о наследовании с учетом новелл, введенных третьей частью Гражданского кодекса РФ // Нотариус. 2005. N 3. С. 18; Степанова А.С., Ходырева Е.А. Непринятие наследства: проблемы определения // Нотариус. 2013. N 4. С. 27 - 30; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, ч. 3 (постатейный) / Отв. ред. Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. М., 2010. С. 194 (автор комментария - К.Б. Ярошенко); Ярошенко К.Б. О фактическом принятии наследства (проблемы применения п. 2 ст. 1153 ГК) // СПС "КонсультантПлюс"; Фиошин А.В. Фактическое принятие наследства: спорные вопросы правоприменения // Наследственное право. 2014. N 3. С. 39 - 43.

В этой связи обратим внимание на абз. 2 п. 2 ст. 1157 ГК РФ, согласно которому, если наследник совершил действия pro herede gestio, суд может по заявлению этого наследника признать его отказавшимся от наследства и по истечении установленного срока, если найдет причины пропуска срока уважительными. Полагаем, что формально данная норма может препятствовать "посмертному опровержению". Но тогда почему допустима "посмертная презумпция", ведь в обеих ситуациях речь идет только о предположении воли покойного, которую доподлинно установить уже невозможно? Данный вопрос представляется весьма непростым и заслуживающим отдельного исследования.
Итак, поскольку законодательный механизм фактического принятия наследства существует в виде презумпции, в частных казусах не исключены элементы незавершенности, некоторой искусственности, что вместе с тем необходимо для достижения социально значимой цели - максимально обеспечить интересы участников наследственных правоотношений. Один из ярчайших примеров компромисса права и факта в сюжете pro herede gestio мы встречаем в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2011 г. N 5-В11-87 <8>.
--------------------------------
<8> Более подробно о данном Определении см.: Смирнов С.А. Владение наследством и его правовая квалификация // Нотариус. 2014. N 5.

Вкратце отметим, что здесь Верховный Суд, рассматривая дело о "посмертной презумпции" фактического принятия наследства, признал в качестве таковых действий доверительное управление матери квартирой пропавшего без вести сына, оплату ею коммунальных услуг и т.д. (впоследствии мать умерла, истцом выступал уже ее наследник по завещанию, инициировавший два процесса - об объявлении сына умершим и о "посмертной презумпции; сын был объявлен умершим с той даты, когда мать была еще жива). Казалось бы, само собой разумеется. Однако сын на момент распорядительных действий матери был юридически пропавшим без вести, но не умершим, как и рассуждали нижестоящие инстанции. Несмотря на серьезное несоответствие права и факта в данном случае, позиция Верховного Суда представляется гуманной и справедливой, ведь, по существу, в ситуации фактического принятия наследства мы всегда имеем дело с презумпцией.
Такая идея развита в одном судебном постановлении: "...принятие наследства может быть осуществлено любыми иными правомерными действиями, способными создать презумпцию наличия у наследника намерения принять наследство" <9>.
--------------------------------
<9> Определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 27 июля 2011 г., номер обезличен // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 08.12.2014).

Переходя к действиям pro herede gestio, оговоримся, что указанный в п. 2 ст. 1153 ГК РФ перечень их является открытым, а потому допускающим многообразные толкования правоприменителей. Так, в п. 37 раздела II Методических рекомендаций по оформлению наследственных прав (утв. решением Правления Федеральной нотариальной палаты, протокол N 02/06 от 27 - 28 февраля 2006 г., далее - Методические рекомендации ФНП 2006 г.) в качестве примеров указаны: совместное проживание с наследодателем на момент открытия наследства (как в жилом помещении, принадлежавшем наследодателю (абз. 3 п. 37), так и в не принадлежавшем ему (абз. 6 п. 37)), пользование любыми вещами наследодателя, их присвоение и хранение, наличие права общей собственности на наследственное имущество с наследодателем, установка в квартире наследодателя нового замка или охранной сигнализации, предъявление иска к лицам, неосновательно завладевшим наследством, и др.
В качестве подтверждающих документов в Методических рекомендациях ФНП 2006 г. указаны справки о совместном проживании с наследодателем, об использовании наследником наследственного имущества, квитанции об оплате налогов, коммунальных услуг, копия искового заявления наследника о выдаче данного имущества к лицам, неосновательно завладевшим наследственным имуществом, с отметкой суда о принятии к производству и т.д.
Предполагается, что в каждом частном случае нотариусы самостоятельно оценивают обстоятельства фактического принятия наследства. Исходя из общегражданских принципов диспозитивности и автономии воли представляется, что нотариус вправе определять наличие или отсутствие признаков фактического принятия наследства только при личном обращении такого наследника. Напротив, в п. 40 - 41 раздела II Методических рекомендаций ФНП 2006 г. сформулированы иные выводы: если наследник не обращается с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство, но у нотариуса имеются достоверные доказательства (кем представленные?) фактического принятия, призванный наследник считается (?) фактически принявшим, если иное не доказано в судебном порядке. Если же по истечении срока принятия наследства такой наследник отрицает данный факт, то вопрос непринятия наследником наследства может быть решен в судебном порядке (кем, к кому и о чем должно производиться обращение в суд?).
Не требует пространных комментариев тот факт, что данные умозаключения ФНП 2006 г. в п. 40 - 41 противоречат законодательно установленному в ГК РФ волевому, диспозитивному порядку принятия наследства.
Несколько иной, более обоснованный подход к фактическому принятию наследства встречаем в п. 36 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании". Так, Пленум ВС отмечает, что фактическое принятие наследства выражается действиями, "в которых проявляется отношение наследника к наследству как к собственному имуществу". Здесь же приведены такие примеры: вселение в жилое помещение, принадлежавшее наследодателю, обработка земельного участка, подача в суд заявления о защите своих наследственных прав, обращение с требованием описи, ремонт в отношении наследственного имущества и др. Вполне справедливо Пленум ВС не принял также еще один из выводов Методических рекомендаций ФНП 2006 г. и отметил, что наличие совместного с наследодателем права общей собственности на имущество, доля в праве на которое входит в состав наследства, само по себе не свидетельствует о фактическом принятии наследства.
Пленум ВС также особо обратил внимание на то, что не свидетельствует о фактическом принятии наследства получение лицом компенсации на оплату ритуальных услуг и социального пособия на погребение <10>.
--------------------------------
<10> Аналогичный подход см. в Определениях судебных коллегий по гражданским делам: Ленинградского областного суда от 24 марта 2011 г. N 33-1471/2011, Орловского областного суда от 28 августа 2013 г. N 33-1904, Ульяновского областного суда от 10 декабря 2013 г. N 33-4490/2013 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 08.12.2014).

Право принять наследство фактически, путем совершения действий в качестве наследника, рассматривалось в Конституционном Суде РФ, который отметил, что нормы п. 2 ст. 1153 ГК РФ частично воспроизводят ст. 546 ГК РСФСР, направлены на защиту интересов наследников и устранение неопределенности правового режима наследственного имущества и не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы <11>.
--------------------------------
<11> Определения от 19 марта 2009 г. N 168-О-О, от 28 мая 2013 г. N 742-О // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 08.12.2014).

Наиболее распространенным вариантом pro herede gestio в судебной практике является фактическое обладание, владение наследственным имуществом. Владение наиболее выражено характеризует отношение наследника к наследственному имуществу как к своему. Поведение наследника в рамках владения наследством - тема, уходящая глубокими корнями в римское право, - заслуживает самостоятельного исследования <12>.
--------------------------------
<12> Подробный анализ судебной практики о владении как о способе фактического принятия наследства см.: Смирнов С.А. Владение наследством и его правовая квалификация // Нотариус. 2014. N 5.

Назовем предварительно основные тезисы, сформулированные новейшей судебной практикой в России, которые универсальны для всех проявлений фактического принятия наследства, включая владение:
- реализованы в течение сроков принятия наследства, установленных законом (ст. 1154 ГК РФ, по общему правилу - в течение шести месяцев со дня открытия наследства);
- показывают отношение наследника к имуществу как к своему;
- осуществляются осознанно, безусловно, волевыми действиями, для себя, в своих интересах и с целью принять наследство <13>.
--------------------------------
<13> Апелляционные определения судебных коллегий по гражданским делам Челябинского областного суда от 20 января 2014 г. N 11-294/2014, Липецкого областного суда от 24 июля 2013 г. N 33-1875/2013, Орловского областного суда от 28 августа 2013 г. N 33-1904, Краснодарского краевого суда от 23 апреля 2013 г. (номер обезличен) и др. // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 08.12.2014).

Отношение к действиям наследника, имеющим признаки фактического принятия наследства, первоначально существует в виде презумпции. Поэтому такие действия изначально не обладают абсолютным неоспоримым значением правопорождающего акта, они должны быть соотносимы с другими обстоятельствами, рассматриваться в контексте сопутствующих разнообразных фактов и событий. Совсем нередко случается так, что действия, презюмируемые законом в качестве pro herede gestio, признаются впоследствии не относящимися к акту принятия наследства, например, когда речь идет о проживании наследника в квартире наследодателя.
Бесспорно, что проживание в жилом помещении, принадлежавшем наследодателю, влечет фактическое обладание имуществом (как самим жилым помещением, так и имуществом, находящимся в нем), а следовательно, означает "владение" в бытовом, "разговорном" значении. Можно ли смешивать бытовое и юридическое понятия владения? Вопрос наш является своеобразным трендом в судебной практике, к которой и обратимся.
Справедливый подход, согласно которому факт проживания наследника в жилом помещении наследодателя не признается в качестве единственного, бесспорного доказательства акта принятия наследства, достаточно распространен в судебной практике <14>.
--------------------------------
<14> Определения: Мосгорсуда от 29 апреля 2013 г. N 4-г-2969/13, Волгоградского областного суда от 6 марта 2013 г. N 33-2472/13, Курганского областного суда от 22 октября 2013 г. N 33-3185/2013, Санкт-Петербургского городского суда от 4 февраля 2014 г. N 33-535/2014, Ростовского областного суда от 18 апреля 2013 г. N 33-4822, Красноярского краевого суда от 23 октября 2013 г. N 33-9976/2013 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 08.12.2014).

Так, например, в зависимости от обстоятельств дела данный факт может быть квалифицирован как исполнение обязанности, предусмотренной ст. 153 Жилищного кодекса Российской Федерации, титульным владельцем, у которого право пользования возникло еще до открытия наследства <15>.
--------------------------------
<15> Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 4 февраля 2014 г. N 33-535/2014 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 08.12.2014).

Однако иногда суды без достаточных оснований ограничиваются подтверждением только лишь факта проживания для признания наследника принявшим наследство, причем случается, что данный подход применяется даже к обязательной доле, права на которую наследник при своей жизни мог и не заявлять вовсе (когда подобные иски заявляют уже наследники такого наследника после его смерти) <16>.
--------------------------------
<16> Определения судебных коллегий по гражданским делам: ВС РФ от 18 февраля 2003 г. N 31-ВПР03-1, Ростовского областного суда от 23 мая 2013 г. N 33-6266/2013, Мосгорсуда от 14 мая 2013 г. N 11-8519/13, Волгоградского областного суда от 6 марта 2013 г. N 33-2472/13 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 08.12.2014).

Случается, что суды и вовсе не исследуют факт проживания и принимают в качестве единственного доказательства принятия наследства только лишь факт регистрации наследника в квартире наследодателя <17>.
--------------------------------
<17> Определения судебных коллегий по гражданским делам: ВС РФ от 4 октября 2002 г. N 18-В02-35, Хабаровского краевого суда от 8 февраля 2013 г. N 33-844/2013 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 08.12.2014).

Такой необоснованный подход, правда, не принимается другими судами <18>.
--------------------------------
<18> Апелляционное определение Мосгорсуда от 10 февраля 2014 г. N 33-6908/14 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 08.12.2014).

Своеобразное значение под влиянием некоторой конъюнктуры приобретает факт проживания наследника в жилом помещении, которое принадлежало наследодателю (как единолично, так и в долевой собственности с наследниками), когда к наследству предъявляют требования кредиторы. В таком контексте суды, установив факт проживания и оплаты коммунальных услуг, автоматически удовлетворяют требования кредиторов о признании наследников принявшими наследство и взыскании с них долгов <19>.
--------------------------------
<19> Определения судебных коллегий по гражданским делам: Московского областного суда от 10 января 2013 г. N 33-1887/2012, ВС Республики Удмуртия от 20 февраля 2012 г. N 33-478 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 08.12.2014).

Примечательны также казусы, которые весьма похожи на римскую разновидность pro herede gestio, - ведение дел в качестве наследника. Так, суды признавали в качестве фактического принятия наследства управление сына фирмой покойного отца в качестве коммерческого директора и принятие им мер по погашению долгов (Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Мосгорсуда от 5 октября 2010 г. N 33-31083), а также действия доверительного управляющего по принятию наследства за наследника, пропавшего без вести (Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24 июля 2012 г. N 33-9323/2012).
В качестве примера, когда поведение наследника хотя и содержало признаки фактического принятия наследства, но суды обоснованно не усмотрели в нем акта принятия, можно назвать помощь родственникам после смерти наследодателя <20>.
--------------------------------
<20> Апелляционные определения судебных коллегий по гражданским делам: Воронежского областного суда от 12 сентября 2013 г. N 33-4782, Краснодарского краевого суда от 23 апреля 2013 г., номер обезличен // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 08.12.2014).

Однако не всегда суды следуют такому правильному подходу и расценивают оказание наследником помощи родственникам после смерти наследодателя как бесспорное доказательство фактического принятия наследства (Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Алтайского краевого суда от 30 апреля 2014 г. N 33-3654/2014). Имели место и еще более спорные судебные постановления: после смерти наследодателя свидетельство о праве на наследство было выдано его дочери. К ней с иском обратились ее племянники (дети ранее умершего ее брата), требующие установить факт принятия наследства деда их умершим отцом (поскольку он обрабатывал земельный участок и посадил картофель) и их право на наследство "в порядке наследственной трансмиссии". Несмотря на взаимоисключающие требования (трансмиссия возможна, только если наследник не успел принять наследство), иск был удовлетворен со следующим обоснованием: поскольку наследница "допускала" своего брата и впоследствии племянников к обработке земельного участка и тем самым "сочла возможным делить пользование спорным земельным участком", несмотря (!) на свидетельство о праве на наследство, "сельсовет разделил (?) земельный участок между наследниками", которые имели обоюдный "устный договор" (?) о совместном пользовании <21>.
--------------------------------
<21> Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 7 марта 2013 г. N 33-1015/2013 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 08.12.2014).

Таковы поражающие воображение выводы суда: применен закон, не подлежащий применению (нормы ст. 1156 ГК РФ), единоличное право собственности превращено в общее долевое без каких-либо оснований.
Смешение воедино взаимоисключающих понятий "фактическое принятие наследства", "наследственная трансмиссия", "восстановление срока принятия наследства", к сожалению, распространено в судебных постановлениях, которые разом могут удовлетворить такой симбиоз исковых требований <22>.
--------------------------------
<22> Апелляционные определения судебных коллегий по гражданским делам: Московского областного суда от 11 декабря 2013 г. N 33-26826/2013, Магаданского областного суда от 12 ноября 2013 г. по делу N 2-3739/2013, ВС Республики Башкортостан от 22 октября 2013 г. (номер обезличен), Алтайского краевого суда от 18 июня 2013 г. N 33-4671/13; Постановление президиума Ростовского областного суда от 21 июня 2012 г. N 33-6789, которым дело направлено на новое рассмотрение // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 08.12.2014).

Иногда суды, устанавливая факт принятия наследства, тем не менее отказывают в иске по причине истечения срока исковой давности, что в принципе является взаимоисключающим - реализовав однажды свое право на наследство, признанное судом, наследник уже не может "потерять" средства к его защите, тем более суд не вправе самостоятельно применять сроки исковой давности (Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 23 октября 2013 г. N 33-9976/2013).
Закон предусматривает довольно большой диапазон действий наследника, которые могут содержать признаки акта принятия наследства. Важно не забывать, что принятие наследства - акт частной, самостоятельной воли, почему и pro herede gestio существует только лишь в виде презумпции. Истолкование проявлений частной, свободной воли, нередко даже посмертно, - задача ответственная, требующая высокого профессионализма. Опорой в таком непростом деле должны стать научные изыскания и единообразная практика.

Литература

1. Блинков О.Е. Кодификация и унификация союзного и республиканского советского наследственного права // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия: История и право. 2011. N 1. С. 7 - 18.
2. Блинков О.Е. Общее и местное наследственное право в дореволюционной России (исторический очерк) // Вестник Тверского государственного университета. Серия: Право. 2009. N 17. С. 19 - 38.
3. Булаевский Б.А. Презумпции как средства правовой охраны интересов участников наследственных правоотношений // Наследственное право. 2012. N 1. С. 7 - 12.
4. Гражданское уложение. Проект Высочайше учрежденной Редакционной комиссии по составлению проекта Гражданского уложения. Кн. 4. Наследственное право. СПб., 1905.
5. Дигесты Юстиниана / Пер. с лат.; отв. ред. Л.Л. Кофанов. Том VI. Полутом 2. М.: Статут, 2005. 564 с.
6. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Отв. ред. Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. 3-е изд., испр. и доп. М.: Инфра-М; Контракт, 2010. 672 с.
7. Нотариат, государственная власть и гражданское общество: современное состояние и перспективы. Материалы всероссийской научно-практической конференции (15 - 16 февраля 2007 г., г. Москва). М., 2007. 128 с.
8. Остапюк Н.И. Некоторые актуальные проблемы применения законодательства о наследовании с учетом новелл, введенных третьей частью Гражданского кодекса РФ // Нотариус. 2005. N 3. С. 18.
9. Полное собрание законов Российской империи. Собр. 1. Т. XXVI. СПб., 1830. 880 с.
10. Проект Гражданского уложения. Архив Государственного совета. Т. IV. СПб., 1874. 756 с.
11. Свод законов Российской империи: В 5 кн. Книга 4 / Под ред. И.Д. Мордухай-Болтовского. СПб., 1912. 385 с.
12. Смирнов С.А. Владение наследством и его правовая квалификация // Нотариус. 2014. N 5. С. 27 - 31.
13. Степанова А.С., Ходырева Е.А. Непринятие наследства: проблемы определения // Нотариус. 2013. N 4. С. 27 - 30.
14. Фиошин А.В. Фактическое принятие наследства: спорные вопросы правоприменения // Наследственное право. 2014. N 3. С. 39 - 43.
15. Ярошенко К.Б. О фактическом принятии наследства (проблемы применения п. 2 ст. 1153 ГК) // СПС "КонсультантПлюс".

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑