• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
03.09.2019

Законопроект "О внесении изменения в статью 1 Федерального закона "О противодействии коррупции" призван устранить сложившуюся правовую неопределенность в сфере бюджетного законодательства, предусматривающего зачисление конфискованных денежных средств, полученных в результате совершения коррупционных правонарушений. Между тем, само понятие "коррупционное правонарушение" в настоящее время отсутствует в законодательстве.

21.08.2019

Принятие законопроект "О внесении изменений в статью 2.6.1 КоАП РФ" позволит владельцу автомобиля своевременно получить информацию о совершенном правонарушении водителем его транспортного средства, освободиться от ответственности согласно ч. 2 ст. 2.6.1 КоАП РФ, воспользоваться возможностью уплаты административного штрафа со скидкой предусмотренной ст. 32.2 КоАП РФ, своевременно выявлять несанкционированное использование регистрационного знака своего автомобиля другим транспортным средством.

14.08.2019

Целью законопроекта является устранение правовой коллизии между Федеральным законом "О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами" и бюджетным законодательством. Его реализация позволит избежать споров о необходимости использования специального банковского счета в соответствии с Федеральным законом.

Международное право

Международное право

 

Международное право является особой системой права и представляет собой совокупность международно-правовых принципов и норм, создаваемых субъектами международного права и регулирующих отношения между государствами, народами, борющимися за свою независимость, международными организациями, государствоподобными образованиями, а также, в некоторых случаях, отношения с участием физических и юридических лиц.

Международное право имеет три принципиальные особенности в отличие от любого национального права:

  • международное право - принципиально публичное, оно призвано согласовывать и регулировать именно государственные (точнее, межгосударственные) публичные интересы;
  • в мире нет единой суверенной властной силы, которая, в отличие от отдельных государств, обеспечивала бы установление и соблюдение облигаторного объективного международного права;
  • в отличие от внутригосударственных правовых систем, включающих всеобъемлющий корпус объективного права, международное объективное право хотя и распространяется на все сообщество государств, но реально сводится к а) "международному обычаю как доказательству всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы", а также к б) "общим принципам права, признанным цивилизованными странами". Субъективное же международное право, выражающееся в международных договорах, распространяется лишь на государства - стороны соответствующих договоров.

Нельзя не отметить сразу же рыхлость и простор для самых разных толкований (кем? В лучшем случае, очевидно, судом по каждому конкретному казусу) понимания обычая как "признанного в качестве правовой нормы". Еще более неопределенны, ничем и никем авторитетно не кодифицированы общие принципы права так называемых цивилизованных стран - квалификация ныне вообще, очевидно, "неполиткорректная".

Отсутствие единой надгосударственной власти, а также и логически соответствующее этому отсутствие полнозначной облигаторной системы объективного международного права и являются капитальной причиной слабости, подверженности "двойным стандартам" толкования в применении имеющегося, причем "малокровного" и малоэффективного, объективного международного права.

Чем же действительно прагматически предлагается руководствоваться международным судам и другим заинтересованным? В Статуте Международного Суда ООН говорится прежде всего о "международных конвенциях, как общих, так и специальных, устанавливающих правила, определенно признанные спорящими государствами". Иначе говоря, речь идет о нормах субъективного (договорного, конвенционного) права, причем применимых исключительно к спорящим государствам.

Регулирование международных отношений реально и осуществляется конвенционно, т.е. субъективным правом. Но при этом, в отличие от любой системы национального права, в которой субъективные права зиждутся на прочной базе объективного права, у субъективных (конвенционных) норм международного права отсутствует, как уже отмечалось, солидная опора в виде надежно облигаторного объективного права.

Такое отсутствие строго "санкционной" базы обеспечения ответственности государств за исполнение ими своих международно-правовых обязательств, увы, можно сказать, "концептуально" для международного права. Попытка в течение почти полувека выработать под эгидой ООН международную конвенцию об ответственности государств фактически окончилась фиаско - принятием всего лишь Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 22 декабря 2001 г. с рекомендательным "Проектом статей" на тему ответственности государств.

Исполнение согласованных условий международного договора формально осуществляется на практике исключительно государствами-участниками как таковыми посредством соответствующих внутригосударственных правовых и иных акций (или воздержания от акций), и таким образом, можно говорить, что фактически коллективно согласованные (на двустороннем или многостороннем уровнях) меры формально-юридически отличаются от мер, применяемых государством самостоятельно в рамках своей внутринациональной компетенции, только тем, что договорно-обусловленные меры были согласованы с другим (другими) государствами. Международный договор, таким образом, может трактоваться как своего рода особый инструмент осуществления государством своей принципиально суверенной правотворческой (или просто "творческой") деятельности в своем юрисдикционном поле, но по согласованию с другими государствами. Особо наглядна соответствующая роль международного договора как по сути субститута индивидуального правотворчества государств-участников, наблюдаемая в процессе так называемой международно-правовой унификации.

Системы национального права и международного права не разделены и не могут быть разделены непроницаемой стеной, напротив, они имманентно взаимосвязаны. Если национальная правовая система, как доказывает исторический опыт, вполне может быть самодостаточной, международное право немыслимо вне связей с национальным правом государств - субъектов и творцов международного права.

Практически международное публичное право, его нормы находят свое реальное применение и выражение в конечном итоге посредством трансформирования в национальное право отдельных государств. Это касается и обычно-правовых, и конвенционных норм. Но если общие принципы права могут применяться в национальном правопорядке в качестве обычно-правовых и без их законодательного закрепления, то конвенционные нормы и принципы международного права по существу не могут осуществляться государством иначе как будучи эксплицитно переведенными в национальный формат.

Предмет регулирования международного публичного права - это в реальности либо определенные изменения, либо неизменность действующего внутреннего правопорядка договаривающихся (согласовывающих свои интересы) государств. Согласовываемые изменения при этом могут относиться к самым разнообразным сферам внутринационального правового регулирования.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑